Пользовательский поиск

Книга Планета №6. Содержание - 49

Кол-во голосов: 0

Инга Расторгуева в этот момент собиралась уже закончить рабочий день и отправиться спать в гордом одиночестве, оставив с носом инопланетного Наблюдателя, однако Наблюдатель и главный сутенер агентства дудели в одну дуду, один скрытно, другой явно – и этот другой, то есть главный сутенер, особенно напирал на то, что Инга на все агентство одна, а у того клиента с мухами в голове хватит ума спросить у девочки документы.

Таким образом, вместо того чтобы поехать домой, Инга поехала к клиенту и с порога подарила ему ослепительную улыбку.

– Меня зовут Инга, а тебя? – привычно начала она, но мрачный клиент ничего не ответил. Правда, документы он тоже не попросил. Молча расплатился с охранником и ушел в комнату.

Это почему-то разозлило Ингу, и она выплеснула всю свою ярость в постели. На лице клиента ничего не отражалось, но пробрало его, видно, всерьез – не ожидал он такого от профессионалки. И во время краткой передышки, уже глубокой ночью, он, хлебнув кока-колы из горлышка, все так же мрачно сказал:

– Меня зовут Борис.

– А чем ты занимаешься? – решила поддержать разговор Инга.

Клиент долго молчал, рассеянно поглаживая девушку по груди своей мозолистой рукой, отчего она мурлыкала, как кошка, уже не надеясь на ответ.

Но Борис все-таки ответил.

– Я наемный убийца, – сказал он и обрушился на Ингу всем своим весом, так что свет померк у нее в глазах.

49

Хорошо, что предводитель Якудзы Хари Годзиро еще не научился испепелять людей по телефону – иначе все оставшиеся в живых самураи давно были бы обращены в прах и пепел и развеяны по ветру без остатка.

Длинный доклад Хиронаги Сакисимы о приключениях самураев в России и о том, насколько трудно умертвить сэнсэя Ясуку Кусаку с почетом, привел господина Годзиро в неописуемую ярость, и теперь по телефонным проводам разносилось змеиное шипение. Возможно, это плавились сами провода, не выдерживая перегрузки, но скорее всего предводитель Якудзы просто собирался с мыслями.

Слова Хари Годзиро, которые он произнес после долгого молчания, тоже прозвучали подобно шипению королевской кобры, истекающей ядом:

– Если он не хочет умереть с почетом, пусть умрет с позором!

«Давно бы так», – подумал Хиронага Сакисима, но вслух ничего не сказал, ибо нелестный отзыв о вышестоящем господине может повлечь за собой потерю лица.

Новый приказ господина Годзиро давал самураям право воевать с сэнсэем Кусакой с применением всех видов оружия вплоть до атомной бомбы, которой у палачей Якудзы, по правде сказать, не было.

Анаши Кумару, правда, настаивал, что, прежде чем применять огнестрельное оружие и взрывчатку, надо завершить поединок на мечах, иначе вызов, брошенный господину Кусаке, повиснет в воздухе, а это чревато потерей лица для всех заинтересованных сторон.

– Ты и так уже потерял лицо, – ответил на это Хиронага Сакисима, допустив явную грубость и бестактность, за которую мог получить от Анаши Кумару еще один вызов.

Дело в том, что юный самурай в этот момент был похож на мумию, и лицо его, изуродованное мечом господина Хиронаги, целиком было скрыто под бинтами.

Однако Хиронага тут же исправил свою бестактность, сказав Анаши Кумару:

– Впрочем, если хочешь, можешь драться с господином Кусакой на мечах. А мы используем более эффективные средства.

По пути с Дальнего Востока в Москву и позже, во время скитаний по лесам и проселочным дорогам палачи Якудзы растеряли значительную часть своего багажа. Однако Хиронага Сакисима отличался умением налаживать контакты.

После возвращения в Москву самураи жили на какой-то частной квартире и уже успели свести знакомство с южными людьми, конкретное происхождение которых установить было трудно. Зато эти люди за деньги могли достать любое оружие, кроме разве что атомной бомбы. А недостатка в деньгах палачи Якудзы не испытывали – после телефонного разговора Хари Годзиро подбросил им финансов через систему кредитных карточек «Виза».

Пришлось, правда, повозиться с обналичиванием денег в банкоматах, лимиты которых не рассчитаны на широкомасштабную закупку оружия. Но в конечном счете деньги удалось приготовить, и на квартире, где засели самураи, состоялся взаимовыгодный товарообмен.

Хиронага Сакисима выложил деньги, а южные гости с характерным акцентом, который ощущался даже в разговоре на английском языке, выгрузили на стол свои смертоносные железяки.

Кое-что – например, гранатомет – на столе не поместилось и было выложено на пол.

На эту базуку Хиронага Сакисима возлагал особенно большие надежды. Даже внешне она выглядела гораздо эффективнее меча.

Теперь Хиронага мог признаться самому себе, что он очень боялся поединка с господином Кусакой на мечах. Если рассуждать здраво, то у него не было никаких шансов уцелеть в этой дуэли.

Зато теперь, когда вместо честного поединка начинается загонная охота, у палачей Якудзы было очевидное преимущество.

Правда, оставались и проблемы. И первая из них – где искать пропавшего сэнсэя.

Единственный ответ, который сразу приходил на ум, – искать его надо на соревнованиях, которые начинаются не сегодня завтра.

Вот только удастся ли пронести на эти соревнования серийный советский гранатомет, который очень трудно выдать за невинный предмет личного обихода?

50

Мысли людей, которые занимаются одним и тем же делом, иногда бывают поразительно похожи. Вот и киллер по прозвищу Тираннозавр Рекс тоже пришел к естественному решению – устроить засаду прямо на соревнованиях. Ведь не может же тренер одного из фаворитов не появиться в зале, где будут проходить бои.

Поэтому Рекс с особым тщанием изучал программу чемпионата, изданную чрезвычайно красочно, несмотря на нелегальный характер соревнований.

Из программы следовало, что Гири Ямагучи участвует в самом первом бою соревнований, где встречается с представителем солнечной Киргизии.

Вспомнив о том, что Гири Ямагучи пришел в бои без правил из борьбы сумо, Тираннозавр Рекс машинально отметил, что в Киргизии тоже есть какая-то своя борьба и посмотреть этот поединок было бы очень интересно. Отсюда вывод: убить Ясуку Кусаку будет лучше всего по окончании боя, когда в победной эйфории (а победу в этом бою все предсказатели единодушно отдавали японцу) сэнсэй ослабит внимание.

Вообще-то про мастеров такого класса говорили, что они никогда не расслабляются, но Рекс в это не верил. Он сам считал себя мастером очень высокого класса, и другие посвященные были согласны с этой оценкой. Но тем не менее ему обязательно надо было расслабляться. Например, как в ту ночь с девушкой по имени Инга, которую он под утро специально проверил. Она действительно откликалась на имя Инга, и это почему-то особенно обрадовало киллера.

Ему было как-то особенно хорошо с этой девушкой. Очень давно ему ни с кем не было до такой степени хорошо.

И она, похоже, тоже почувствовала нечто подобное – иначе зачем ей было давать ему при прощании свой домашний телефон.

Это было особенно странно после того, как Рекс признался ей, что он – наемный убийца. Он даже спросил, придержав девушку за плечо:

– А ты не боишься?

– Чего? – удивилась она.

– Того, что я вычислю по телефону твой адрес, а потом найду тебя и убью.

– А зачем?

– Ради сохранения тайны.

Она внимательно посмотрела ему в глаза, и в ее взгляде не было даже оттенка страха.

– Нет, ты меня не убьешь, – решила она наконец. – Зачем тебе лишние хлопоты?

– Ты права, – сказал Рекс. – Я никогда не убиваю бесплатно.

С тем они и расстались, и киллер даже не стал выяснять адрес Инги по номеру телефона. Как она была уверена, что он ее не убьет, так и он был уверен, что она его не продаст.

Хуже всех в этой ситуации было инопланетному Наблюдателю, который по-прежнему оставался у Инги в голове.

Впервые он открыл, что люди убивают друг друга, еще на поляне около нудистского пляжа, где дрались на мечах Анаши Кумару и Хиронага Сакисима. До этого Наблюдатель видел убийство только по телевизору, но он не воспринимал кино как реальность, поскольку эмоции Носителей были далеки от тех, которыми должна сопровождаться реальная смерть.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru