Пользовательский поиск

Книга Планета №6. Содержание - 90

Кол-во голосов: 0

Юноша оказался хакером, который сидел за махинации с кредитными карточками, а Женечка настолько истосковалась по мужской ласке, что даже обиделась на освободителей, которые пришли за нею в столь неподходящий момент.

– А подождать нельзя? – спросила она, когда ей сказали, что надо сматываться как можно скорее. – Мы быстро.

У хакера было другое мнение. Едва услышав, что есть возможность смотаться, он вскочил и решительно потянул Евгению за собой.

До этого он, как и большинство освобожденных из камер, предполагал, что в тюрьме просто начался дебош, который очень скоро будет подавлен, – а значит, надо ловить момент, пока он есть.

А раз дело обстоит иначе и это не дебош, а побег, то надо тем более ловить момент. Заняться любовью можно будет и позже.

Женечка была таким решением недовольна и в знак протеста отказалась одеваться.

Это грозило ей серьезными неприятностями, ведь вокруг было немало желающих поживиться женским телом и помимо хакера. Но, возможно, Евгения вовсе не считала это неприятностью.

К счастью, тут снова появился Ясука Кусака, который как раз пытался собрать в кучу всех своих. И это ему, как ни странно, удалось.

Задержка в женском крыле дорого обошлась дебоширам. Из СИЗО успели уйти только японцы со своими спутниками и спутницами и люди Кабанчика со своей братвой. Да и то последние как раз и нарвались на милицейские подкрепления, спешившие к тюрьме.

За ними гонялись по всем окрестным переулкам, и сам Кабанчик едва ушел, проклиная себя за то, что поддался очарованию Ясуки Кусаки и согласился на эту авантюру.

А нескольких его людей взяли и одного даже подстрелили, но не насмерть.

Все остальные, кого освободители выпустили из камер, так и не сумели насладиться свободой. Для них эта история закончилась бесславно.

Правда, у них в заложниках оказалась вся охрана СИЗО, которая очень этому удивилась, когда пришла в себя через несколько часов после парализующих ударов Кусаки.

Какие-то отморозки требовали для себя традиционные миллион долларов и самолет, а также наркотики и водку, и мудрая милиция ухватилась за последнее требование. Вместо долларов и самолета в СИЗО доставили такое количество водки и наркотиков, что уже ближайшей ночью всех бунтовщиков можно было вязать голыми руками. Вот их и повязали.

90

Наблюдатель получил последнее китайское предупреждение от собратьев с орбиты в самый разгар тюремного дебоша, но это не помешало его Носителю, сэнсэю Кусаке, благополучно вывести всех своих из опасного места.

Увязались за ними и отдельные чужие, включая хакера, с которым Женя Угорелова все-таки уединилась, едва они все оказались в безопасном месте – в кабаке со стриптизом и массажным салоном, хозяин которого был обязан Тираннозавру Рексу, избавившему его от мертвого тела бизнесмена Головастова.

Однако Наблюдатель почти не обращал внимания на всю эту суету. Он пребывал в смятении, ибо одно дело – ждать приговора к высшей мере в отдаленном будущем, и совсем другое – знать, что он будет объявлен через три дня.

Однако терять Наблюдателю было нечего. Сто лет общественных работ, которые суд готов был дать ему в виде особой милости, казались ему слишком большой ценой за возвращение в собственное тело.

К тому же речь о ста годах общественных работ шла до сего дня, но за последние сутки произошли события, которые могли все изменить. Как понял Наблюдатель из слов спутников Носителя, они все вместе приняли участие в серьезном преступлении против земных законов, и судьи трибунала собратьев вполне могли поставить это преступление в вину Наблюдателю. Ведь он находился в теле одного из организаторов налета на тюрьму и ничем не мог доказать, что это не он спровоцировал сам налет.

Конечно, в высокоцивилизованном мире Собратьев тоже существует презумпция невиновности, однако на деле презумпция всегда соперничает с репутацией, а репутация у Наблюдателя была хуже некуда.

Наблюдатель даже восстановил канал связи со своими адвокатами, чтобы узнать, какова ситуация на самом деле, но адвокаты твердили только одно: «Возвращайся на корабль, и мы все уладим».

«Все уладим» – означало те же сто лет общественных работ, что, как уже сказано, совершенно не устраивало Наблюдателя. Тратить свои лучшие молодые годы на добычу тяжелых металлов из недр астероидов или ассенизацию столицы мира Собратьев, где обитает не меньше миллиарда разумных существ, Наблюдатель отнюдь не собирался.

– Я согласен только на полное оправдание, – ответил он защитникам, и те предприняли попытку еще раз поднять вопрос о вменяемости подсудимого. В самом деле, кто же в здравом уме и твердой памяти станет рассчитывать на полное оправдание в такой ситуации.

Однако председатель трибунала даже не стал собирать внеочередное заседание суда, чтобы рассмотреть это ходатайство защиты. Он не усмотрел оснований для пересмотра результатов психиатрической экспертизы и подтвердил, что приговор будет вынесен через девять дней, несмотря ни на что.

В частной беседе с адвокатами председатель суда даже отступил от обычного этикета и проворчал что-то в том духе, что безграничное терпение трибунала наконец лопнуло.

Удрученные защитники сообщили об этом Наблюдателю, а он в ответ промолчал и снова перестал откликаться на вызовы.

Ему было некогда. Участники налета на тюрьму как раз решали, как им убраться из столицы, где становилось слишком горячо, и Наблюдатель не хотел пропустить ни слова. Ему было интересно, как поступают аборигены планеты Наслаждений, когда совершат серьезное преступление и хотят скрыться от правосудия.

А скрываться надо было немедленно, поскольку даже по телевизору вовсю говорили об объявленной после налета на тюрьму операции «Перехват».

Выезд из города был блокирован, но не так страшен черт, как его малюют. Человек, который способен незаметно войти в надежно охраняемую тюрьму, без труда может выбраться из не очень надежно охраняемого города.

Господин Ясука Кусака не только выбрался сам, но и вывел всех своих спутников, включая братву Кабанчика. Сам Кабанчик, узнав о связях Анаши Кумару с Якудзой, обхаживал юного самурая так, что тот даже заподозрил криминального авторитета в нестандартной сексуальной ориентации. Но он быстро понял свою ошибку, когда Кабанчик заговорил о сотрудничестве и деловом партнерстве.

Разговаривали они через посредство хакера, который знал английский. Анаши Кумару тоже его знал, так что понять друг друга им не составляло труда.

Правда, Анаши сразу поспешил разочаровать Кабанчика, сказав, что для Якудзы он теперь не авторитет, а изгой, приговоренный к смерти. И лучший выход для него – это харакири, хотя теперь, когда Ясука Кусака взял его в ученики, этот выход, пожалуй, не единственный. Все-таки сэнсэй своих учеников в обиду не дает.

Когда Кабанчик уяснил, что главная угроза исходит от господина Хари Годзиро, могущественного предводителя Якудзы, он, не задумываясь, предложил радикальное решение:

– Надо его грохнуть, и дело с концом. Хочешь, я помогу.

– Нет, – отказался от помощи Анаши Кумару. – Если я это сделаю, то сделаю сам.

Мысль была более чем здравой. Тем более что Анаши Кумару был уверен, что Хари Годзиро не остановится и не прекратит попыток убить господина Кусаку. А значит, новый ученик должен постоять за жизнь и честь учителя.

Он был готов прямо сейчас мчаться в Японию, чтобы выполнить эту миссию, но оказалось, что у остальных другие планы. Они решили на некоторое время лечь на дно, и Женечка Угорелова подсказала наилучший вариант из всех возможных. Она предложила поехать в деревню Хлебаловка, где их вряд ли станут искать.

С тех пор как про эту деревню написали в бульварной прессе, можно было не опасаться, что какие-то новые сообщения оттуда будут восприняты всерьез.

«Голая правда» навсегда дискредитировала Хлебаловку в глазах общественности, а это значило, что любая новость оттуда без всякой проверки попадет в категорию вранья, на которое серьезным людям не стоит тратить свое драгоценное время.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru