Пользовательский поиск

Книга Планета №6. Содержание - 68

Кол-во голосов: 0

– Кто ты и что тебе нужно?

68

Крыша, которая защищала бизнесмена Головастова от любых наездов, была отчасти виновата в той неудаче, которую коммерсант потерпел в своем деликатном деле. Сама крыша не имела в своем штате высококвалифицированных киллеров и порекомендовала Головастову посредника, который работает с лучшими из лучших наемных убийц страны.

И вот теперь лучший из лучших по прозвищу Тираннозавр Рекс не только не выполнил работу, но и отказался возвращать аванс. А это уже стопроцентное кидалово, то есть одна из тех ситуаций, в которых крыша должна защищать своего клиента, чтобы не уронить собственный авторитет.

Человек, которому Головастов платил за крышу, въехал в тему мгновенно – сразу, как только бизнесмен ему позвонил.

– Ладно, я пошлю ребят, чтоб разобрались, – сказал он без всякого энтузиазма, потому что Москва была чужой территорией и ему очень не хотелось связываться со столичной мафией.

Однако авторитет важнее. И собеседник Головастова лишь предупредил бизнесмена, что разбирательство будет стоить ему дополнительных денег.

Запрошенная сумма, однако, не превышала той доли, которую Головастов должен был заплатить Рексу сверх аванса после того, как Ясука Кусака будет мертв. И Головастов с легким сердцем согласился на такую оплату.

Впрочем, выражение «с легким сердцем» здесь надо понимать фигурально. На самом деле сердце питерского бизнесмена вело себя крайне неподобающе, и Головастов вместо любимой виагры в комплекте с девушкой, готовой к употреблению, в лошадиных дозах принимал валидол, корвалол и нитроглицерин, что отнюдь не улучшало общего самочувствия.

Обсуждая детали предстоящей разборки, Головастов пытался настаивать на исполнении главного заказа. То есть он хотел, чтобы крыша не просто наказала Рекса за кидалово и стребовала с него деньги, а чтобы она вынудила киллера довести до конца работу по ликвидации Ясуки Кусаки. И лучше, если бы киллер сделал это бесплатно – из страха за свою жизнь.

– Ну, это уж как получится, – сказал, однако, собеседник Головастова, который хорошо знал, что киллеры такого класса редко соглашаются работать из страха за свою жизнь. А если и соглашаются, то редко добиваются успеха. Слишком нервная работа. Тот, кто не боится собственной смерти, вряд ли станет работать из-под палки или под дулом пистолета, а у того, кто боится, обязательно дрогнет рука.

Так что собеседник Головастова не питал никаких иллюзий на этот счет. Для поддержания авторитета достаточно просто грохнуть киллера, который кинул клиента, и довести это до сведения всех заинтересованных сторон. А со своими деловыми проблемами клиент пусть разбирается сам.

Конечно, по понятиям, прежде чем затевать стрельбу, надо провести переговоры. Терка – это традиционно первая часть разборки, а стрельба начинается только в том случае, если эта часть завершилась безрезультатно. Иногда это происходит сразу по завершении переговоров, в качестве их финального аккорда, а иногда позже, после предварительной подготовки. Это уже придется решать по обстоятельствам.

И собеседник Головастова, которого друзья звали Кабанчиком, а враги Свиньей, хотя сам он предпочитал гордое прозвище Кабан, решил не только послать в Москву команду для разборки, но и съездить туда лично.

Он очень хотел посмотреть финальный поединок открытого чемпионата мира и окрестностей по боям без правил, до которого оставалось уже совсем немного времени.

69

– Кто ты и что тебе нужно? – спросил сэнсэй Ясука Кусака у чужеродного духа, который без разрешения вторгся в его тело.

Впрочем, сэнсэй и без того хорошо знал, что духам порой недостает вежливости.

– Я – Наблюдатель дальней разведки с планеты Собратьев, дубликат сознания бесполого метагуманоида в процессоре микробота, – ответил дух, не привыкший лгать. – Мне нужна информация о вашей планете, и у меня нет никаких враждебных намерений. Я не имею никакого отношения к тараканопаукам с планеты Плюк, хотя не отказался бы узнать побольше также и об этой планете и ее обитателях.

Последнее Наблюдатель добавил, припомнив инцидент, который случился, когда гость с планеты Собратьев впервые был вынужден раскрыть свое инкогнито.

Однако господин Кусака не понял половины слов и сказал озадаченно:

– Я живу на свете девяносто девять лет в двенадцатом перерождении, и люди называют меня мудрым, однако мне не хватает мудрости, чтобы понять тебя. Должно быть, ты великий дух и знания твои беспредельны.

– Нет, уважаемый Носитель, я не могу согласиться с этим утверждением, – ответствовал Наблюдатель. – Я молод и неопытен, и как раз сейчас мои собратья и коллеги судят меня за ошибки, которые я совершил, будучи не в меру самонадеян и падок на удовольствия. Наказанием мне будет лишение тела, и мне не хватает храбрости, чтобы явиться на суд и предстать пред собратьями для ответа за содеянное. И вы, уважаемый Носитель, еще раз продемонстрировали мне степень моего падения.

Наблюдатель имел в виду, что он ко всем своим правонарушениям и преступлениям, вольным или невольным, добавил еще и профессиональную некомпетентность, позволив аборигену обнаружить себя и оказать сопротивление вторжению в свой разум. Более того, если в первый раз Наблюдатель раскрыл свое инкогнито под действием лекарств, которые пагубно влияют на разум, то теперь это случилось без всяких объективных причин, под воздействием некой таинственной силы, исходящей от данного аборигена.

Но абориген понял слова Наблюдателя по-своему и заговорил о другом:

– Однажды, когда я тоже был молод, господин моего господина нанес мне обиду, которую я должен был стерпеть по низости своего положения. Но я не стерпел и убил господина моего господина, а потом скрылся от суда в монастыре. Теперь мой обидчик мертв, мертвы его дети и внуки, а я жив и буду жить, пока не истечет срок двенадцатого перерождения, и честь моя не опорочена, и карма моя не нарушена.

В вопросах кармы инопланетный Наблюдатель разбирался примерно так же, как сэнсэй Кусака – в микроботах и метагуманоидах. Поэтому они и на этот раз не вполне поняли друг друга. Однако Наблюдатель все же сообразил, что удивительный абориген, обладающий таинственной силой, которая дает ему возможность разговаривать с гостем из мира Собратьев на равных, скорее одобряет, чем осуждает действия Наблюдателя, в том числе уклонение от явки на суд.

– Прошу меня простить, – устало сказал Наблюдатель, – но мне очень тяжело беседовать с вами из-за того, что мои органы чувств лишены доступа к вашему телу. Не могли бы вы снять или ослабить защиту вашего сознания, чтобы устранить это препятствие? Иначе мне придется покинуть ваше тело и искать другое, более доступное, а мне бы очень этого не хотелось.

Ясука Кусака подумал о том, что первоначальное его мнение о невежливости этого духа не соответствует действительности. А вслух сказал:

– Когда в меня вселился дух сегуна Токугавы, он не стал спрашивать разрешения воспользоваться моим телом. Но он был сегун и имел право так поступить. А твоего звания я не знаю, но все же не могу отказать тебе в просьбе. Духи так давно не вселялись в мое тело, что я не хотел бы отпускать тебя так скоро.

Сэнсэй чувствовал, что вселившийся в него дух не слишком силен, и, когда возникнет потребность вернуть власть над своим телом, сделать это будет нетрудно. Поэтому господин Кусака расслабился и впустил незваного гостя во вместилище своей души.

Наблюдатель почувствовал, как рассыпается железная клетка и металлическую тяжесть сменяет восхитительное чувство живой пульсации крови, стремительно бегущей по жилам.

Но, кроме этого, Наблюдатель ощутил нечто небывалое – то, чего он не встречал раньше ни здесь, на планете Наслаждений, ни где бы то ни было еще.

Как только гость из мира Собратьев установил контакт с телом и разумом сэнсэя Кусаки и вобрал в себя его эмоции, на многострадального Наблюдателя снизошли мир и покой.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru