Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 149

Кол-во голосов: 0

В самолете тоже никаких знакомых не было, хотя набит он был одними русскими, новыми и не очень, — поскольку теперь и простые работяги, если они трудятся на нормальном предприятии, вполне могут наскрести денег для поездки на Кипр.

— Как думаешь, Отрепьев нас встретит? — поинтересовался Виктор через некоторое время после взлета.

— А какая разница. Деньги наши при нас, бумаги мы и сами найдем. Главное, чтобы хвоста не было, а Гриша — это дело второстепенное.

— Ну, как знаешь.

Виктор открыл крышку ноутбука и занялся игрой в шахматы. Каспарова он уделал за пятнадцать минут — правда, с поправкой на то, что Каспаров, сидящий в блокнотном компьютере, пусть он даже «Пентиум Про» — это совсем не то, что живой чемпион мира.

Когда ему надоело обыгрывать компьютер, Виктор предложил партию Славе. Тот согласился, но с условием, что вместо двух пешек у него будут лишние ферзи. И все равно проиграл.

— А все потому, что я гений, а ты — обыкновенный бандит с большой дороги, — объяснил этот факт Виктор.

— Молчи, эмигрантская морда, — ответил бывалый моряк.

— От изменника Родины слышу, — парировал Виктор.

Потом принесли обед.

Потом они приземлились в Лимасоле, что на острове Кипр.

Оттуда Слава позвонил в Питер Максу. Революционер был в панике.

— К Алексею приходили менты. Все пропало! — вопил он в трубку.

— Без тебя знаю! Короче, операция отменяется. Сиди тише воды, ниже травы. Лучше всего уйди в подполье и пережди, пока все не утрясется. По моим данным, наш деньговоз хочет бомбануть мафия. Если они это устроят, то все остальное тоже спишут на них. Главное, в последний момент ничего не испортить.

Перепуганный Макс ушел в подполье буквально на следующий день. На Грушинском фестивале авторской песни под Самарой, в палаточном городке на полмиллиона человек, может затеряться не только один революционер, но и целая подпольная партия. Тем более что после фестиваля Макс не вернулся в Питер, а отправился в поездку по стране. Естественно, с агитационными целями.

А Виктора и Славу в кипрском городе Ларнаке, в ресторане Аганбегяна, ждали новые документы и записка от Гриши Монахова по прозвищу Лжедмитрий Отрепьев.

Она гласила: «Над всей Бразилией безоблачное небо. И все поголовно — в белых штанах».

148

— Значит, вы утверждаете, что аппаратура у вас в подвале — это просто сигнализация от воров?

— Утверждаю категорически. И дополняю: это также пульт управления праздничной иллюминацией и музыкальным сопровождением для танцев во дворе.

— А почему нельзя было разместить все это в доме?

— Вы ведь были там? А если были, значит, видели, сколько всякой аппаратуры там напихано. Только подвал и остался.

— Понятно. В таком случае расскажите нам подробнее о друзьях, которые регулярно вас посещают.

— А зачем, собственно?

— Потому что есть определенные подозрения относительно того, что эта аппаратура использовалась в преступных целях.

— Чем они вызваны? Бредовыми идеями глухонемого, которому надоело скучать в тишине? «Герасим и Муму раскрыли заговор». Простите, но это заголовок для бульварной газеты, а не тема для серьезного разговора.

— Значит, вы отказываетесь рассказать о своих друзьях.

— Категорически.

— Вы понимаете, что этим только усиливаете подозрения?

— Я понимаю, что частная жизнь неприкосновенна. И моя жизнь, и жизнь моих друзей. Сначала докажите, что имело место преступление, а потом уже я буду отвечать на ваши вопросы.

Доказать преступление было нечем. В доме Алексея Берендеева, которого все в Дедове почему-то звали Лехой Питерским, не обращая внимания на его колоритную фамилию, ни милиции, ни ФСБ не удалось обнаружить ничего предосудительного. Разве что слишком большую стоимость электронной аппаратуры при отсутствии у Алексея очевидных источников дохода. Но это само по себе не является свидетельством преступления.

Поэтому следователю ФСБ пришлось закончить беседу с Берендеевым без каких бы то ни было результатов.

Другие следственные действия, направленные на то, чтобы связать мастера на все руки из деревни Дедово с вором в законе Якорем, тоже не увенчались успехом. Либо связи между этими двумя людьми не существовало вообще, либо она была столь искусно скрыта, что до нее век не докопаешься. Разве что случай поможет.

А корабль-деньговоз тем временем быстро и неумолимо приближался к Санкт-Петербургу.

149

И приблизился.

И вошел в Питерский порт, переполненный омоновцами и спецназовцами сверх всякой меры.

Правда, спецназовцам и омоновцам был дан категорический приказ не предпринимать никаких попыток задержания тех, кто придет грузиться на корабль.

А потом в Главное управление внутренних дел Санкт-Петербурга позвонил некто и голосом президента Дорогина осведомился:

— Догадайтесь с трех раз, что будет, если я начну этим голосом отдавать приказы по правительственной связи.

Про то, что похитители «Янг Игла» якобы умеют разговаривать президентскими голосами, люди Серого Волка прочитали в газетах, где описывался аналогичный случай в Америке. Найти имитатора было проще простого. Доступа к каналам правительственной связи у них, правда, не было, но он и не понадобился.

— Чего вы хотите? — дрогнувшим голосом спросил руководитель операции по блокированию порта, когда сообразил, что звонит ему не лично президент России, а скорее всего, те самые космические воры, которых ждут у причала.

— Во-первых, все посторонние должны убраться из порта. Милиция, КГБ, ОМОН, РУОП… Могут остаться только журналисты. Во-вторых, с корабля должны сойти все, кроме журналистов. Если хоть что-то будет не так, мы немедленно начинаем устраивать в стране полный бардак. Потери от него будут намного больше, чем десять миллиардов баксов. Америка уже в этом убедилась.

Позвонили президенту Дорогину. Тот ужаснулся, узнав, что похитители американского спутника разговаривают его голосом и имеют доступ к линиям правительственной связи. Думал он недолго, а подумав, приказал:

— Выполняйте все их требования. Деньги не наши, журналисты тоже. Пусть у американцев голова болит.

Блеф Серого Волка удался. Благодарить за это Волк должен был настоящих похитителей «Янг Игла», которые до самого последнего момента нагнетали ажиотаж вокруг корабля-деньговоза, а также генерала Макферсона, который своим шоу с использованием голоса президента США подготовил почву для своих подражателей в России.

Омоновцы, руоповцы и чекисты ушли из порта. Корабельная охрана, немного поразмыслив и посоветовавшись с начальством, тоже ушла. Вместе с нею корабль покинула часть журналистов.

В числе прочего настоятельно рекомендовалось покинуть судно всем женщинам. Но прислушались к этой рекомендации отнюдь не все. Например, Стефани Бэр и Дженнифер Каттнер остались на борту «Президента Рузвельта».

Борис Алфимов и Роберт Стерлинг сошли на берег. А Гроссман с Пайном остались на корабле.

Мафия во главе с Серым Волком ворвалась в порт двумя группами. Сначала шла разведка, которая должна была убедиться, что эксцессов в порту не будет. Их и не было, и тогда появилась основная группа захвата.

Корабль был занят без стрельбы и без сопротивления. Портовые власти позволили ему беспрепятственно выйти в море, и уже из нейтральных вод Серый Волк, выйдя на связь с берегом, сообщил всем:

— Мы не собираемся никого убивать. Нам надо только сойти на берег с деньгами в той стране, которая нам больше всего понравится. Если нам дадут спокойно уйти, мы никого даже пальцем не тронем.

— Это вопрос не к нам, — сказали российские официальные лица. — Выбирайте страну, где хотите высадиться, и связывайтесь с ней.

Выбрать с ходу страну Серый Волк не мог и потому пошел посмотреть на деньги.

Выглядели они внушительно, причем те, которые лежали в верхних мешках, были явно настоящими. Чтобы проверить всю эту груду, требовалась уйма времени, а у Волка было полно других дел. Требовалось срочно решить, куда плыть и как высаживаться на берег.

84
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru