Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 113

Кол-во голосов: 0

113

По стене ползет кирпич,

А за ним ползет другой,

Ну и пусть себе ползут

Может, он ему жена.

Арбатские народные частушки

— Показывай права, — сказал майор Хантер девице, вошедшей вместе с ним в номер мотеля.

— Что? — вздрогнув, переспросила девица. Она уже внутренне настраивалась на занятие любовью с жестоким садистом и заранее представляла, какие могут быть от этого ощущения.

— Ты обещала показать права. Я жду.

— А, вы об этом, — смутилась девушка и достала свой документ из «ксивника» на поясе. Кроме этой поясной сумочки у нее был еще рюкзачок, который она, войдя в номер, сбросила с плеч на пол.

— Дженнифер Каттнер, — прочитал Хантер вслух. — Двадцать лет. Ого. Для своего возраста ты хорошо сохранилась.

— Если вы стараетесь обидеть меня, то у вас ничего не выйдет.

— Да боже меня упаси. Садись, пиши расписку.

— Какую расписку?

— Ты что, пропустила мимо ушей все, о чем мы говорили в коридоре? Пиши расписку: «Я, Дженнифер Каттнер, находясь в здравом уме и твердой памяти, вступаю в половую связь с предъявителем данного документа по собственному желанию, явно выраженному в устной и письменной форме, безо всякого принуждения с его стороны. Настоящим разрешаю ему совершать с моим телом любые действия, не наносящие серьезного вреда здоровью».

— Странно, я уже две недели занимаюсь этой работой, но еще ни разу не писала расписок, — сказала Дженнифер, усаживаясь за стол.

— А я уже двадцать лет занимаюсь адвокатской практикой и знаю, что правильно написанная бумажка — лучшая броня против любых неприятностей. Поставь дату и подпись.

Хантер забрал у девушки подписанную бумагу и затолкал в дипломат, где бумаг было множество. Дипломат он ногой задвинул под кровать и скомандовал Дженнифер:

— Раздевайся!

Одежда Дженнифер была крайне неподходящей для той роли, которую она себе избрала. Хантер чуть вслух не сказал: «Ну кто же надевает на такую охоту джинсовый костюм!» Однако удержался. Он ведь не нанимался учить начинающих проституток профессиональным манерам.

Под джинсовой курткой была еще и футболка. Лифчика, к счастью, не было, но расцветка тела была весьма своеобразной. — В полной мере оценить особенности этой расцветки и сделать некоторые выводы Хантер смог после того, как Дженнифер наконец справилась со всей своей одеждой и предстала перед ним нагая с выражением обреченности на лице.

Выводы были таковы. До недавних пор Дженни ходила на пляж исключительно в закрытом купальнике. Но потом произошло что-то из ряда вон выходящее, и это что-то заставило ее загорать в бикини, как все нормальные люди. Наконец, совсем недавно она провела пару часов на солнце с обнаженной грудью. А вот загорать полностью обнаженной ей пока не приходилось ни разу.

Хантер отметил это мимоходом, верный спецназовской привычке подмечать любые детали.

Волновало его другое. За свою уже достаточно долгую жизнь Хантер ни разу не встречал девушек, которые спали бы с кем попало за деньги ради какой-то научной работы. Следовательно, есть два варианта. Либо Дженни, поиздержавшись, решила подзаработать своим телом, а свою сказочку рассказывает всем, чтобы не думали, будто она профессионалка. Дескать, чего не сделаешь ради науки. Либо ей просто надоели неудачи на сексуальном фронте, и девочка придумала себе вот такую легенду, дабы привлечь внимание мужчин. То, что в любви ее преследовали неудачи, весьма вероятно. Дженнифер явно относилась к тому типу девушек, которые не пользуются особой популярностью у сверстников, не говоря уже о более старших мужчинах. Такие девочки часто остаются сексуально неудовлетворенными навсегда и направляют, свою неистраченную энергию на что-нибудь другое — профессиональную карьеру, общественную деятельность, научную работу. Таких девиц можно встретить в армии, в полиции и в спецслужбах — а с другой стороны, в преступных организациях и террористических группах.

Майор Хантер сам неоднократно их встречал и прекрасно знал этот тип — интеллект выше среднего, нетипичная для нынешнего поколения любовь к книгам, фантазия, достигающая болезненной степени, и либидо, загнанное на задворки сознания, в сновидения, которые утром вызывают жгучий стыд.

Но чтобы девушка этого типа ударилась в проституцию — такое Хантер видел впервые.

У него даже мелькнула мысль, не подослана ли Дженнифер какой-нибудь конкурирующей спецслужбой. Но это было слишком неправдоподобно. Там ведь тоже не идиоты сидят. Такую легенду нарочно не придумаешь.

А даже если и подослана — что с того? Майор Хантер всегда начеку. Он не говорит лишнего ни любовницам, ни проституткам и шантажа тоже не боится. Майор Хантер прекрасно знает, что любой компромат такого рода попадет на стол к генералу Макферсону, а тот скажет только одно: «Меня не интересует, с кем, где и как трахаются мои люди. Мне важно то, как они работают». И если претензию предъявит сам президент Соединенных Штатов, то Макферсон скажет то же самое и президенту.

Дженнифер стояла перед Хантером голая и по непроизвольным подергиваниям ее рук было видно, что она все время машинально порывается прикрыться, но вовремя вспоминает о взятой на себя роли и усилием воли заставляет себя не делать этого.

«Третий раз, — подумал Хантер. — Может быть, четвертый, но вряд ли. Сначала был парень еще младше ее, скромный тихий девственник. Потом шофер, который трахнул ее походя, не глядя, потом похвастался револьвером, накормил и уложил спать на лежаке в своей кабине. Права выданы в Вайоминге — значит, этот самый шофер и привез ее в Орегон. Наверняка он же сказал что-то по поводу чрезмерной белизны ее груди — и сегодня днем девочка где-то загорала без лифчика. Но не на пляже, а где-то в уединенном месте. А потом пришла искать нового клиента в этот мотель. И нарвалась на меня. Ну держись, девочка!»

Дженни не сказала ни слова, пока Хантер завязывал ей глаза, заклеивал рот скотчем и привязывал ей руки к ногам, укладывая в позу свежевыпотрошенной курицы. Она подчинялась его рукам с покорностью робота. И когда он стал целовать ее тело, то и дело впиваясь в него зубами, Дженни лишь тихонько взвизгивала через нос от боли и вздрагивала — совсем чуть-чуть, словно боялась доставить партнеру даже малейшее неудобство.

Но потом оказалось, что Дженнифер вовсе не фригидна, как Хантер поначалу предположил. Она завелась еще до того, как майор приступил к серьезным действиям, и через некоторое время извивалась так, как не всякая профессионалка сможет изобразить. А когда Хантер кончил и отвалился, девчонка еще некоторое время дергалась в своих путах, пытаясь достать привязанными к икрам руками до сокровенного места. Майор бесстрастно наблюдал за этими телодвижениями и курил «Кэмел». Если не принимать во внимание его наготу, то в этот момент он был очень похож на супермена из рекламной серии этого самого «Кэмела» — парня, способного нырнуть в Ниагарский водопад, выбраться внизу на берег, разжечь костер и спокойно закурить.

Когда Дженнифер утихла, он отвязал ее руки, сорвал изоленту с губ — опять причинив боль — и сказал:

— Спать будешь тут. На улице в это время суток слишком много плохих парней.

Дженни молча сняла повязку с глаз и кротко сказала:

— Хорошо.

Потом поднялась и уже довольно свободно прошлась по комнате нагишом — до рюкзачка, брошенного у входа. Оттуда она достала толстую тетрадку и капиллярную ручку, надела очки, села к столу и стала что-то писать.

Хантер удивился. Похоже, девочка и впрямь занималась научной работой.

Наблюдать за обнаженной девушкой, которая заполняла страницы своей тетрадки аккуратным мелким почерком с видом школьницы, делающей уроки, было забавно. Хантер с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться. А потом спросил:

— Эй, ну и как ощущения?

Дженни подняла голову, немного пожевала ручку в задумчивости, а потом сказала:

— А можно будет переспать с тобой еще?

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru