Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 65

Кол-во голосов: 0

— Вот и сообщай после этого друзьям новости по секрету, — такими словами встретил Гроссмана Пайн. — Через час будет знать весь город.

— Профессиональный долг прежде всего, — парировал Гроссман.

— Наверное, мне слишком много платят, — сказал Пайн. — Я уже отвык бросаться на сиюминутную сенсацию, как голодный волк на больного зайца.

— Стареешь, — пожал плечами Джек.

— Ничего подобного. Просто я уже научился сначала думать, а потом действовать.

— Ты газетчик. И вдобавок аналитик, да еще и «вольный стрелок». У тебя есть время думать. А мне надо успеть протолкнуть сюжет в вечерний выпуск новостей. Люди ждут от телевидения сенсаций, чего же ты хочешь от меня?

— Ничего я от тебя не хочу. Все равно ты уже опоздал. Можешь пойти взять интервью у Стерлинга про «ядерный чемоданчик».

Стерлинга как раз сейчас осаждали репортеры, и он чувствовал себя крайне неловко. Журналист редко оказывается в положении интервьюируемого. Во всяком случае, Роберт Стерлинг попал в такое положение впервые. И что самое неприятное: он не мог сказать ничего вразумительного. Никакой конкретной информации у него не было, только догадка, которая частично подтвердилась. А коллеги требовали от Стерлинга фактов.

Фактов он им дать не мог, а о догадке говорить не хотел — все равно ведь не поверят.

— Боб, кончай валять дурака! — кричали ему со всех сторон. — С нами этот номер не пройдет.

— Еще как пройдет, — сказал в конце концов Роберт, улыбаясь прямо в объектив си-эн-эновской телекамеры, после чего энергично пробился сквозь толпу, добрался до своей машины и умчался с максимальной скоростью, допустимой на улицах Вашингтона.

Ему требовалось подумать в спокойной обстановке.

65

Не каждому понравится, когда на него по телефону орет президент Соединенных Штатов. Впрочем, если он орет не по телефону, то это тоже не сулит ничего хорошего.

Генерал Дуглас давненько не чувствовал себя так неловко. Президентский голос в телефонной трубке гремел так, что его слышали все присутствующие.

— Эти ублюдки прислали ультиматум. Они хотят десять миллиардов баксов и корабль, иначе грозятся взорвать к чертям все наши спутники.

— Корабль? — переспросил сбитый с толку Дуглас. Он хотел сказать совсем другое, что «Янг Игл» не взрывает спутники, а просто выводит их из строя на программном уровне, но его мысль споткнулась о слово «корабль». При чем тут корабль?

Спутники и корабль слились для генерала в одно целое, и, переспрашивая, он добавил:

— Космический?

— Вы что, тоже идиот? — прервав свою гневную тираду, удивленно спросил президент. По его тону можно было понять, что все остальные — уж точно идиоты.

Генералу Дугласу стало уж совсем неудобно. Он ответил:

— Никак нет, сэр, — после чего действительно почувствовал себя полным дураком.

— Это еще не все! — снова загремел президент. — Это еще цветочки. А вот вам ягодки. Сегодня демократы из Капитолия звонили мне целый день. Хотели узнать, правда ли, что через «Янг Игл» можно запускать наши или русские ядерные ракеты. Когда я вас спрашивал об этом, вы ответили, что нельзя. Теперь я спрашиваю еще раз, и на этот раз мне нужны доказательства. Такие доказательства, которые я могу предъявить журналистам, чтобы заставить их поверить.

— Сэр, — неуверенно вклинился в речь президента Дуглас. — Сэр, это невозможно. С журналистами ни в коем случае нельзя говорить на эту тему. С доказательствами или без доказательств — они ничего не должны знать.

— Они уже знают. И если мы будем играть в секретность и юлить, они утвердятся в мысли, что русские ракеты вот-вот полетят в нашу сторону. Или наши — в их сторону. Один черт. Главное, что вся страна будет в панике. А заодно и весь мир. Я этого допустить не могу, поэтому требую от вас доказательств, что ракеты не полетят.

— Видите ли, сэр, у нас нет таких доказательств.

— Что вы хотите этим сказать?

— Сэр, мы практически уверены, что наши системы, замкнутые на ваш «ядерный чемоданчик», находятся в полной безопасности. Но в отношении аналогичных российских систем такой уверенности нет. И не будет, пока русские не дадут нам покопаться в их президентском чемоданчике.

— То есть в принципе похитители «Янг Игла» могут добраться до русских ракет?

— И до китайских, и до английских, и до французских.

— С англичанами и французами проще, — задумчиво сказал президент. — В крайнем случае, их можно убедить прервать боевое дежурство ракет, самолетов и подлодок с ядерным оружием. Но русские и китайцы на это не пойдут и свои схемы связи на случай ядерной войны тоже не покажут.

— Да, сэр.

— Что «да, сэр»?! Вас для чего туда послали?! — снова повысил голос Клиффорд. — Вы должны как можно скорее обезвредить спутник, а не рассуждать о политике. Я хочу знать, когда эта проклятая железка сгорит в атмосфере или упадет в океан?

— Чем скорее Перу вернет нам профессора Лемье, тем скорее мы справимся со спутником. От нас это уже не зависит.

— Вы хотите, чтобы я объявил войну Перу?

— Нет, мистер президент. Я хочу получить профессора Лемье. И если вы дадите военно-морским силам приказ захватить его силой, я не думаю, что это вызовет какие-то осложнения для США.

— Зато я так думаю. И не спрашиваю у вас совета, как вести себя в международных делах. Вам все понятно?

— Да, мистер президент.

66

Генерал Мартинес, начальник генштаба перуанской армии, принял представителя Пентагона Рональда Бакстера весьма радушно — накормил его обедом, угостил великолепным французским вином и предложил в качестве секретаря и переводчика удивительной красоты девушку по имени Танья.

Переводчица Бакстеру не требовалась, он отлично знал испанский. Девушка для других целей ему тоже была не нужна, Бакстер был серьезным молодым человеком и хранил верность своей невесте. Но генерал очень настаивал, намекая, что без местного помощника ему в Лиме будет крайне трудно, а генерал, к сожалению, не сможет уделять уважаемому гостю много времени.

— А я и не прошу уделять мне много времени, — парировал Бакстер. — Давайте решим этот вопрос прямо сейчас. Вы отдадите приказ капитану «Эльдорадо», наше судно заберет профессора, и я сегодня же покину Перу.

— Сеньор Бакстер, — с улыбкой доброго дядюшки сказал Мартинес, — вы же прекрасно понимаете, что это невозможно. Такие дела не делаются в один день.

— Но почему? — спросил Бакстер, весьма натурально изобразив искреннее удивление. — Вы просили доказательств, что профессор Лемье — преступник. Я их привез. Формально Лемье еще не получил политического убежища, а только обратился с просьбой о его получении. Он — гражданин Соединенных Штатов, так что вы вправе отдать его нам с соблюдением минимума формальностей. На основании этих документов, — Бакстер похлопал рукой по своему кейсу, — ваше правительство может принять решение о непредоставлении Лемье политического убежища, что автоматически означает его возвращение в США.

— Не так все просто, дорогой сеньор. Не так все просто. Мы не можем отказать человеку в гостеприимстве только потому, что вы об этом просите. Я имею в виду вашу страну. Профессор попросил у нас помощи. Если он преступник, это должен доказать суд, а судебный процесс — дело долгое. Вы, конечно, можете вернуться в Соединенные Штаты, но профессор останется на нашем корабле. Скорее всего, мы подождем с решением этого вопроса, пока корабль не зайдет в ближайший порт, откуда можно вылететь в Перу.

«Корабль зайдет в ближайший порт, и тогда ищи ветра в поле», — с досадой подумал Бакстер.

На его лице при этом не отразилось никаких эмоций. Он был хорошим дипломатом.

— В какой именно порт? — поинтересовался он с вежливой улыбкой.

— Момбаса, — ответил генерал, который прекрасно понимал, что это американцы легко могут узнать и без него, так что скрывать нет смысла. — Это в Кении.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru