Пользовательский поиск

Книга Последний оргазм эльфийского короля. Содержание - ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. ВЕРНЫЙ ПАЛАДИН

Кол-во голосов: 0

– Так говоришь, женой? – магесса снова посмотрела на меня, и я увидела в её глазах странный огонёк. – А это идея… Аура у тебя что надо, и вообще ты существо… своеобразное – я покопалась в твоём сознании… Хм…

Окостенелла опять задумалась, а я сидела ни жива, ни мертва, не зная, кого молить о помощи – про бабочку-амулет я и думать забыла. Властительница задумчиво почесала висок, и зоркая я, несмотря на отчаянность моего положения, заметила форму уха магессы, на миг появившегося при этом движении из-под её густых волос. Ухо было остроконечным! Блин, да она эльфийка! Любому любителю фэнтези известно, что у эльфов острые уши, у хоббитов – волосатые ноги, у гоблинов – зелёная кожа, а гномы по жизни пивные алкоголики. Ну да, Причесах говорил, что эххи бывают самой разной породы – даже дракон, который навестил нас на привале, он ведь тоже эхх. Только вот вряд ли мне поможет то, что властительница Ликатеса является дальней родственницей Галадриэль – Перворождённые, как я помню, людей не слишком жалуют. А может, Окостенелла просто кошка в человечьем обличии? Не зря у неё кругом кошачьи головы нарисованы – неспроста. Хотя и это не в жилу: у меня хоть и есть в натуре кое-что кошачье, но его не так много, чтобы кошки признали меня за свою.

– Хорошо, – сказала наконец Окостенелла (я затаила дыхание). – Ты отправишься в столицу. Я даже дам тебе провожатого – если ты поедешь одна, первый же летун-шустрик оторвёт тебе голову и отнесёт её на прокорм своим птенцам. Кроме того, я тебя адаптирую – чуть-чуть: так, чтобы ты смогла существовать в нашем мире без ненужных проблем. У нас мало времени – скоро может начаться война, – так что не будем зря его тратить.

Я не поняла насчёт проблем, но словечко «адаптировать» вызвало у меня смутные и нехорошие подозрения – я припомнила переделки людей в киборгов и всякие прочие ужасы из фантастических триллеров. Я рванулась, но неведомая сила вдавила меня в кресло, и я потеряла сознание.

Когда я очнулась (сколько времени прошло – не знаю), я услышала негромкий голос Окостенеллы – магесса с кем-то беседовала. Прислушавшись, я решила из осторожности не открывать глаза: речь шла обо мне, любимой.

– У этой девушки тело и память жительницы одного параллельного мира, внесённого нами в список несовершенных. Она попаданка, но вместе с тем высока вероятность того, что на неё при переходе – в Междумирье – наложился зеркально-инкарнационный дубль дочери одного из князей Отданонов, Активии, погибшей в Западных горах месяц назад. Она рвётся в столицу – хочет стать женой Шумву-шаха. Говорит, что видела его и влюбилась. Я наделила её кое-какими первичными умениями эххийки, но ей одной туда не добраться – тем более сейчас, когда по всей Полуденной стороне шныряют лазутчики Вам-Кир-Дыка, – поэтому ты будешь её сопровождать. Учти, Чёрный знает о появлении Активии-дубль и хочет её смерти – он уже подсылал к ней убийцу. Так что будь настороже! И запомни: она должна попасть в столицу и встретиться с королём – непременно.

– Не беспокойтесь, моя госпожа, – ответил мягкий мужской баритон, – ваша воля будет исполнена, даже если мне придётся умереть, выполняя её!

– Не надо крайностей, Хрум, – я тебе верю. Подожди, кажется, она пришла в себя.

«Заметила, – с досадой подумала я. – Трудно было не заметить, как у меня невольно затрепетали ресницы от любопытства – очень уж мне захотелось взглянуть на обладателя такого эротичного голоса». Продолжать играть в бессозначку было глупо, и я открыла глаза.

Властительница Окостенелла сидела в той же позе, а рядом с ней стоял парень лет этак тридцати. Вот это па-а-арень…

Высокий, стройный, с аристократическим лицом и слегка вьющимися тёмно-русыми волосами. Глаза серые, но не ледяные, как у магессы, а с тёплым живым огоньком. Короткая борода и густые усы, не скрывавшие чувственные губы. Одет он был в ослепительно белую рубашку с широким воротником, оттенявшую смуглую кожу мускулистой шеи, и в длинную безрукавку из превосходной тонкой замши; облегающие тёмные брюки заправлены в мягкие сапоги. Картинный красавец, но не жеманный слабак – под рубашкой проступали сильные мышцы. Умереть и не встать – ярл-викинг или старорусский витязь, гроза змеев горынычей! Да что там викинг – Волкодав, мечта любой женщины! И это средневековое чудо будет меня сопровождать? Кажется, чёрная полоса заканчивается – фортуна сменила гнев на милость… Но тут я вспомнила, что властительница умеет читать мысли, и поспешила загнать игривость поглубже – такой шпионаж нам сейчас совсем не нужен.

– Как ты себя чувствуешь, Активиа? – чуть ли не с материнской заботой спросила Окостенелла.

«Ага, я всё-таки Активиа, – отметила я. – Отрадно – значит, заседание продолжается» и пробормотала голосом беззащитной слабой женщины:

– Спасибо, уже лучше…

– Познакомься, это твой паладин, – мурлыкнула магесса. – Он будет тебя охранять и сопровождать на пути в столицу.

– Маркиз Хрум де Ликатес, – представился «Волкодав», обворожительно улыбнулся, и я почувствовала, что теряю голову: я не я буду, если не похрумкаю этот деликатес, то есть не попробую на вкус!

– Рыцарь моего ближнего круга, – добавила Окостенелла (мне почему-то ни к месту припомнился пошлый анекдот о членах моего кружка), – боевой маг и адепт магии Меча. С ним ты можешь ничего и никого не бояться.

«Разве что его самого» – подумала я, но построжевший голос магессы вернул меня к суровой действительности.

– Пообедаете, передохнёте – и в добрый путь! Нельзя терять времени – Вам-Кир-Дык не дремлет. Позаботься о лошади для леди, рыцарь, – конюшни в твоём распоряжении, – и обо всём прочем, что может вам понадобиться в дороге.

Я (уже снова вошедшая в роль дочери знатного рода) хотела было возразить – мол, чего пороть горячку, надо бы небольшую вечеринку организовать, расслабиться, а уж утром, по холодку, на свежую голову, – но поймала взгляд Окостенеллы и тут же поняла, что чем скорее я окажусь как можно дальше от этой милейшей непредсказуемой дамы с кошачьими манерами и неограниченными возможностями, тем будет лучше для меня самой. И поэтому я скромно потупила глазки, встала, подошла к маркизу де Ликатесу и толкнула краткую, но проникновенную речь:

– Доверяю вам свою жизнь и честь, рыцарь! Я готова немедля пуститься в путь – как только вы скажете.

– Мой меч к вашим услугам, высокородная леди Активиа Отданон!

Хрум опустился передо мной на одно колено, взял мою правую руку, поднёс к губам и почтительно поцеловал кончики пальцев (я уже поняла, что здесь у них так принято – типа знак уважения к даме). Властительница лучезарно ухмыльнулась (зрачки у неё при этом превратились в узкие щёлочки), я очень естественно покраснела, и на этом торжественная часть нашего знакомства завершилась.

– Идите, – небрежно бросила магесса, – и поторопитесь!

И мы (Хрум элегантно поддерживал довольную меня под локоток) пошли на выход – навстречу тому неизвестному, что ждало меня впереди.

* * *

А повелительница Ликатеса, оставшись одна, какое-то время сидела неподвижно, о чём-то размышляя, потом встала со своего кресла, крадущейся походкой подошла к стене и провела по ней ладонью. В стене образовался овал, заполненный светящейся дымкой.

– Отзовись, страж, – властно произнесла магесса. – Это я, Окостенелла.

Зыбкая пелена дрогнула, и сквозь неё проступило лицо Причесаха.

– Я посмотрела твою попаданку и решила – пусть живёт. Она, конечно, никакая не избранная, но я отправила её в столицу, к королю. Если Великая Случайность явила этой девчонке свою благосклонность, не мне оспаривать веление всемогущего Рока – кто я такая? И за ней охотится Вам-Кир-Дык – это нам на руку.

– Спасибо, – ответил страж Рощи Порталов, – я рад. Мне было жаль её убивать – в ней есть кое-что хорошее, поверь. И я надеюсь, что она…

– Это уже неважно, – высокомерно перебила его Окостенелла и прервала связь.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru