Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 51

Кол-во голосов: 0

— И мимо такой тоже не проплывал?

— Разве что если он превратился в дельфина. Или хотя бы в акулу.

— Нет, тогда ему не к чему было бы приковать чемодан.

— Тогда, значит, не проплывал.

— Ладно, с этим ясно. А теперь скажи мне, только честно и без хохмы: вы нуждаетесь в помощи?

— Еще как нуждаемся. «Хейердал», конечно, может доплыть до островов, но у нас без еды и воды будут большие проблемы.

— Тогда давай я отвезу тебя на корабль, а остальных он снимет с плота чуть позже.

— Ну да, конечно! Я все брошу и полечу с тобой на корабль. Больше мне делать нечего, — возмутилась Аора. — Я, если хочешь знать, старший помощник капитана и должна покинуть плот максимум предпоследней. И уж ни в коем случае не первой.

— Ну, как знаешь.

Аора полезла обратно на лыжу и приготовилась прыгать.

— Эй, погоди, ты куда?! — крикнул ей вслед пилот и попытался поймать девушку за локоть. — Тут метров пятнадцать.

За разговором пилот машинально поднял вертолет подальше от воды и вспомнил об этом только сейчас.

— Какая разница! — воскликнула Аора и ласточкой полетела вниз.

Она вонзилась в воду как стрела, практически без брызг, и долго не выныривала, так что пилот даже стал волноваться. Но в конце концов черная голова девушки показалась на поверхности возле самого плота.

Пилот дождался, пока Аора вскарабкается на бальсовые бревна, и только потом взял курс в сторону «Ориона». Девушка помахала рукой вслед вертолету и что-то прокричала, но голос ее потонул в шуме винтов.

51

— Сэр, вас хотел видеть инженер Джексон.

Этими словами полковника Ричардсона остановила в коридоре миловидная девушка из группы профессора Лемье.

Ричардсон мгновенно вспомнил, кто такой Джексон. Бородатый мулат или, скорее, квартерон, исповедующий религию растафари.

— Что ему нужно? — хмуро спросил полковник. Девушка улыбалась ему, но Ричардсону было не до веселья.

— Не знаю, сэр. Кажется, он что-то нашел.

— Хорошо, я поговорю с ним.

До технического центра базы полковник добрался лишь через полчаса. Он решил, что если бы Джексон действительно нашел что-то важное, то через пять минут вся база встала бы на уши, а суть открытия передавалась бы из уст в уста со скоростью, превышающей скорость света. А раз этого не произошло, значит, ничего интересного Джексон не нашел.

Растаман встретил полковника словами:

— Вы все идиоты.

Полковнику совсем расхотелось разговаривать. И ведь что самое обидное — ничего этому стервецу не сделаешь. Если Пентагон откажется от услуг Джексона, то любая программистская фирма тотчас же его с руками оторвет, а военное ведомство лишится ценнейшего специалиста.

— Мы тут сидим уже который день, а никто до сих пор не заглянул в стертые файлы, — продолжил свою мысль насчет всеобщего идиотизма Джексон. — Ладно я. Я контрольными записями не занимаюсь, но у вас же тут диспетчеры. У вас тут специалисты, твою мать! Эти космические воры даже не удосужились протокол экстренного доступа стереть как следует. Мне простого Нортона хватило, чтобы его восстановить. Только почему это должен делать я?!!

— Ладно, успокойся. Что там, в этом протоколе?

— Читайте. — Растаман протянул полковнику распечатку.

Ричардсон пробежал ее глазами и удивленно пробормотал:

— Очень интересно… Значит, все-таки Лемье.

— Вот и я про то же. Хотел вас спросить: мы будем закладывать его генералу?

— А куда мы денемся! — зло отрезал полковник и вышел из технического центра вместе с распечаткой, в которой сразу бросались в глаза жирные большие буквы:

ЛЕМЬЕ, РИЧАРД М.

52

Гриша Монахов — известный любитель хорового и индивидуального пения, оставил наконец тему Л.Н.Толстого (известного советского писателя) и приступил к вольной обработке творчества другого литератора эпохи критического реализма — впрочем, не менее известного. Пока Софья, Виктор и Максим в подвале сочиняли ультиматум насчет корабля и десяти миллиардов баксов, Гриша неприкаянно шатался по дому Лехи Питерского и во все горло распевал одну-единственную строчку: «За что Герасим утопил Муму» на мотив всемирно известной песни из фильма «Генералы песчаных карьеров».

Непосредственной причиной перехода от Толстого к Тургеневу стала встреча с одной местной достопримечательностью, случившаяся по пути со станции. Вообще говоря, с достопримечательностями в Дедове было туго, и за неимением лучшего в таковые был записан местный немой. Мама нарекла его Васей, но с тех пор как Вася завел себе собаку, все звали его исключительно Герасимом, а пса, разумеется, Муму, хотя это был кобель устрашающих размеров с громовым голосом и клыками размером с финку. Впрочем, в те времена, когда его прозвали Муму, пес был еще маленьким ласковым щенком, и вот уже лет семь вся деревня и половина дачников ждали, когда же наконец Герасим его утопит. Герасим, однако, не торопился, и недоучившийся филолог Гриша Монахов, как только увидел его впервые, сразу же догадался о причине:

— Барыни не хватает.

— Вот чего не хватает, того не хватает, — согласились друзья и соседи. — С барынями у нас дефицит.

На самом деле пса звали Хлоп-Хлоп или как-то вроде того, поскольку Герасим (то бишь Вася) всегда подзывал его хлопком ладони по бедру, и прочие команды тоже подавал жестами рук.

Несмотря на длительное общение с глухонемым хозяином, Муму хорошо понимал нормальную человеческую речь. Например, пришельцы с Альфы Центавра — вернее, инопланетянка по имени Софья, проходя мимо зверя, сказала ему вежливо: «Пожалуйста, не надо нас есть», и пес послушно не стал никого есть, а ограничился лишь неразборчивым бурчанием себе под нос.

В итоге «центаврийцы» добрались до дома Леши Питерского практически без приключений, после чего Софья, Макс и Виктор почти сразу же убыли в подвал, а Гришу и Лешу с собой не взяли. Игорек, как всегда, отсутствовал.

Леша ушел во двор хлопотать по хозяйству, а Гриша ходить по этому двору боялся, поскольку искренне верил (а может, притворялся, будто верит), что он заминирован всякими потусторонними боеприпасами.

Гриша остался в доме. Ему было скучно, и он бесцельно слонялся по комнатам и распевал «За что Герасим утопил свою Муму», одновременно размышляя, правильно ли он сделал, наняв на работу случайную девушку из конторы по оптовой продаже газет и приему рекламы и объявлений. А также о том, можно ли заниматься любовью в гриме, и что будет, если об этом узнает Софья. Параллельно Гриша без устали твердил себе: «Меня зовут Дима. Меня зовут Дима. Меня зовут Дима, а не Гриша, не Герасим и не Муму».

Имя Дима пришло ему в голову по аналогии с прозвищем Лжедмитрий, которое Гриша носил еще с армии, где некий не в меру умный сослуживец однажды догадался совместить имя Григорий с кличкой Монах, которую Гриша приобрел еще в детстве. Младшие школьники обычно неоригинальны в выборе прозвищ, и если у мальчика фамилия Монахов, то быть ему Монахом — однозначно. В армии люди оказались пооригинальнее и немудрено, поскольку в элитной части, где служил Гриша, были собраны в основном недоучившиеся студенты. Так что прозвище Лжедмитрий привилось и стало основным, тем более что Гриша в те времена (как и теперь) вел жизнь отнюдь не монашескую.

Позже Гриша заинтересовался личностью Самозванца и вообще российской историей, и даже фирму свою назвал именем царя-расстриги — «Димитрий I». Большой удачи в бизнесе это, однако, не принесло. Если вспомнить судьбу самого Лжедмитрия, то ничего странного в этом нет — как вы яхту назовете, так она и поплывет. Но Гриша не особенно огорчался. Новое дело, хоть и связанное с куда большим риском, было ему больше по душе.

Пока Гриша распевал и размышлял, троица в подвале трудилась в поте лица. Не то чтобы работа была такой трудной, просто в подвале было жарко. Тут не помешал бы кондиционер, но его в погоне за продуктами высоких технологий купить забыли, и теперь ребята изнывали от духоты. А работать наверху было нельзя — верхний компьютер был занят подбором доступа к каким-то банковским счетам в автоматическом режиме. Корпорации срочно требовались деньги, и задержки с их получением были крайне нежелательны.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru