Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 44

Кол-во голосов: 0

— Еще бы, — буркнул себе под нос генерал, представляя, что бы он лично сделал с беглым профессором, попади тот ему в руки.

— Попробуйте найти какой-нибудь материал для обвинения, — посоветовал госсекретарь. — Неуплата налогов, сексуальные домогательства, кража секретных документов… Кстати, он ничего не украл?

— При нем не было никаких документов, — сказал полковник Ричардсон. — Но старший группы сопровождения вез с собой какие-то бумаги и компьютерные носители.

— Что с ним стало? С ним и с документами?

— Неизвестно, сэр. Он выпрыгнул из самолета вместе со всеми, и до настоящего момента его не нашли. Но по инструкции он должен при малейшей опасности включить механизм уничтожения содержимого чемоданчика.

— А почему бы не предположить, что эти документы украл профессор… — вслух подумал генерал Дуглас.

— Предполагайте что хотите, — с характерным для всех удачливых политиков цинизмом сказал госсекретарь. — Только помните, что дело будет разбираться в суде, а сфабрикованных доказательств там не любят.

— Кроме того, капитан Палмер мог и не уничтожить документы, — заметил Ричардсон. — Вдруг он был ранен или погиб. Или просто забыл. В экстремальной ситуации даже у тренированных людей бывают стрессы…

— А что это были за бумаги? — поинтересовался Дуглас.

— Копия проекта гавайской станции слежения и сопутствующие документы. А также компакт-диск с четвертью управляющих кодов «Янг-Игла».

— Что?! — воскликнул генерал.

— Без трех других дисков этот бесполезен. К тому же похитители не могли им воспользоваться — он ведь исчез позже.

Генерал поморщился. Ему уже до крайности надоели заверения Ричардсона и его людей о том, что все необходимые меры безопасности были соблюдены и случившееся находится за гранью того, что можно было предусмотреть. Генерал в эти заверения нисколько не верил. После того как он познакомился с инженерной командой профессора Лемье, Дуглас удивлялся только одному — почему этот спутник украли только теперь, а не сразу же после старта. Однако говорить на эту тему генералу тоже надоело, и он промолчал.

Только после отъезда госсекретаря генерал дал выход накопившемуся раздражению, излив его почему-то на голову ни в чем не повинного Бакстера, — наверное, в этом была виновата шпионская внешность последнего.

— Ну и где этот ваш Палмер, черт побери?! — заорал генерал, заставив молодого дипломата вздрогнуть. — Акула его, что ли, съела!

44

Капитана Палмера — старшего группы сопровождения профессора Лемье — съела акула.

При падении на воду он до крови поранил левую руку, к которой наручником был прикован чемоданчик с секретной документацией. Наручник, собственно, и был в этом виноват.

По идее Палмер должен был включить механизм, открывающий наручник и одновременно уничтожающий содержимое чемоданчика, еще в самолете. Но в горячке, сопровождавшей выталкивание профессора из лайнера, он этого не сделал, а потом стало и вовсе не до того. В салон влетел возбужденный второй пилот и заорал:

— Сейчас грохнемся! Прыгать всем быстро!!!

Все быстро попрыгали, и Палмер опять не успел набрать ликвидационный шифр.

Полет на парашюте оказался слишком коротким, а приводнение было вдвойне неудачным. Палмера оглушило волной, и он не заметил даже, как к нему подобралась акула.

Акулы, как известно, чуют кровь за много километров, даже если крови той всего несколько капель.

Белая акула, поднявшись из глубины по кровавому следу, мгновенно перекусила капитана Палмера пополам. Но вопреки надеждам генерала Дугласа, она не стала его доедать. Акуле не нравилась штормовая погода, и она, полакомившись человечиной, опять ушла на глубину.

Несмотря на поток крови, выплеснувшийся в воду после акульего укуса, другие акулы не рискнули подняться прямо к бушующей поверхности океана, а позднее, когда буря стихла, в теле Палмера (вернее, его верхней части) крови уже не осталось, и оно перестало привлекать акул.

Повинуясь течениям, которые в этой части Тихого океана движутся в основном с запада на восток, изуродованное тело в спасательном жилете дрейфовало в сторону Полинезии и тянуло за собой чемоданчик с неуничтоженными секретными документами.

45

Убийство стоит недорого. Сравнительно, конечно. При этом чем серьезнее ожидаемые последствия, тем дороже оно обойдется. То есть заказать убийство зловредной тещи бабы Дуси на несколько порядков дешевле, чем убрать главаря мафии. Потому что за убийцей бабы Дуси будет гоняться только пара оперов из ближайшего рай отдела милиции, а за киллером, завалившим главаря мафии, станет, хоть и не очень усердно, охотиться РУОП, а с другой стороны, им вплотную займется и сама мафия.

Денег, которые покойный Борис Аркадьевич Малей оставил своей вдове, хватило бы на то, чтобы угробить тысячу зловредных тещ, а заодно столько же свекровей со всеми чадами и домочадцами — и при этом не обеднеть.

Между тем у Натальи Борисовны, вдовы покойного, была всего одна свекровь — Бармалеева мама, и ее Нутелла вовсе не хотела убивать.

В недоделанной вдовьей голове роились совсем другие мысли.

Убить следовало Серого Волка и его приспешника Гоблина, и тогда — ну конечно же — вся мафия мгновенно сдастся на милость законной наследницы — жены Бармалея.

Так думала недоубитая горем вдова, попутно размышляя, как бы провернуть это дело поэффектнее, чтобы и рыбку съесть, и на перо не наколоться.

Даже своими куриными мозгами Наталья Борисовна была в состоянии сообразить, что раз ухлопали самого Бармалея, то и она сама не может считать себя особой неприкосновенной. То есть действовать следовало осторожно — а как именно, вдова не имела ни малейшего понятия. А потому отправилась прямиком к специалистам — благо, последние были под рукой.

— Сашенька, мне очень мешают два человека, — сообщила она как бы между делом Саше Башкирову по прозвищу Пиранья, очень милому молодому человеку, на совести которого было несколько десятков трупов.

Сашенька когда-то, еще при жизни Бармалея, был любовником Нутеллы. Бармалей относился к этому философски: чем чаще жена трахается, тем меньше она ревнует. Пиранья тоже не клялся Наталье Борисовне в вечной любви и верности и не обещал уничтожать всех ее врагов по первому слову. Но Наталья Борисовна этого и не требовала. Она хотела просто сделать заказ. Пиранья это понял и отнесся к ее словам по-деловому.

— Я беру дорого и деньги прошу вперед.

— Я знаю. У меня есть деньги.

— У тебя будут деньги, когда тебе отдадут Бармалеево наследство. И если отдадут, — уточнил Пиранья, сделав ударение на слове «если».

— Пускай попробуют не отдать.

— Э-э. Мозги ты будешь парить вяленой селедке, а не мне. Если у тебя такие проблемы, что ты идешь с ними ко мне — значит, дело совсем плохо и наследство вот-вот уплывет. А я в долг не работаю.

— Да не в наследстве дело. Все Борины деньги отходят ко мне, однозначно. Да у меня и сейчас деньги есть, заплатить тебе хватит.

— Ты цены знаешь?

— Знаю. Я же не дура.

«Дура», — подумал Пиранья, но вслух сказал нечто, предполагающее у собеседницы наличие мозгов:

— Раз ты обратилась ко мне, а не к Бармалеевым гориллам, значит, тебе нужен классный специалист. Кого ты задумала грохнуть?

На самом деле Нутелла ни о чем таком не думала и отправилась к Пиранье только потому, что он первый пришел ей на ум. Разница между классным киллером и громилой, которому для одного попадания в цель надо выпустить целый рожок из автомата, не казалась ей существенной.

Но Пиранья был действительно хорошим специалистом и разбирался не только в оружии и методах его применения, но и в психологии людей. Он знал, когда можно нахамить, а когда необходимо польстить. Иногда он считал нужным делать намеки, нацеленные на повышение самооценки собеседника, даже если не был уверен, что собеседник эти намеки поймет.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru