Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 109

Кол-во голосов: 0

109

Маленький мальчик

Зенитку нашел

Рейс из Нью-Йорка

В Москву не пришел…

Черный юмор

— Начинайте снижение до десяти тысяч футов. Эшелоны под вами свободны.

— Вас понял, снижаюсь. А в чем дело? Зачем опускаться так низко?

— Нужно срочно освободить верхние эшелоны. Не беспокойтесь, все в порядке. Немного подержим вас внизу и опять дадим подняться.

— Странно, — отключив связь с землей, сказал командир «боинга», с которого высаживалась на воду группа Лима, своему второму пилоту.

— Им с земли виднее, — ответил второй пилот.

— Оно конечно, — согласился командир.

Весь этот полет казался экипажу «боинга» странным. Сначала непонятный приказ генерала Макферсона сохранять полное радиомолчание до высадки десанта. Потом какая-то заминка с восстановлением связи с диспетчерской Сан-Франциско. А теперь еще это непредвиденное снижение.

Но с земли виднее, и, отключив автопилот, командир «боинга» с бортовым номером 44 двинул штурвал от себя.

Ему и в голову не приходило, что сейчас его действиями управляет не диспетчерская Сан-Франциско, а радиогруппа отряда «Саймак» из Аризоны. Что один из закрытых каналов связи между диспетчерской Сан-Франциско и самолетами блокирован и вместо военных диспетчеров этим каналом пользуются радисты спецназа космической разведки ВВС. А другие каналы той же диспетчерской находятся под контролем, и если пилоты борта-44 что-то заподозрят и попытаются сменить частоту, то на эту же частоту перейдут и люди генерала Макферсона.

И, что самое интересное, точно такую же комбинацию, только гораздо проще, можно провернуть с помощью спутника «Янг Игл». И хотя в данном случае этот спутник совершенно ни при чем, в случае необходимости перехват связи можно будет легко свалить на него и его похитителей.

Генерал Макферсон в очередной раз демонстрировал, что шит он отнюдь не лыком.

Генерал солгал лейтенанту Лиму, что собирается посадить борт-44 на базе отряда «Саймак» в Аризоне. Возможно, первоначальный план был именно таков, но теперь ситуация осложнилась, и генерал не хотел оставлять в живых опасных свидетелей его приказов, нарушающих прямые распоряжения президента США.

В тот момент, когда радиотехники отряда «Саймак» передали борту-44 приказ снижаться, по взлетно-посадочной полосе аризонской базы пробежал учебный истребитель-спарка с одним человеком на борту. Человек этот был штатным авиационным инструктором отряда «Саймак». В ближайшем будущем он должен был обучить если не всех, то многих спецназовцев майора Хантера управлять разными видами летательных аппаратов, и если бы он сделал это раньше, то многих проблем удалось бы избежать. Но курс обучения начался совсем недавно и самолет у отряда был только один — этот самый истребитель, так что водить «боинг» никто из людей Хантера и Лима не умел, и пришлось прибегать к помощи военно-транспортной авиации. А теперь лейтенант Роуз должен был выполнять совершенно необычную задачу.

Мало того что ему приказали сбить американский военный самолет. Это как раз не вызвало у Роуза особых эмоций. Он был настоящим спецназовцем, не склонным обсуждать и осуждать приказы командования. Главная проблема была в другом. Учебный истребитель не имел никакого вооружения. Поэтому сбить «боинг» предстояло из портативной базуки, а для этого надо будет открыть фонарь кабины.

На обыкновенном серийном истребителе это было бы затруднительно или вовсе невозможно, но эта спарка была специально переоборудована для тренировок в парашютных прыжках по программе выживания в экстремальных условиях.

Для этого и было затеяно снижение «боинга» до высоты, на которой разгерметизация самолета не опасна. Но оставалась еще проблема скорости.

Когда истребитель встретился над океаном с «Боингом» и пристроился сзади него и значительно выше, в кабине «боинга» вдруг раздался встревоженный возглас диспетчера:

— Снижайте скорость! Немедленно снижайте скорость до минимума. Рядом с вами неопознанный самолет!

Профессиональные пилоты приучены мгновенно реагировать на указания диспетчера: они сначала выполняют команду и только потом начинают думать или спрашивать, чем она вызвана.

Ни подумать, ни толком переспросить пилоты «боинга» не успели. Едва они сбросили скорость, справа по борту, совсем рядом, появился этот самый неопознанный самолет. В последнюю секунду своей жизни оба пилота и бортмеханик «боинга» опознали в нем учебный истребитель со знаками американских ВВС на фюзеляже и на крыльях с изменяемой стреловидностью, поставленных в горизонтальное положение. А потом небольшая граната, пробив стекло пилотской кабины, взорвалась внутри нее, превратив в жуткое месиво людей и оборудование.

Потерявший управление громадный воздушный корабль закувыркался вниз и рухнул в океан.

Инструктор Роуз внимательно оглядел окрестности и убедился, что ни кораблей, ни самолетов в пределах видимости не наблюдается. Только после этого он закрыл фонарь кабины и двинул вперед ручку сектора газа.

110

«Грегори Ган, юрист».

Для удобства постояльцев мотель «Холидей» в Портленде имел двойную систему регистрации постояльцев. Кто привык общаться с компьютером, мог занести свои данные прямо в компьютерную базу данных, а кто не умел — тот мог заполнить бумажную карточку, которая затем пропускалась через систему автоматизированного ввода.

Тех, кто использовал второй вариант, с каждым годом становилось все меньше. Вот и очередной постоялец привычно пробежался пальцами по клавиатуре компьютера общего пользования.

«Что-то не похож он на юриста, — подумал портье, прочитав введенную им запись. — Скорее на боевика. Вылитый Шварценеггер».

Но мысль эта промелькнула и исчезла вместе с констатацией простого и очевидного факта: чего только не бывает в нашем лучшем из миров. Сотрудники разных спецслужб тоже нередко именуют себя юристами.

А майор Хантер, только что зарегистрировавшийся под именем Грегори Гана, спокойно отправился в свой номер.

По пути ему встретилась невысокая и довольно невзрачная девушка, по виду студентка колледжа, в очках и с волосами, заплетенными в косу.

— Сэр, не будете ли вы столь любезны уделить мне минутку вашего драгоценного внимания, — обратилась она к Хантеру, неуверенно улыбаясь.

— Ну? — буркнул Хантер, останавливаясь.

— Скажите, пожалуйста, сколько вы обычно платите проститутке?

Хантер остолбенел. Девушка напряженно ждала ответа, и майор не нашел ничего лучше, чем сказать:

— Нисколько не плачу. Со мной обычно спят бесплатно.

Хантер врал. Обычно он как раз спал за деньги. Прежде всего потому, что в сексуальном плане был садистом и не хотел недоразумений. С платной девушкой всегда можно договориться заранее, что можно, а чего нельзя — а с теми, кто спит бесплатно, такие номера проходят редко.

Но сейчас он тоже не хотел недоразумений. Уж очень эта девочка была непохожа на шлюх, пристающих к мужчинам на улицах и в отелях. А раз так, то к чему раскрывать неизвестно кому свои не очень обычные пристрастия.

Однако девчонка не отставала:

— Неужели вы никогда не спали с проституткой?

— Слушай, тебе-то какое до этого дело?

— Я пишу работу о том, что чувствует проститутка, когда отдается клиентам за деньги. Я психолог, понятно? Я хочу отдаться вам за меньшую сумму, чем вы обычно платите проституткам, а потом записать ваши ощущения и сравнить их со своими. Это научная работа, вы понимаете? А если вас беспокоит мой возраст, то я совершеннолетняя и учусь в университете, и давно уже не девственница. Могу показать права. Вот!

«Разные бывают на свете извращенцы», — сделал философское умозаключение Хантер, а вслух сказал:

— Пять баксов.

— Что? — переспросила девушка.

— Я дам тебе пять баксов за все, что ты сказала. Но ты должна иметь в виду две вещи. Во-первых, я возьму с тебя расписку, что это была твоя идея. Я слишком дорожу своей репутацией, и лишние судебные разбирательства мне ни к чему. А во-вторых, я по натуре садист, и, следовательно, тебе будет больно. А рот я тебе заклею скотчем, так что на помощь позвать не удастся. Ну как, устраивают тебя такие условия?

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru