Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 88

Кол-во голосов: 0

Тупак Юпанки не думал об этом. Ему просто надоел капитан, а значит, его, по революционным понятиям, следовало убить.

О последствиях рулевой Гомес задумался лишь несколько секунд спустя, когда на мостик с пистолетом в руке ворвался старпом. Но реакция у него была не та, что у профессионального грабителя банков и в результате старпом тут же лег рядом с капитаном.

В следующее мгновение на мостик повалила толпа, но передние сразу замерли в дверях, увидев в руках у рулевого пистолет.

Один из соратников Гомеса не растерялся и тут же устроил боцману подножку, причем такую, что тот покатился вниз по отвесному трапу. Потом этот же соратник заорал, адресуясь к другим «освободителям Страны Инков»:

— Быстро вниз! Тащите автоматы.

На мостике в это время закипела драка, но Тупак Юпанки, уложив еще кого-то из пистолета, сумел вырваться на оперативный простор и оказался на верхней палубе, где нос к носу столкнулся с профессором Лемье.

Ткнув пистолет ему под челюсть, Тупак Юпанки поволок профессора вперед, сам не зная куда.

Тем временем его соратники снова ввалились на мостик, но теперь уже с оружием. Они принялись палить куда попало, повыбивали в рубке все стекла, ранили несколько человек, убили, кажется, двоих и успокоили всех остальных. Один, по фамилии Герреро, выпустил еще длинную очередь в потолок рубки и объявил:

— Всем отправляться по местам. Теперь я капитан. Мы идем в Страну Инков.

— Вы — идиоты, — тихо сказал один из штурманов. — Вас не пропустят через Панамский канал и Магелланов пролив, а мимо мыса Горн судно вести некому.

Герреро направил автомат на штурмана и чуть было не нажал на курок, однако вовремя спохватился, сообразив, что если поубивать всех штурманов, то судно будет некому вести не только мимо мыса Горн, но и по спокойному океану, где тоже надо время от времени корректировать курс и избегать мелей.

— Ты поведешь, — сказал Герреро. — А если не сможешь, мы тебя прикончим. Начинай прямо сейчас.

— Что — прямо сейчас?

— Делай новый курс. Нам теперь незачем идти в Кению.

А в это время в Лиме, столице Перу, министр иностранных дел этой страны надрывался у переговорного устройства, вызывая сухогруз «Эльдорадо», с которым внезапно прервалась связь.

Министр решил, что нападение американцев на беззащитное торговое судно уже началось.

88

Серый Волк вернулся в особняк Бармалея поздно. Целый день он мотался по городу, добывал деньги, нанимал новых людей в охрану и разведку, заручался поддержкой полунезависимых авторитетов и групп, в общем, делал все, чтобы смягчить ущерб от ухода Змея и его людей в другую группировку, а также максимально обезопасить свою собственную жизнь.

В особняке его ждали женщины для любви, три грации на выбор. Такую традицию завел Гоблин после той истории с изнасилованной учительницей. Ходили смутные слухи о том, что начальник охраны Серого Волка прознал о заказе на убийство, который сделала Нутелла, и поговорил с нею. Не желая раздувать конфликт, он заплатил учительнице какую-то компенсацию из своих собственных денег и пообещал, что отныне Волк будет обеспечен любовью круглосуточно и Лене Бережной ничего больше не грозит. Однако Лена все равно ушла от Нутеллы, отчего ненависть Бармалеевой вдовы к Волку разгорелась еще больше. Теперь она была готова нанять целую армию киллеров для его убийства, и ее останавливал только недостаток денег.

Волк тоже всерьез подумывал ее убить, особенно после того, как узнал о контракте. Он, правда, не смог выяснить, какого киллера наняла Наталья Борисовна и наняла ли вообще или только приценивалась. Но это не меняло сути дела. Порядочные мафиозии убивают и за то, и за другое не задумываясь, потому что своя жизнь им дороже, чем чья-либо еще.

Однако Нутеллу пришлось оставить в живых. В группировке было слишком много людей, которые чтили авторитет покойного Бармалея значительно больше, чем Серого Волка, и были бы очень недовольны, если бы Волк убил безутешную вдову.

Так что теперь Волк жил в особняке, принадлежащем Наталье Борисовне, который он оккупировал по праву сильного, выжив оттуда хозяйку. Нутелле пришлось переселиться в городскую квартиру, и это еще сильнее распаляло ее ненависть. Они ненавидели друг друга смертельно, но по разным причинам не могли друг друга убить. Волк не хотел лишних проблем, а у Нутеллы не хватало денег. Она даже пыталась уговорить Пиранью выполнить заказ в долг, не зная, что он уже занимается охотой на Волка по контракту, заключенному с совсем другими, гораздо более серьезными людьми. Пиранья, естественно, ответил, что в долг никому не верит и с детства исповедует священный принцип: «Деньги вперед».

Итак, вернувшись в особняк, Серый Волк был встречен дежурными девушками для любви, которые позволяли делать со своими телами все, что только может придумать самый извращенный ум. Одну из них он взял к себе в постель, однако не предпринял никаких попыток воспользоваться ею по назначению — слишком устал за день. Но заснуть ему не удалось.

Телефонный звонок заставил Волка вздрогнуть. Тут же он поймал себя на мысли, что в последнее время стал не в меру нервным. Никогда раньше он не пугался громких звуков, криков и тем более телефонных звонков. А теперь любой неожиданный шорох заставляет мозг бить тревогу. Так и с ума сойти недолго.

— У телефона! — сказал Волк, подняв трубку.

— Здравствуй, дорогой, — приветствовал его невидимый собеседник с едва заметным кавказским акцентом. — Как у тебя дела?

— А тебе какое дело до моих дел? — зло поинтересовался Волк, хотя уже догадался, кто и по какому поводу ему звонит.

Догадаться-то он догадался, но и свой страх перед этими людьми показывать не хотел и не должен был. Иначе какой же он лидер организации.

— А дело у нас то же самое. За Бармалеем долг остался, а ты — его наследник. Или нас кто-то обманул? Может, ты — честный советский гражданин на заслуженном отдыхе? Тогда так и скажи, и мы больше звонить не будем. Только будь другом, дорогой, не забудь сказать, у кого теперь Бармалеева касса.

— У кого надо, — спокойно произнес банальную фразу Серый Волк и вдруг сорвался на крик: — И не твое собачье дело совать нос в Бармалееву кассу! Я про деньги только с живыми людьми разговариваю, с глазу на глаз и при свидетелях, а не по телефону с анти-АОНом. Если у тебя есть что сказать — приходи, побеседуем. А так я тебя не знаю и ничего тебе не должен!

— Не знаешь, значит. Жалко. Ну ничего, узнать никогда не поздно. Только когда узнаешь — больно тебе будет. Очень больно.

В ответ Серый Волк закатил на грани срыва голоса многоэтажную фразу на исконно русском языке. На другом конце провода пробормотали: «Ну-ну» и повесили трубку.

Волк не переставая матерился еще несколько минут, а потом непроизвольно начал думать о том, где можно взять три миллиона долларов. Но ничего дельного не придумал. Мысли его в который уже раз уперлись в спутник «Янг Игл», его похитителей и их требование насчет десяти миллиардов выкупа.

«Вот бы перехватить этот куш!» — восклицал про себя Серый Волк, прекрасно понимая, что это несбыточная мечта, которая никак не поможет ему откупиться от неизвестных с кавказским акцентом.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru