Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 98

Кол-во голосов: 0

96

— Мистер президент. Нам удалось запеленговать похищенный спутник. В ближайшие несколько часов будет ясно, удастся ли вернуть его под наш контроль. Если это не получится, я прошу вас отдать приказ о применении противоспутниковых систем, находящихся под вашим личным контролем.

— Последствия? — коротко спросил президент.

— Если сбить «Янг Игл», то не удастся восстановить работоспособность спутников, которые он уже вывел из строя. Ну, и международные осложнения — ведь официально этого оружия у нас нет.

— Да, конечно. Очень не хотелось бы ссориться с русскими… Каковы шансы, что спутник удастся мирно перехватить?

— Я не могу достоверно оценить их. Возможно, для перехвата потребуются коды с диска профессора Лемье, а он, скорее всего, на дне океана.

— Разве нет резервных копий?

— Нет. Два диска из четырех позволяют без проблем управлять спутником в нормальном режиме и любой из дисков позволяет полностью его отключить — но опять же только если действует нормальный режим. А сейчас «Янг Игл», похоже, работает в режиме военного времени. Не исключено, что его можно будет перехватить с помощью вашего «ядерного чемоданчика», но гарантировать ничего нельзя. Возможно, понадобится диск профессора и тогда перехват будет невозможен.

— Когда это станет ясно?

— Нужно еще несколько часов. Пока не удалось даже подобрать рабочую частоту связи.

— Ну хорошо, действуйте. Ваше предложение сбить спутник придется обсудить особо, если все другие способы не дадут результата.

— Мистер президент. Я бы предложил обойтись без широкого обсуждения. Спутник можно ликвидировать так, что никто об этом не узнает. А общественности сообщим, что его удалось перехватить и нейтрализовать.

— Генерал, я в который уже раз говорю вам — не надо учить меня политике. Мы и так по уши в дерьме с этим делом, и если играть в тайны и дальше — то не только вас, то и меня сотрут в порошок. А я этого не хочу.

— Мистер президент, я прошу вас не сообщать никому о том, что мы запеленговали спутник. Подождите хотя бы несколько часов. Иначе об этом немедленно объявят по телевизору, и похитители смогут узнать о планах перехвата и нейтрализовать наши попытки.

— Занимайтесь своим делом, генерал. Я сам решу, как мне поступить.

Как поступил дальше президент, осталось неизвестным, зато отлично известно, как поступил генерал. Он хлопнул трубкой по аппарату спецсвязи так, что авиабазе «Флеминг» (вернее, Военно-воздушным силам США в целом) пришлось раскошеливаться на новый аппарат.

Кроме того, известно, что резидент ГРУ в Вашингтоне узнал о подробностях беседы Дугласа с президентом примерно через три часа после ее окончания и за полтора часа до того, как те же самые подробности стали известны резиденту Службы внешней разведки России.

Наверное, президент Клиффорд, спасая себя от вполне реальной угрозы импичмента, все же с кем-то посоветовался насчет того, стоит ли сбивать спутник, если не удастся его перехватить. И те, с кем он советовался, тоже не удержали язык за зубами.

Ситуация была такова, что никто не думал ни о какой секретности — каждый спасал свою шкуру от публичной порки.

Раздолье для иностранных шпионов.

97

Спецназовцы лейтенанта Лима рассыпались по корабельным помещениям очень быстро, не давая опомниться противнику, если кто-то еще имел силы и желание сопротивляться.

Группа захвата взяла корабль под контроль, но она еще не выполнила главную свою миссию — не нашла профессора Лемье.

Минуты текли, никто больше не стрелял, но и добрые вести о том, что профессор найден, жив, цел и готов давать показания на мостик, где обосновался лейтенант Лим, не поступали.

Сам Лим тем временем допрашивал рулевого и штурмана, которые сообщили ему весьма интересные вещи. Например, лейтенант узнал о том, что корабль захватили боевики из Фронта освобождения Страны Инков, убившие капитана и возжелавшие прибрать к рукам профессора Лемье вкупе с его супероружием.

По приказу Лима на мостик приволокли двоих поверженных боевиков, и штурман тут же сообщил, что было еще двое, и среди них главарь — некто Гомес.

Тут стали возвращаться спецназовцы, искавшие профессора. Из их докладов складывалась удивительная картина. Ни Лемье, ни Гомеса нигде не было. Когда вернулась последняя группа, Лим задумался в первую очередь над тем, откуда на борту взялись «освободители инков». Он легко догадался, что дело тут нечисто, хотя бы потому, что рулевой рассказал об их присутствии на «Эльдорадо» и о бунте на корабле лишь под угрозой немедленной смерти, и штурман тоже говорил обо всем этом крайне неохотно.

Теперь Лим стал кое-что понимать и на ломаном испанском поинтересовался у допрашиваемых, которых было уже четверо:

— На корабле должен быть тайник. Где он?

«Освободители инков» в ответ стали бессвязно выкрикивать проклятия, а рулевой со штурманом, дрожа и озираясь, отказались отвечать на вопрос.

— Хорошо, — пожал плечами Лим и что-то приказал одному из своих людей по-китайски.

Тот извлек из сумки на поясе шприц-тюбик, а еще двое спецназовцев, ни слова не говоря, скрутили Герреро так, что тот истошно завопил. Но вскоре он орать перестал, укол сделал его весьма жизнерадостным и разговорчивым.

— Тайник, — напомнил ему Лим.

— Тайник, — широко улыбаясь, несколько раз повторил Герреро, — тайник — это наша гордость, мы любим тайны и все там прячем, прячем, чтоб никто не видел, все оружие там, и гранаты и патроны — все там лежит…

— Где? — прервал это словоизлияние Лим.

— Так в тайнике же и лежит, там ведь удобно, никто никогда не найдет, в трюм положи — любой таможенник сразу увидит, а в тайнике нет, никто ни за что не догадается…

— Где тайник? — теряя терпение, еще раз спросил Лим. Сыворотка правды явно давала побочные эффекты, и это было совсем некстати.

— Так внизу, где же ему быть. Там так все устроено: и не разберешься, если не знать…

Лим чуть не выругался вслух по-английски, но вовремя вспомнил, что это запрещено, и произнес ругательство на китайском. Потом скомандовал по-испански:

— Показывай дорогу!

После этого он произнес еше несколько слов по-китайски, и тут же двое спецназовцев подхватили Герреро под руки. Лим пошел следом за ними — он один из всей группы захвата умел говорить по-испански и при этом достоверно имитировать китайский акцент. По пути он не давал Герреро сбиться с темы и в конце концов добился того, что «освободитель Страны Инков» привел их прямо к тайнику.

Герреро сам открыл дверцу, заметить которую было действительно невозможно для непосвященных. И тут же из глубины тайника послышался полубезумный выкрик Гомеса на ломаном английском языке:

— Не подходите, или я убью его! Не двигайтесь, иначе стреляю!!!

98

Когда свежие сообщения из Вашингтона достигли резиденции ГРУ в Москве, там со всей очевидностью поняли, что дела плохи. Мало того, что не удалось сорвать операцию спецназа Управления космической разведки ВВС США по захвату «Эльдорадо», так теперь еще новая напасть: американцы запеленговали «Янг Игл» и вот-вот перехватят его и отключат или хуже того — собьют. И тогда генералу Переверзеву не видать поста начальника Генерального штаба как своих ушей без зеркала. Блестящая комбинация, нацеленная на то, чтобы надолго поссорить Россию с США, не может осуществиться, если «Молодой орел» вернется под контроль американцев. Этого никак нельзя допустить. Только способа помешать этому нет — профессор Лемье, возможно, уже в руках спецназовцев, спутник на крючке у генерала Дугласа, а похитители до сих пор неизвестны, несмотря на все старания ФСБ, ГРУ и СВР.

А тут еще президент Дорогин побеседовал по телефону с президентом Клиффордом, а потом заявил журналистам, что проблемы в отношениях между Россией и США, вызванные историей с «Янг Иглом», будут решены в ближайшее время, и ставшая обычной в последние годы дружба между нашими странами в результате не пострадает. Особенно если американцам удастся как можно скорее вернуть спутник под свой контроль и на глазах у всего мира уничтожить его, объявив — опять-таки всему миру — что больше Америка не станет втайне от других стран создавать оружие для информационной войны.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru