Пользовательский поиск

Книга Последний оргазм эльфийского короля. Страница 27

Кол-во голосов: 0

А теперь плюсы. Самое главное – я до сих пор жива-невредима (дырка в куртке не в счёт). Это радует. И второе, не менее важное: у меня есть правдоподобная легенда (спасибо Окостенелле): я попаданка с примесью девицы знатного местного рода, так что в принципе я могу рассчитывать на внимание его эххийского (или всё-таки эльфийского?) величества. Дело за малым: мне надо произвести на него впечатление, и желательно неизгладимое.

Я из другого мира? Так это плюс! Правителю Полуденной стороны местные красотки за сотни лет обрыдли до изжоги, он их знает вдоль и поперёк, а тут что-то новенькое – как известно, мужики падки на новенькое (не думаю, что в этом мире мужчины принципиально иные – все они одинаковы). К тому же я жертва (то есть не жертва, а, как бы это правильнее сказать, лауреатка) Великой Случайности – это добавляет шарма (вспомним, как магесса из Ликатеса отреагировала на этот факт моей биографии). Да и на избранности моей рановато ставить крест – в конце концов, Вам-Кир-Дык не зря обратил на меня внимание. И ещё: из-за меня (и ради меня!) уже погибла целая куча эххов самой разной масти, а это кое-что значит – ради обыкновенных девчонок не сражаются и не погибают, это удел избранных.

Так что шансы у меня всё-таки есть – остаётся выбрать правильную линию поведения. История моего якобы виртуального якобы знакомства с Шумву-шахом – версия красивая. И кстати, непроверяемая: если эххийские хакеры действительно резвятся в нашем Интернете, они наверняка не слишком афишируют свою деятельность. И я могу со спокойной совестью не узнать предмет своей страсти в лицо: кто подтвердит или опровергнет, что эти хакеры могли вывесить в нашей Сети портрет того же де Ликатеса и дурить головы бедным глупым землянкам, выдавая его за эльфийского короля? Легко!

Я покосилась на Хрума, молча скакавшего рядом, – да, на такого клюнут. Красив, гад, ничего не скажешь, – жаль всё-таки, что он оказался таким занудой.

А то, что я простая девчонка… Во-первых, не такая уж я и простая, а во-вторых – сколько таких как бы простых девчонок у нас в Питере сделали себя сами и добились всего, чего хотели? (неважно, какими способами – важен результат). Не надо пытаться прогнуть мир под себя (это мало кому удаётся) – надо подстраиваться под этот мир, играть по его правилам и находить в нём слабые места. Биться лбом в стену – дело нехитрое, но зачем это делать, если можно через эту стену перелезть или отыскать в ней калитку?

И я эту калиточку найду: у меня есть то, чего нет у обитателей этого мира. Эххи не умеют врать, а мы, земляне, делаем это легко и непринуждённо, и даже не представляем, что может быть иначе. Моя раскованность здесь не катит, значит, я буду изображать из себя скромную девушку строгих правил, искреннюю и простодушную. Правда, мой паладин (я снова покосилась на рыцаря) может мне всё испортить – жаль, что я его не зарезала. Хотя… Он ведь весь из себя такой благородный – не будет он сплетничать.

И ещё – мне надо восполнить кое-какие пробелы. Магия мне не по плечу (во всяком случае, пока) но кое-чем я могу – и должна! – овладеть. Например, оружие – дочь князя Эрма Отданона обязана уметь держать в руках меч или хотя бы кинжал. Чем я хуже Никиты или Лары Крофт? А то я вчера взяла этот кинжал так, словно собиралась пирог резать, а не горло человеку. По большому счёту, я не обманула маркиза, сказав ему, что мне типа стыдно. Мне действительно было стыдно, но не за сцену у фонтана, а за то, что я не смогла убить рыцаря. Только не делайте больших глаз, ладно? Я хочу стать правительницей, а правительница обязана быть жестокой – без этого никак. Вот вам живой пример: Окостенелла. Сама, может, она глотки и не резала (хотя – кто знает), но весь род барона Занозиллы вырезали по её приказу. И ничего – уважают, ценят, а де Ликатес так даже поклоняется. И я должна быть такой же, и тогда поклоняться будут и мне, любимой. Я вообще не слишком восприимчива к чужим бедам – всех не пережалеешь, меня бы кто пожалел, – но равнодушие – это одно, а хладнокровная жестокость – совсем другое (хотя разница между ними не такая и большая). Однако королева не должна бояться крови, иначе она не королева, а так, хрен собачий.

Придя к такому выводу, я решила, что при первой возможности попрошу де Ликатеса научить меня стрелять (я видела у него арбалет) – убивать на расстоянии всё-таки легче, не так противно. А заодно будет повод к примирению – пора восстанавливать между нами мир-дружбу, а то я скоро взвою от этой игры в молчанку. Думаете, легко женщине молчать целых три часа подряд, особенно если рядом есть потенциальный собеседник?

Возможность представилась вскоре после полудня, когда мы сделали остановку для «девочки налево, мальчики направо» и для перекуса остатками провизии – Хрум сказал, что к вечеру мы доберёмся до большого селения, где можно будет затариться по новой, а заодно и переночевать под крышей.

– Хрум, – сказала я, как только мы умяли ланч, – я хочу вспомнить то, что умела Активиа. Давай постреляем.

Я специально не сказала «хочу научиться» – девчонка-Отданонка должна была это всё уметь. Мой расчёт оказался точным: рыцарь улыбнулся, встал, пошёл к своему коню и вскоре вернулся, неся в руках небольшой изящный арбалет и упаковку со стрелами.

– Пожалуйста, леди, – сказал он, протягивая мне оружие.

Блин, красивая штучка. Полированное дерево с инкрустацией, стальная дуга, стянутая кручёной тетивой, зубчатые колёсики, сбоку ручка такая аккуратненькая и курок типа как у ружья. И не очень тяжёлая, хотя, конечно, потяжелее моей любимой сумочки, которую мне подарили. Да, если этот арбалет отнести у нас в какой-нибудь антикварный магазин, за него нехило бабла отстегнут, верняк.

– Напомни, – попросила я, повертев самострел так и сяк.

– Всё очень просто. Смотрите, – показал де Ликатес, – подцепляете тетиву – вот так, – и крутите вот эту рукоять. Попробуйте, она идёт легко.

И верно, крутить эту прибамбасину оказалось совсем нетрудно, даже силы особой не нужно. Я добросовестно крутила, пока тетива не встала на защёлку.

– А теперь, – маркиз вложил в желобок арбалета короткую стрелу с острым граненым наконечником, – вот так. Готово.

– Далеко бьёт? – деловито осведомилась я, оглядываясь по сторонам.

– Триста шагов, но прицельная дальность – шагов сто-сто пятьдесят, а с пятидесяти шагов стрела запросто пробивает кольчугу.

– Класс, – восхищённо пробормотала я.

– И он лёгкий, – добавил рыцарь. – В вашем мире старинные арбалеты были тяжелее, а в этом оружии для лука и взводящего механизма использованы лёгкие и прочные сплавы, полученные нашими магами-алхимиками. Я специально взял этот арбалет с собой: для вас, леди Активиа. Я не сомневался, что голос крови дочери самого воинственного клана эххов обязательно вас позовёт.

Но я его уже не слушала. Шагах в сорока от меня росло не очень толстое дерево; я подняла арбалет, прицелилась и, недолго думая, нажала на курок.

Ж-ж-ж-ж… Арбалет громко щёлкнул, загудела тетива, и стрела врезалась в древесный ствол – в самую его середину. Я ощутила приступ гордости за себя, любимую.

– Очень неплохо, леди. Хотите ещё?

– Спрашиваешь!

Я с наслаждением разрядила арбалет несколько раз, и все мои стрелы втыкались в дерево. Жесть! Жаль, не видать зайчика какого или птички. Или серого гоблина – рыцарь бы его подержал, а я бы пристрелила.

– Я бы хотела, – сурово промолвила я, – чтобы это было не дерево, а чёрный кобольд.

– «Чёрного кобольда» простой стрелой не взять, – рыцарь покачал головой, – для них нужна ещё и магия.

– Да, я помню, – правда, смутно, – как мы с отцом дрались с этими спецназовцами Вам-Кир-Дыка. Но их было слишком много… А потом, – я изобразила на лице трагическую скорбь, – огонь, огонь, огонь, охвативший всё моё тело…

Память у меня прекрасная – уж на что на что, а на неё я не жалуюсь. И я помнила, что Окостенелла упоминала о каких-то чёрных кобольдах, порушивших замок моего – то есть не моего, конечно, а как бы моего, – папани, помнила и о том, что «…они (Эрм и Активиа) сгорели на стенах Урта, отбивая штурм». Не надо спрашивать в лоб, – мол, сам знаю, – надо подводить тему разговора к тому, что тебя интересует, а уж собеседник всё тебе расскажет. И получилось как нельзя лучше: помнит Активиа страшную битву, хотя я даже примерно не представляю, как эти самые кобольды чёрные выглядят, и вообще: это порода или название части, типа «зелёных беретов»? И сработало – де Ликатес не преминул высказаться по этому поводу.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru