Пользовательский поиск

Книга Седьмая пятница. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

— Не понимаю.

— Предположим, этот привет искренний и благожелательный и не несет в себе заряд убийственного сарказма.

— Давай предположим, о великий!

— Что из этого следует? — спросил Квирсел.

— Не имею понятия. После того как ты уронил меня на пол, я вообще ничего не соображаю.

— А значит то, что Талула больше на тебя не сердится.

От такой новости я буквально взлетел.

— Не сердится?

— Пятьдесят на пятьдесят, — сказал мопс. — Если смысл у привета двойной, то сердится, а если его нет, то все в порядке.

— Погоди! Но как Талула узнала, что ее брат намерен пригласить меня в «Алмазное заклинание»? Что он пойдет ко мне лично, а не ограничится письмом, где изложит просьбу своим корявым почерком?

— Видишь — когда хочешь, можешь!.. — улыбнулся Квирсел.

— Выходит, если она знала, то это и есть ловушка!

— Не обязательно. И потом, Изенгрим мог нарочно сказать тебе это, чтобы внести, так сказать, смятение в твои ряды.

— Зачем?

— Ну предположим, он собирается размазать тебя по одной из стен клуба. Что это очень хитрая западня! Тогда психологический урон, нанесенный тебе, позволит ему сделать свое дело легче и быстрее, ибо ты, уже потерявший покой, не сумеешь оказать сопротивление. Расчет верен. Удар получился в самую твою сердцевину.

— Ну я же говорил! Это ловушка! Мне конец!

Мопс пожевал губами.

— Твоя склонность к панике меня беспокоит, — заметил он.

— А меня-то как! — Еще немного, и я начну рвать волосы на своей голове. — Мне лучше уехать, немедленно!.. Если… если, конечно, Поттер не расставил в окрестностях моего дома своих соглядатаев… Кошмар! Увидь они, что я улепетываю с чемоданом под мышкой, они мне шею свернут!

— Ты преувеличиваешь!

— Значит, нужно прибегнуть к магии. И телепортация мне поможет… Так, вопрос лишь в том, куда телепортироваться, где есть места, недоступные для Изенгрима?

— Браул! Перестань! Или я тебя укушу! — рявкнул Квирсел, подбегая к краю кровати, — Не забывай, я собака, с зубами!

Я остановился.

— А теперь сядь и слушай меня! — пробасил мопс. Наверное, он добавил в свой голос толику магии, ибо звучали эти слова слишком уж громко и грозно, так, что пригвождали собеседника, то есть меня, к месту. Местом этим оказался стул. — Вижу, ты не в состоянии принять решение самостоятельно, — добавил чародей, насупив брови. — За тебя это сделаю я.

— Давай лучше вызовем Гермиону.

— Не надо. Тогда придется ей все рассказать. Можешь ты поручиться за последствия?

— Нет.

— Значит, я — твоя последняя надежда!

Мои зубы стучали, словно деревянные ложки.

И чего это я так испугался? Кто такой, в конце концов, этот Зубастик? Ну опытный маг, ну спортсмен, ну чемпион клубов «Алмазное заклинание» и «Черная роза» по борьбе на руках! И всего-то! Хе, можно подумать, я рахитичный первогодок из частной школы для одаренных детей! Да если бы Поттер узнал, в каких переделках мне приходилось бывать, с какими противниками встречаться, какие победы одерживать… Ха!

Здесь мой дух выстрелил протуберанцем отваги, и зубы перестали стучать. Почти.

— Очевидно, что страх перед разоблачением и есть корень твоей проблемы, Браул.

Я сверкнул глазами, как противотуманный фонарь на борту судна темной ночью.

— И так будет продолжаться, пока история с Талулой не подойдет к концу, — сказал Квирсел.

— Но если бы я знал, как ее закончить!

Чародей покачал головой. А чего он ждал — что я буду схватывать на лету?

— Все просто. Ты пойдешь в клуб, будешь веселиться, хлестать дорогие спиртные напитки, как это принято у вас, травить байки… короче, заниматься тем, за что вас, аристократов, здесь называют паразитами и кровопийцами…

— Ну и что изменится? — спросил я.

— Если все пройдет хорошо, ты получишь возможность перейти ко второму пункту моего плана, — ответил мопс, почесываясь.

— А есть и второй?

— Да. Поход в «Алмазное заклинание» как минимум даст ответ на вопрос, собирается ли Изенгрим Поттер вытрясти из тебя душу, или он действительно настолько движим дружескими чувствами. Если не вытрясет, будем двигаться дальше.

— А если вытрясет?

— Тогда второго пункта не будет, — пожал плечиками Квирсел.

— А какие ужасы ты приготовил мне в пункте два?

— Твое возвращение из клуба с полным набором конечностей и прочих важных деталей будет означать, что твоя тайна все еще под замком и уста Талулы до сих пор не отверзлись. Дальнейшее напрашивается само собой: ты отправишься прямо к девушке и поговоришь с ней по душам. Иного выхода нет, не спорь. Каким образом ты встретишься с ней, думай сам. Может быть, под дубом в полночь, может, в ресторанчике в полдень, не суть важно.

— Боюсь, у меня не хватит пороху…

— Тогда вспомни свое героическое прошлое.

— Не всегда помогает, я пробовал.

— Ну тогда не знаю, чем тебе помочь. Твои проблемы не решатся, если ты будешь прятаться под одеялом у себя дома, — сказал Квирсел.

— Верно…

Встряхнувшись, мопс спрыгнул с кровати и направился к выходу, важный, словно профессиональный банкир. У порога он повернулся.

— Если что, я в библиотеке, — сообщил толстячок. — А ты тщательно обмозгуй свое положение и приготовься к походу в клуб. Может статься, сегодня с половины седьмого начнет решаться твоя судьба и все твои прошлые приключения померкнут перед грядущими!

Легкое «цок-цок-цок» сопровождало передвижение мопса по паркету, пока не затихло в гробовой тишине.

Я остался один на один с ворохом мыслей и мрачным пророчеством иномирного чародея. Ничего себе друг, хорош! Вместо того чтобы протянуть мне лапу помощи, Квирсел толкает меня в направлении опасности и еще убеждает, что это самый лучший выход.

И все-таки он прав. Гордиев узел обычно разрубают, а не развязывают, вот и мне придется вооружиться мечом, как в старые добрые времена. Надеюсь, правда, что этот меч не отскочит после удара и не съездит мне по лбу.

Вопрос в том, наберусь ли я храбрости в достаточной степени, чтобы встретиться с Талулой лицом к лицу? Что она сделает, когда увидит меня? Помнится, особой чародейка была здравомыслящей, хотя и несколько взрывной, но с тех пор прошло целых пять лет. Это большой срок. Мне неизвестно, какие перемены произошли в ее жизни, и остается надеяться, что под юбкой у нее не спрятан тесак для разделки мяса, которым она давно мечтает меня угостить. Что ж, будем исходить из худшего и надеяться на лучшее.

Страх уже не так сильно глодал мое заячье сердце, однако до состояния полнейшей отваги, на какую способны настоящие герои, мне было далековато.

Добравшись до своего рабочего кабинета, я заперся в нем и прилег на кушетку.

Глава 5

Мое отражение в большом зеркале в прихожей выглядело обескураженным и наводило на грустные мысли. Ни к каким гениальным выводам за эти часы я так и не пришел. Даже созерцание висевшей на стене кабинета картины, где герой на боевом жеребце измывается над полу поверженным драконом, не придало мне энтузиазма, а ведь раньше это помогало.

Что касалось деталей моей будущей встречи с Талулой, то здесь вовсе царил мрак неизвестности. Ну не представлял я себе, как можно выманить чародейку из дома и под каким предлогом, чтобы не разворошить осиное гнездо. А вдруг она замужем? Муж и дети могут весьма косо посмотреть на ее внезапную отлучку, ведь не признаваться же Талуле, что идет она на тайное свидание с бывшим возлюбленным.

Вот задачка! Тут, пожалуй, не обойтись без посторонней помощи. Но чьей? Гермиона? Нет, лучше оставить ее на крайний случай. Тогда кто? Изенгрим? Он бы мог помочь, но… думать об этом всерьез можно будет лишь после того, как я вернусь из «Алмазного заклинания» домой. Но это еще вопрос.

Одна из отрицательных сторон моей жизни отшельника, безусловно, — скудность разведданных. Вращайся я в обществе в той мере, в какой положено вращаться человеку моего ранга, я был бы в курсе, что произошло с Талулой за последний годы. И не пришлось бы мне ломать голову. Мог я, конечно, пораскинуть гадальные рунические кости, заглянуть в хрустальный шар, пообщаться с духами огня, заставил бы добыть мне нужные сведения, но моя благородная натура противилась. Это все равно что подглядывать в замочную скважину за переодевающейся девицей.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru