Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 151

Кол-во голосов: 0

150

Спецназовцы майора Хантера не зря имели в своем отряде штатного психолога. Свои акции они непременно тщательно прорабатывали с психологической точки зрения. И теперешний случай не был исключением.

Психолог с уверенностью, подкрепленной многолетним опытом, сказал, что если корабль с боевиками и заложниками на борту вдруг начнет тонуть без видимых причин, то боевики, впав в панику, не станут стрелять по заложникам, а подчинятся общему порыву: «Спасайся, кто может». Разновидностью этого порыва может стать попытка унести с судна хотя бы часть денег. Таким образом, преобладать в поведении боевиков в такой экстремальной ситуации будет позитивная деятельность, направленная на спасение жизни и имущества, а отнюдь не негативная — типа убийства заложников, которое в подобных условиях станет совершенно бессмысленным.

Правда, «добро» на уничтожение транспорта «Президент Рузвельт» спецназовцам и экипажу эсминца никто не давал. Но им было приказано любой ценой захватить похитителей «Янг Игла», в то время как задача спасения заложников была поставлена не столь категорично. Главное — спутник, а все остальное — по мере возможности.

Ночная атака началась с торпедного удара. Самонаводящаяся торпеда была пущена из-за горизонта с таким расчетом, чтобы корабль начал тонуть немедленно после взрыва, однако продержался на воде еще несколько десятков минут.

Торпеду всадили прямо в отсек с деньгами, а следующую — в машинное отделение. Как и ожидалось, одни боевики тотчас же кинулись спускать шлюпки, а другие — спасать деньги. Серый Волк и Гоблин мгновенно потеряли над ними всякий контроль. Прихватив с собой Стефани Бэр и Дженни Каттнер, они решили спасаться самостоятельно. Для этого им пришлось перестрелять нескольких своих людей, дерущихся за место в катере. В ответ боевики застрелили Гоблина, и Стефани Бэр выпала из его рук за борт.

Когда эсминец подошел к тонущему «Президенту Рузвельту», за борт уже прыгали и боевики и заложники. Боевой корабль спустил все свои шлюпки и катера и сбросил в воду все спасательные круги и плоты. Группа спецназовцев перебралась на борт транспорта — посмотреть, не остался ли кто-нибудь во внутренних отсеках.

Майор Хантер вовсе не собирался гоняться за кем-нибудь из боевиков конкретно. Он осуществлял общее руководство. Однако сквозь характерный шум, всегда сопровождающий кораблекрушения, вдруг прорвался девичий крик:

— Ган!!!

Хантер автоматически обернулся на крик и увидел, что какой-то боевик, почему-то оказавшийся в одиночестве на моторном катере, прижимает к себе ту самую девчонку, с которой он, Хантер, провел одну ночь в мотеле в городе Портленде, штат Орегон.

Но важнее всего было не это. Просто Хантер каким-то шестым чувством понял, что именно этот боевик и есть главный среди всех, кто захватил «Президента Рузвельта» в питерском порту.

Майор взлетел на мостик и скомандовал капитану:

— Надо взять вон того.

Эсминец погнался за катером и догнал его в два счета. Правда, за это время Серый Волк запросто мог застрелить заложницу — однако сработал естественный рефлекс: страх остаться один на один с этой стальной громадиной. Волк попытался отвернуть, но эсминец ударил по катеру бортом и перевернул его. Дженнифер вынырнула через мгновение, а вот Серый Волк что-то долго не появлялся.

Только через несколько секунд кто-то из матросов заметил багровую полосу за кормой эсминца.

Серый Волк, выпав из перевернутого катера, оказался под днищем корабля и попал под винт.

Первое, что сделала Дженнифер, когда ее подняли на палубу эсминца, — бросилась обнимать Хантера.

— Ох, и выпорю я тебя, когда будет время, — обрадовал ее майор. — Недели три ни сесть ни встать не сможешь.

Юная проказница улыбнулась в ответ, и майор отошел от нее, громогласно ругаясь словами, которые не следует употреблять в присутствии порядочных девушек.

Но это было еще полбеды. В настоящую ярость Хантер впал позже, когда все выловленные из воды боевики в один голос стали утверждать, что впервые слышат о спутнике «Янг Игл» и его похищении.

Сыворотка правды несколько прояснила ситуацию, но совсем не в том направлении, какого ожидали Хантер, и генерал Макферсон.

После допроса, проведенного по всем правилам с применением спецсредств, можно было однозначно утверждать, что захваченные боевики не имели никакого отношения к похищению «Янг Игла», а деньговоз захватили, воспользовавшись удобным случаем и информацией, добытой из общедоступной прессы.

Выслушав доклад майора, Макферсон положил трубку, не сказав ни слова. Последующие попытки дозвониться до начальника управления космической разведки ВВС США были безуспешными.

Утро нового дня генерал Макферсон встретил в частном самолете на пути в Южную Америку.

151

Однажды ночью яхта «Амор» наткнулась в юго-западной части Индийского океана на некий странный предмет.

Это было обглоданный рыбами человеческий труп в спасательном жилете и с чемоданчиком, прикованным к запястью.

В это время люди на яхте частью спали, частью занимались любовью, и даже рулевой смотрел все больше не на море, а на Аору Альтман, которая в соблазнительной позе лежала на спине чуть в стороне от утомленного сексом пламенного борца за свободу инков.

Таким образом, тело капитана Палмера проплыло мимо яхты незамеченным. Оно один раз стукнулось о борт и продолжило свой путь, повинуясь причудливым сочетаниям морских течений и ветров.

А быстроходная яхта бразильского богача Альберто Эсперантуша через несколько дней благополучно прибыла в Рио-де-Жанейро.

Профессор Лемье и генерал Макферсон прибыли в этот же город по воздуху, причем в один и тот же день. Они чуть не столкнулись в аэропорту, и трудно сказать, чем бы кончилась эта встреча. Очевидно, для профессора это была бы трагедия.

Но все обошлось. Профессор и генерал разминулись буквально на несколько минут, а потом разъехались в разные стороны, чтобы как можно надежнее спрятаться от соотечественников.

Примерно в это же самое время в международном аэропорту Рио приземлился самолет из Гонолулу. Аора Альтман, уже несколько дней прожившая в Рио, встречала своего отца, а Гриша Монахов по прозвищу Лже-Дмитрий Отрепьев — своих друзей. Они, естественно, летели не с Гавайских островов, а из Европы, на другом самолете, но разница была опять-таки в минутах.

Виктор Альтман столкнулся с Яковом Альтманом нос к носу и тут же узнал лицо, знакомое по семейным фотографиям.

— Простите, вы, случайно, не говорите по-русски? — спросил Виктор.

— А что, так заметно? — ответил Яша, как все евреи, вопросом на вопрос.

— А ваша фамилия, случайно, не Альтман?

— А вы, случайно, не из кэгэбэ?

— Ни в коем случае. Просто если вы Яков Моисеевич Альтман, то я вполне могу оказаться вашим сыном.

— Да неужели? — удивился Яша.

— Именно так. Меня зовут Виктор Яковлевич Альтман, мою маму — Мария Андреевна, девичья фамилия Денисенко.

— Так. Спокойно, — сказал сам себе Яша. — Поскольку богатого наследства у меня нет, а КГБ больше не существует, у тебя нет повода мне врать. К тому же я замечаю фамильное сходство. Ты как две капли воды похож на маминого прадедушку, гетмана Гайдамаченко. Если убрать очки и отрастить усы — ты будешь вылитый он. Витя, я рад тебя видеть. Познакомься со своей сестрой. Ее зовут Аора. Она — полинезийка. Ее прапрадедушка был король.

85
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru