Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 144

Кол-во голосов: 0

Сотрудники РУОП, провернувшие эту операцию, были уверены, что похитители «Янг Игла» находятся в их руках.

144

Начальник ГРУ Переверзев с коллегами ошибался, предполагая, что похищенного русскими спецназовцами профессора Лемье будет искать вся американская полиция со спецслужбами в придачу. Генерал Переверзев просто не знал, что его почти коллега генерал Макферсон давно объявил Лемье умершим — лежащим на океанском дне в чреве погибшей подводной лодки. Переиграть эту версию назад Макферсон никак не мог, а потому ни о какой полиции и ни о каких спецслужбах даже речи не шло. Наплевав на профессора, Макферсон целиком сосредоточился на операции «Плавучий сейф».

Однако русские спецназовцы из отряда «Кентавр» ничего об этом не знали, а потому тщательно прятали профессора на конспиративной квартире, пока в нейтральных водах на траверзе Балтимора не появился корабль «Александр Матросов».

Корабль возвращался из Ванкувера домой во Владивосток. Доставить на него профессора предполагалось в акваланге. Это было связано с серьезными трудностями, но другие способы были еще хуже.

Главная трудность эксфильтрации методом подводного марш-броска заключалась в том, что профессора нельзя было усыпить. Слишком опасно — спящий может выронить загубник и хлебнуть воды — и как ты его будешь откачивать в открытом море.

Так что пришлось спецназовцам тащить Лемье в воду в здравом уме и твердой памяти. Перед этим ему, правда, пригрозили сделать больно, если он вздумает кричать или рыпаться. Да и место было безлюдное.

И все бы кончилось просто замечательно, но случилось непредвиденное. В эту ночь в окрестностях Портленда гуляла акула. Может быть, та самая, что давеча съела капитана Палмера с секретными документами и компакт-дисками в дипломате, прикованном к запястью. Но вряд ли — скорее всего, это была другая акула.

Так или иначе, развлекалась эта рыбина тем, что подныривала под днище «Александра Матросова», выплывая на поверхность то с одной, то с другой стороны.

Акула была не очень голодна, и все могло опять-таки кончиться благополучно, если бы профессор Лемье ее не увидел. Но он увидел и, впав в панику, стал биться в руках спецназовцев и оцарапал одного из них.

Акула почуяла кровь.

Спецназовцу пришлось отпустить профессора, чтобы защищаться. Его напарник бросился на помощь. С ножами в руках они быстро утихомирили акулу, но после битвы обнаружилось два неприятных факта. Во-первых, у оцарапанного оказалась откушена рука, а во-вторых, выяснилось, что акула гуляла не одна.

В какой-то момент профессор Лемье почувствовал, что его никто не держит и, более того, рядом с ним нет ни людей, ни акул. И те и другие кучковались в стороне, где багровыми облаками расплывалась кровь.

И профессор ударился в бега.

Как он добрался до берега, профессор не помнил. Известно только, что около трех часов ночи на улицах Портленда можно было увидеть человека в одних трусах, проделывающего какие-то манипуляции с денежным автоматом. Правда, в это время улицы были пустынны, и странного человека никто не заметил.

Через полчаса человек в трусах позвонил в дверь одного из частных домов и сказал через домофон обладательнице приятного юного голоса:

— Простите, пожалуйста, я приезжий и меня ограбили.

Девушка открыла.

— Хорошо, что я всегда кладу часть денег в кармашек плавок. Я всегда предчувствовал, что это когда-нибудь произойдет, — сказал он несколько позже. — Жаль только, что я забыл положить туда же права.

— Как вас ограбили? — спросила девушка.

— Я люблю купаться по ночам. Я оставил все в машине — деньги, одежду, деловые бумаги. А вор просто взял и угнал машину.

— Надо позвонить в полицию.

— Не стоит. Я завтра уезжаю и мне ни к чему лишние хлопоты. У меня достаточно денег, и я могу не обращать внимания на такую мелочь. Вот только одежда…

— У меня только женская. Нет — есть еще тренировочный костюм моего парня. Он меня бросил. Если бы он хранил у меня свои вещи, я бы нашла что-нибудь посущественнее.

— Можно поступить проще. Денег у меня немного, но на джинсы, рубашку и пару сандалий хватит. Что, если я попрошу вас утром дойти до магазина и купить все это?

— Да, конечно.

Потом они говорили о кино, потому что девушка по имени Сьюзен мечтала стать актрисой, а Лемье знал толк в компьютерных спецэффектах.

Потом они устроили прогулку по Интернету — у Сьюзен был компьютер с модемом, но она не знала и сотой доли того, что знал об Интернете создатель спутника «Янг Игл».

Потом Сьюзен спросила:

— Вы действительно завтра уезжаете?

— Да. В Сан-Франциско, а потом в Японию.

— Это замечательно, — сказала она. — Я почему-то стесняюсь спать с мужчинами, которых могу увидеть на следующий день. Если это, конечно, не любимый мужчина. Но после того как Джеф меня бросил, я боюсь, что не скоро смогу снова кого-нибудь полюбить.

Она сбросила халатик и осталась обнаженной.

— Эффект попутчика, — сказал Лемье.

— Что?

— Психологи называют это «эффектом попутчика». В поезде, в самолете, на корабле женщина может отдаться совершенно незнакомому мужчине, которого она видит впервые в жизни и которого больше никогда не увидит. И не будет испытывать никаких комплексов, характерных при внебрачных связях другого рода.

— Наверное, вы правы, — сказала Сьюзен, обнимая профессора. — У меня уже несколько месяцев не было мужчины.

У Лемье тоже давно не было женщины — еще с тех пор, как он нежился с сотрудницей Агентства национальной безопасности на безлюдном гавайском пляже. А с тех пор произошло очень много событий.

— На Востоке говорят, что моряки и караванщики могут заниматься любовью раз в год, и этого достаточно для полного счастья. Но я не моряк и не караванщик, — сказал Лемье, прижимая к себе девушку, которая по возрасту была раза в два младше его — лет девятнадцать против тридцати семи.

— Боже, вы, наверно, знаете все на свете. Как вся эта информация помещается у вас в голове?

— Кое-кто называет меня гением. Возможно, это не просто лесть.

145

Корабль-деньговоз с гордым именем «Президент Рузвельт» продолжал свой путь в направлении Европы и после того, как сообщение о захвате похитителей «Янг Игла» в городе Санкт-Петербурге появилось в американских теленовостях.

Генерал Макферсон молился, чтобы это оказалось враньем — потому что в противном случае весь его план летел к чертям.

А генерал Переверзев не молился, потому что в Бога не верил. Хотя и называл себя православным — в отношении религии он с некоторых пор придерживался теории Льва Гумилева, утверждавшего, что на свете могут существовать православные атеисты и что религиозные чувства вовсе не обязательно связаны с верой в Бога.

Просто, прочитав добытый окольными путями милицейский отчет, он сразу поверил, что Рома Еремин из мафии Якоря и есть похититель «Янг Игла». Слишком уж точно все сходилось — и уничтожение информации в компьютере, и внешний вид экрана перед этим уничтожением, и самое главное — требование Макрософта о том, чтобы его судил американский суд.

На самом деле все было просто. Узнав, в чем его подозревают, Еремин решил так: надо добиться его выдачи американскому правосудию, а там уж будет совсем нетрудно добиться оправдания, поскольку на самом деле он ни с каким похищением спутника не связан и никаких реальных улик против него нет.

Правда, за Макрософтом тянулся длинный шлейф компьютерных краж в особо крупных размерах — однако доказательств опять-таки не было никаких, а если бы и появились — сидеть лучше в американской тюрьме.

Полупризнание Еремина родилось на свет только потому, что он плохо читал (или совсем не читал) уголовный кодекс, где черным по белому написано, что Россия не выдает своих граждан иностранным государствам, какие бы преступления они ни совершили.

82
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru