Пользовательский поиск

Книга Повесть былинных лет. Страница 7

Кол-во голосов: 0

Уже начало темнеть, когда дровосеки наконец угомонились и, плюнув на все, стали расходиться по домам.

— Только сердце не подвластно знахаря-а-а-м, — гулко разносилось над лесом непотребное пьяное пение. — Коли иволга поет по вечера-а-а-м…

— Ишь ты, надрываются, — завистливо прошептал Гришка.

Да, было с чего завидовать лесорубам. Они вон сейчас по теплым домам разбредутся, чарку перед сном опрокинут и к женам под бок на печку, А им с Тихоном ночью по лесу бродить, чудище Одноглазое выискивать.

— Ну, выследим мы это Лихо, — недоумевал Тихон. — И дальше чаво?

— Чаво-чаво, — передразнил брата Гришка. — А вот ничаво! Там на месте и разберемся.

Спустились с сосны.

Опасливо огляделись.

Звери какие-то непонятные в сумерках шастают, ветвями трещат, глазами сверкают. Боязно..

Пошли дружинники куда глаза глядят и вышли вскоре на узкую тропинку.

— Кабанья тропа! — предположил Гришка, и Тихон на него гневно зашикал.

Совсем стемнело.

Издалека по-прежнему доносилось непотребное пение дровосеков. Видно, не все еще разошлись. Самые упертые остались выпить в конце тяжелого трудового дня, так сказать, на природе.

— Ой ты, Гамаюн, птица ве-э-э-щая… — нестройно плыло над лесом.

Тропинка, замысловато поплутав в чаше, вывела дружинников прямо к большой незнакомой избе.

— Ух ты! — изумились братья и на всякий случай присмотрелись, нет ли у этой избы курьих ножек.

Курьих ножек, к счастью, не оказалось. Изба как изба, большая, просторная, свет в оконцах не горит, значит, покинули ее хозяева на произвол судьбы.

— Ну че, зайдем обогреемся? — немного неуверенно предложил Тихон.

— Отчего же не зайти, — пожал крутыми плечами Гришка. — Коль и вправду хозяев дома нетути.

Поднялись по скрипящему крыльцу, отворили дверь. Запалили лучину. Внутри ничего особенного: стол, скамья, полки с разной утварью. В уголке прямо напротив двери образ Кощея Бессмертного. По углам картинки, связки свежего чеснока.

Огляделись, пожали плечами, сели за пустой обеденный стол.

— Что-то мы с тобой, братишка, опять не то делаем, — уныло проговорил Григорий.

— Ну, — согласился Тихон. — Как бы дровосеки сюда не нагрянули.

И от этой ужасной мысли дружинники тревожно переглянулись.

Вскоре послышались шаги.

Кто-то не спеша шел по тропинке к избе, прихрамывая на одну ногу.

— Кощей! — предположил Тихон и проворно полез в печь.

Гришка завистливо посмотрел на брата и на всякий случай съел целую головку чеснока, отчего на глаза тут же навернулись слезы.

Заскрипело крыльцо, распахнулась дверь, и в избу вошла высокая, худая как жердь женщина, кривая и с одним глазом.

— Ага! — говорит. — У меня, значицца, гости.

— Да мы, это… — очумело забормотал Гришка, — мимо шли…

М-да, такой образины ему еще ни разу не доводилось видеть. Наверное, Баба Яга в молодости и то лучше — выглядела.

Застрявший в печке Тихон жалобно попросил, чтобы его вытащили. Не сводя глаз со зловещей незнакомки, Гришка подошел к печке и легонько выдернул брата за ноги.

— Мать моя — Кикимора! — простонал Тихон, больно брякнувшись о дощатый пол, и тут увидел хозяйку избы.

— Я Лихо Одноглазое, — кокетливо сообщила «красотка», — а вы кто будете?

Дружинники переглянулись.

— Ме-э-э-э… — начал было Тихон, но нужных слов не нашел.

— Бараны, что ли? — усмехнулась Лихо.

— Ага! — дружно кивнули братья.

— Что ж, баранов у меня еще ни разу не было, — неопределенно заявила хозяйка избы, распуская ярко-оранжевые волосы.

— Ведьма! — шепотом предположил Григорий.

— Людоедка, — добавил Тихон, оценивающе поглядывая на окна избушки.

Если удирать, так только сейчас, пока колдунья не произнесла ни одного заклинания. Но Лихо не собиралась никого убивать. Она не была людоедкой вопреки твердой уверенности Тихона. (Она? Оно? Леший знает как правильно эту образину называть.)

Лихо собиралось сделать с братьями кое-чего похуже.

— Ну что ж вы, касатики, оробели? — игриво спросила «красавица», расстилая на печи яркое лоскутное одеяло. — Кто из вас первый?..

Первым окно избы высадил Григорий, вторым был Тихон. Но Тихон, к сожалению, не рассчитал и прошел сквозь стену. Вернее, выломал несколько мощных бревен, на что в обычной ситуации никогда не был способен…

Дружинники долго бежали по темному лесу и остановились, чтобы перевести дух, уже у самых западных границ княжеского удела.

У полосатого пограничного столба сидел с копьем за спиной неопрятного вида половец в лисьей шапке и с аппетитом лопал козий сыр.

— Дальше нельзя, однако, — прищурившись, сообщил он ополоумевшим от бега русичам и погрозил им грязным пальцем. — Секир башка, однако!

— Тьфу ты, собачье племя, — выругался Гришка, показывая кочевнику огромный кукиш.

Половец не обиделся. Появление дружинников нисколько не сказалось на его аппетите.

— Кочевник — дрянь человек! — наставительно изрек Тихон. — Чуть что, обманет, продаст, нож в спину, и был таков. Сын шакала!

И братья нехотя повернули обратно.

— Как ты думаешь, Тихон, — спросил Гришка, — что это Лихо собиралось с нами по очереди сделать?

Григорий глубокомысленно задумался.

— Не знаю, братишка, — честно ответил он, — но, должно быть, что-то очень страшное!

К полуночи они вышли к княжьему терему.

* * *

Князю Всеволоду снились волки. Гнусные такие волки, черные, ощетинившиеся. Они его отнюдь не преследовали, как в каком-нибудь пьяном кошмаре, а просто выли, уставившись на огромную круглую луну.

— Всеволод, кня-а-а-зю-у-у-у-шка, — хором выли волки, — а-у-у-у…

Князь не выдержал и проснулся.

Однако вытье не прекратилось.

«Наверное, я сошел с ума! — решил князь. — Говорил я Николашке, слишком много челобитных меня когда-нибудь доконает!»

Вытье доносилось снаружи.

Всеволод сел на кровати. В валенки босыми ногами он попал лишь с третьего раза. Начало осени в этом году выдалось на удивление холодным. Пол в тереме за ночь остывал до ломоты в босых пятках, и никакие печки не помогали.

— Всеволод, кня-а-а-зю-у-у-у-шка… — раздавалось под окном. — Всеволод…

— Поубиваю! — Князь проковылял к окну и, открыв оное, злобно высунулся наружу.

Внизу стояли Гришка с Тихоном и утробно, словно медведи-шатуны, ревели не своими голосами.

— Чего вам, дебилам, надобно?!! — хрипло прокричал князь. — В первом-то часу ночи?

— Одолело нас Лихо, князюшка, — в отчаянии проблеяли братья. — Мы еле ноги унесли.

Всеволод присмотрелся.

В свете полной луны дружинники были как на ладони. Руки-ноги у них оказались на месте, головы, к сожалению, тоже, холеные упитанные лица так и лоснились.

— Полна кретинами земля русская, — с тоскою в голосе посетовал князюшка и с надеждой посмотрел на луну. Вдруг она сейчас возьмет да свалится с неба на идиотов, покончив разом с обоими. Но луна, как ни странно, осталась на месте.

— Подойдите ближе, увальни, — прокричал в окно Всеволод, — я плохо вас слышу…

Дружинники послушно приблизились к терему. Князь довольно хмыкнул и умело метнул дубовый посох прямо в открывшего рот Тихона.

7

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru