Пользовательский поиск

Книга Планета №6. Содержание - 21

Кол-во голосов: 0

24

У киллера по прозвищу Тираннозавр Рекс было четыре автомобиля и три мотоцикла. И не потому, что он фанател от автомототехники, а исключительно для запутывания врагов.

Враги неизменно запутывались, и ни разу ни в одной из ориентировок ни одна из его машин не была описана правильно. Несколько маленьких штрихов – фальшивый номер, какая-нибудь особенно уродливая кукла под ветровым стеклом, забавный знак на багажнике – и маскировка завершена. После дела поменять номер, убрать куклу и значок – и никто эту машину вовек не узнает.

Угонять машины – дело хлопотное и небезопасное. Рекс занимался этим делом только в том случае, если намечалась инсценировка дорожно-транспортного происшествия. А на этот раз предстояла операция совсем другого рода.

Киллер оставил самую неприметную из своих машин – белые «Жигули» шестой модели – на платной стоянке неподалеку от площади трех вокзалов и пешком отправился на один из них – Казанский.

Там он пронаблюдал прибытие скорого поезда из Владивостока – последнего перед тем, на котором должен приехать японский старичок Ясука Кусака.

Киллер внимательно следил за новостями и знал о железнодорожной катастрофе, из-за которой задерживаются прибытием многие поезда, идущие с востока. А один невинный телефонный звонок позволил Рексу узнать, что следующий состав из Владивостока тоже стоит в этой пробке, растянувшейся на десятки километров.

Что ж, тем лучше. Больше будет времени на подготовку.

В первых сообщениях о катастрофе звучали, правда, настораживающие нотки. Будто бы взрыв на путях устроили не то китайцы, не то японцы. Международный терроризм, экстремизм, бандитизм и всякие такие дела. Но эти разговоры быстро утихли, потому что появилась более правдоподобная версия. Обычная российская история – конфликт между боссами автомобильной мафии. Кто-то что-то кому-то не заплатил, кто-то что-то с кем-то не поделил, и в результате пошел под откос поезд с новенькими легковушками.

Короче, ничего странного. Даже удивительно, как никто раньше не додумался пускать под откос поезда с целью радикального разрешения деловых споров. Это ведь гораздо проще, чем вести бесконечные тяжбы в арбитражном суде. Была партия «Жигулей» – и нету партии. А нету партии – нет и проблемы.

Так примерно рассуждали телевизионные комментаторы в новостях, а дорожные рабочие и солдаты МЧС все никак не могли расчистить от обломков упомянутой партии автомобилей железнодорожные пути. Между тем пути еще надо было восстанавливать, и вынужденная стоянка поездов на этом перегоне сильно затянулась.

А Тираннозавр Рекс в это время изучал поведение; толпы на вокзальном перроне. В толчее он колол людей обыкновенной швейной иглой и с каждым разом все больше убеждался, что никто не способен опознать именно в нем хулигана, только что причинившего боль. Оглянувшись, уколотый видел перед собой несколько десятков человек, и солидный господин средних лет со спортивной фигурой меньше всех походил на хулигана.

Оставалось только смазать иглу ядом из секретных лабораторий КГБ. И не эту иглу, а специальную, с углублением у кончика и зазубринами, чтобы весь яд остался в ранке.

Яд действует медленно. Картина острой сердечной недостаточности развивается примерно через два-три часа после укола, а к этому времени о самом уколе все уже забудут.

В вокзальной толчее многие уколотые считали, что боль им причинила какая-то выступающая часть чужого багажа. И киллер рассчитывал, что японский дедушка, приехавший в Москву за смертью, подумает то же самое, самонадеянно забывая, что этот дедушка ко всему прочему еще и мастер боевых искусств, которому сам бог велел не верить в случайности и во всем видеть скрытую угрозу.

25

Вечерний прием медикаментов в пятом отделении психиатрической клиники № 1 сказался на состояний Наблюдателя не лучшим образом. Эти лекарства вообще редко сказываются на чьем-либо состоянии положительно, а Наблюдатель, как мы помним, был вдобавок особо чувствителен к человеческим эмоциям и ощущениям.

Прием лекарств состоялся вскоре после того, как Наблюдатель с удивлением обнаружил, что так называемый инопланетянин – на самом деле точно такой же человек, как и два предыдущих Носителя.

«Меня обманули», – с негодованием подумал Наблюдатель, но вскоре обнаружил некоторую странность. Новый Носитель действительно верил, что он инопланетянин, и никакие лекарства не могли его в этом разубедить.

Тут по несуществующей голове Наблюдателя со всей силы шарахнул аминазин, и исследователь с планеты Собратьев потерял всякую способность рассуждать здраво.

Ему вдруг стало казаться, что истинный инопланетянин действительно существует в мозгу нового Носителя и что он – такой же дубликат сознания в процессоре микробота, как и сам Наблюдатель. То есть теперь их в мозгу аборигена двое. И второй тщательно маскируется и прячется от первого, очевидно не желая выдавать какие-то секреты.

Опьяненный ударной дозой аминазина, который некоторые люди используют как наркотик, Наблюдатель решил, что он должен во что бы то ни стало добыть эти секреты, которые наверняка имеют чрезвычайно важное значение для планеты Собратьев.

Финал этой драмы могли наблюдать все пациенты и медики пятого отделения Канатчиковой дачи. Отчаянный борец с тараканопауками с планеты Плюк в тинтуре бился в конвульсиях, визгливо выкрикивая:

– Я ничего не знаю! Отстаньте от меня! Я не знаю никаких секретов! У меня нет допуска!!!

Однако неизвестный пыточных дел мастер продолжал допрос, и, чтобы хоть как-то облегчить свою участь, больной пытался отвечать правду и только правду.

– Я знаю только про тараканопауков! Их не существует! И рыцарей джедаев тоже не существует. Они выдумка! Спросите у доктора!!!

У доктора спросили, и он посоветовал накачать впавшего в буйство пациента успокоительным по самые уши, что и было сделано.

На этот раз доза была так велика, что защита микробота-разведчика сработала автоматически – иначе могло случиться непоправимое, вплоть до впадения Наблюдателя в необратимую каталепсию.

Как только сработала защита, далеко в космосе, на контрольном пульте звездолета, вспыхнул сигнал тревоги, и обеспокоенные собратья послали Наблюдателю срочный запрос. Наблюдатель ответил невразумительно.

– Немедленно возвращайтесь! – тут же радировал капитан звездолета. – Если вы больны, вам окажут помощь. Если вы здоровы, то вспомните о своей обязанности выполнять приказы старших собратьев.

То, как Наблюдатель высказался по адресу старших собратьев в ответном сообщении, не делало ему чести, но к этому высказыванию он присовокупил еще и безапелляционное заявление: «Я совершенно здоров».

В ответ капитан звездолета напомнил Наблюдателю о наказании за нарушение Устава и пренебрежение инструкциями.

Наблюдатель отреагировал на это невежливо и грубо. Он все еще находился под впечатлением от криков и мыслей своего Носителя в момент, когда он оказывал сопротивление санитарам. В выражениях этот достойный абориген не стеснялся совершенно.

Однако теперь абориген неподвижно лежал пластом. Он полностью лишился мыслей и ощущений, а так как совсем без ощущений сознание существовать не может, Наблюдатель снова ощутил себя пленником тесного и неудобного временного пристанища – микробота.

Он чувствовал себя закрытым в железной бочке на жаре и, чтобы поскорее избавиться от этого ощущения, решил покинуть неподвижное и бесчувственное тело Носителя и перебраться в другое.

А поскольку инопланетяне его разочаровали, Наблюдатель выбрал для нового вселения тело и мозг молодого застенчивого пациента, воображающего себя половым гигантом.

И некому было ему посочувствовать.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru