Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 146

Кол-во голосов: 0

С первого допроса на Еремина вешали серию изнасилований. Преступник, усыпляющий девушек-школьниц хлороформом и насилующий их в бессознательном состоянии, орудовал в Петербурге с весны, и его никак не удавалось поймать. Никаких шансов пришить это дело Еремину не было, но в головы руоповцев пришла светлая мысль, что если пригрозить этому долбаному интеллигенту ужасами, которые ждут на зоне любого насильника, то он быстренько расколется в своих настоящих преступлениях.

— Ничего не скажу, объявляю голодовку и требую американского адвоката, — заявил на это Еремин.

Адвоката он получил русского, но с этой минуты придерживался одной и той же линии: «На вопросы о спутнике буду отвечать только в Америке, требую судить меня по американским законам, про изнасилования ничего не знаю, а если это обвинение немедленно не будет снято, то весь мир узнает, как в демократической России добывают показания у подозреваемых».

По поводу изнасилований к нему больше не приставали, и все свято уверовали, что Еремин — похититель «Янг Игла».

Поэтому генерал Переверзев решил больше не тратить время на поиски сбежавшего профессора Лемье, дал ребятам из отряда «Кентавр» команду о немедленной эксфильтрации и приготовился к сдаче должности.

А «Президент Рузвельт» продолжал идти к европейским берегам.

Мысль о том, чтобы повернуть его назад, возникла лишь после того, как сотрудники Агентства национальной безопасности США побеседовали в Питере с Ереминым. Им тоже показалось, что он вполне может быть тем человеком, который украл спутник. О «Янг Игле» он, правда, ни словом не обмолвился («Везите меня в Штаты — там и поговорим»), но его компьютерная квалификация не вызывала сомнений.

Однако приказ о возвращении судна в Штаты так и не был отдан.

Как раз в тот день, когда вопрос об этом решался в Белом доме, дежурного радиста «Президента Рузвельта» вызвали по спутниковой связи и на отвратительном английском попросили позвать кого-нибудь из русских журналистов, находящихся на борту.

К радиотелефону подошел Борис Алфимов, корреспондент РИА «Новости» и по совместительству агент СВР. О второй его функции, впрочем, никто на корабле не знал.

— Слушай внимательно и передай всем, — сказал голос в трубке на чистейшем русском языке. — Нескольких наших людей взяли, но спутник по-прежнему у нас. Правда, мы решили поторопиться. Пускай корабль следует прямиком в Санкт-Петербург и ждет там. Наши друзья должны быть доставлены на борт в питерском порту, и там же охранники должны покинуть корабль. Силовые структуры не должны мешать посадке на судно остальных наших друзей и погрузке аппаратуры. Резервный центр управления спутником продолжит работу, и если что-то будет не так, все российские спутники связи и спутники-шпионы будут отключены, сотовая и правительственная связь будет парализована. Если понял, повтори.

146

— Гав! Гав! — сказал Муму.

Поняв, что Герасим его не слышит, пес забрался передними лапами ему на плечи, лизнул хозяина в ухо и повторил:

— Гав! Гав!

Это означало: «Пошли погуляем».

Герасим отмахнулся. Он читал ужасно интересную статью в газете «Час Пик». В ней излагалась история разгрома мафиозной группировки вора в законе Якоря, а также свежие требования похитителей спутника «Янг Игл», оставшихся на свободе.

Помимо всего прочего, корреспондент газеты высказывал осторожное предположение, что резервная база космических террористов, именующих себя пришельцами со звезды Альфа Центавра, может находиться не в Санкт-Петербурге, а где-нибудь в его окрестностях, на одной из частных дач, которые в последнее время обросли спутниковыми антеннами, а заодно и компьютерами, подключенными к Интернету.

Немой Герасим был парень довольно-таки умный. Поскольку он не мог без толку болтать с соседями, а также был лишен многих развлечений — таких, например, как слушание музыки и танцы — у него всегда было время подумать. К тому же он не имел телевизора, но зато много читал. И те односельчане и гости Дедова, которые считали Герасима местным придурком, сильно ошибались в оценке его умственных способностей.

Не обращая внимания на требования Муму о немедленной прогулке с культурной программой в форме бега наперегонки и совместной охоты на кошек, Герасим перечитал статью еще раз и, свернув газету, вышел из дома. Псу пришлось бежать наперегонки с самим собой, потому что Василий Иванович Тихонин — так на самом деле звали его хозяина — был сегодня серьезен, как никогда. И направлялся он не куда-нибудь, а к участковому милиционеру, который работал на дому и в этот уже не ранний час валял дурака, по своему обыкновению.

— Привет, Васек, — сказал участковый, снимая ноги со стола. До этого он сидел в позе американского шерифа из плохих голливудских боевиков. Он вообще считал, что должности участкового и шерифа очень близки, только вот участковые, в отличие от шерифов, очень часто не имеют ни машины, ни даже лошади, чтобы как можно быстрее домчаться туда, где требуется их помощь. — Ты чего такой хмурый? Муму, что ли, помер?

Герасим сплюнул через левое плечо, показал рукой в окно, где Муму преспокойно ловил мух, а потом выложил на стол газету со статьей о «центаврийцах». И вдобавок выразительно постучал по этой статье указательным пальцем.

— И чего? — спросил участковый, пробежав глазами статью.

Герасим схватил ручку и нарисовал на полях газеты домик со спутниковой антенной на крыше. Пропорциями антенна на рисунке больше напоминала радиотелескоп. А чтобы было совсем понятно, немой приписал под рисунком: «Леха Питерский».

— Ну, это ты загнул, — сказал участковый.

«К нему все время ходят приезжие, — написал Герасим. — А Борька Раков рассказывал, что у него в подвале инопланетянин живет».

Борька Раков был алкоголик, который однажды по пьянке забрел к Лехе Питерскому в огород и был до смерти напуган угрозой применения альдебаранского оружия.

— Не, — с сомнением покачал головой Михаил Петрович. — Конечно, руки у Лехи золотые, но до такого он бы не додумался. Мало ли кто к кому ездит…

«Надо проверить подвал», — написал немой.

— Так проверяли уже. Сигнализация у него там. Пульт такой, против воров. И вообще, Леха — мой друг, чего это я его буду трясти почем зря.

Герасим подчеркнул какую-то строчку в статье.

«Каждый, кто окажет помощь в поисках оставшихся на свободе преступников, получит от американского и российского правительства вознаграждение в сумме 100 000 долларов США», — прочитал милиционер.

Немой рубанул ребром правой ладони по раскрытой левой — дескать, поделим пополам.

— А что, попытка не пытка… — протянул участковый и пошел надевать форму.

147

One day you'll look

To see I've gone,

For tomorrow may rain, so

I'll follow the sun.

The Beatles

«Просьба не курить и пристегнуть ремни». — Мы ничего не забыли? — спросил Виктор Альтман бывалого моряка Славу.

— Насчет тебя не знаю, а я все мое ношу с собой, — ответил Слава, распахивая легкую куртку и демонстрируя тельняшку.

— Я тоже, — сказал Виктор и похлопал ладонью по своему ноутбуку.

— Утюг выключил?

— Спрашиваешь!

— А в подвале генеральную уборку сделал?

— Обижаешь! Лучше сам скажи, ты Лехины сертификаты куда дел?

— Рано тебе такие вещи знать. Это я ему в письме напишу.

— Ну, как хочешь. Баба с возу — кобыле легче.

— Это кто тут баба, а кто кобыла!

— Тихо ты! Взлетаем.

Аэропорт Шереметьево-2 остался далеко внизу. Виктор и Славик специально решили лететь из Москвы, чтобы запутать врагов. Из Питера тоже были прямые рейсы в нужную точку земного шара — но мало ли, напорешься в Пулкове на знакомых и выпутывайся потом. А в Шереметьеве встреча со знакомыми маловероятна. Ее и не случилось.

83
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru