Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 39

Кол-во голосов: 0

— При чем тут расизм? Я просто к тому, что смесь получается взрывоопасная.

— У этой смеси есть общеизвестное название, — заметила Аора, когда Джон завершил акт, теоретически способный привести к зачатию. — «Чистокровный американец» — может, слышал?

— Я много чего слышал. Лучше скажи, как вы назовете своего бэби?

— Никак не назовем. У меня как раз сейчас противозачаточные дни.

Все расхохотались, даже Мануэла, которая вообще-то всегда смущалась при обсуждении таких тем.

Отсмеявшись, Харви решил тему сменить и задал риторический вопрос:

— А кстати, что мы будем жрать, если нас не подберут в ближайшие несколько суток?

Никто не ответил, и пауза затянулась на несколько минут.

Прервала ее летучая рыба, которая шлепнулась прямо на спину Мануэле, отчего та взвизгнула и вскочила, представив взору Харви Линдсея свои тщательно скрываемые достоинства. При этом перуанка поскользнулась и, еще раз взвизгнув, выпала за борт. Харви первый кинулся ее ловить, довольно легко поймав, втащил обратно на плот и, якобы случайно, прижал на секунду к себе. Мануэла отстранилась с некоторым запозданием, из чего молодой офицер заключил, что девушка еще не окончательно потеряна для половой жизни, а Рафферти мгновенно изменил мнение о расовых предпочтениях товарища.

— Нет, ты не расист, — сказал он, сравнив оценивающим взглядом типичную индеанку из Перу с белокурой красавицей из Норвегии.

— Я это всегда утверждал, — ответил Харви.

Но Рафферти его уже не слушал. Он размышлял о любви и о том, почему многим мужчинам неинтересны доступные женщины, обладание которыми достигается без труда. Почему юный птенец Харви Линдсей не хочет наслаждаться с этой норвежкой, которая откровенно предлагает себя, не придавая этой мимолетной связи никакого значения? Зачем ему индеанка, некрасивая по европейским и американским представлениям, да к тому же строящая из себя недотрогу?

«Странная это штука — любовь», — думал Джон Рафферти, жуя сырое мясо летучей рыбы, которая в конечном счете и послужила причиной этих философских мыслей.

38

— Я не раскрываю свои источники информации, — сказала Стефани Бэр, когда Гроссман и Пайн прорвались в ее кабинет, осажденный защитниками Земли от инопланетян. Защитники, вооруженные подручными средствами от топоров до кольтов 45-го калибра включительно, жаждали действия и были готовы изрешетить пулями и изрубить в куски любого инопланетянина, который попадется им на пути. Преобладали, впрочем, дамы бальзаковского возраста, вооруженные газовыми баллончиками и дамскими револьверами, однако не следует думать что такие дамы менее опасны, чем громилы с бицепсами Ван Дамма и челюстью Шварценеггера. Журналистов спасло только то, что они ни капельки не походили на инопланетян.

— Поймите меня правильно, — не сдавался Гроссман. — Дело принимает серьезный оборот. Эти люди не шутят…

— Это не люди, — перебила Стефани, но Гроссман, словно не слыша, продолжал:

— …и чем раньше общественность узнает обо всем, что связано с этим делом, тем проще будет предотвратить серьезную беду.

— Общественность узнает об этом от меня!

— Хорошо, хорошо. От вас. Съемочная группа со мной, мы готовы предоставить вам эфир, только расскажите, откуда вы получили меморандум. Он отличается от того текста, который попал к нам в CNN и в другие редакции тоже.

Меморандум Стефани Бэр переделывала собственноручно. Текст, который она получила от Роберта Стерлинга из «USA Today», показался Стефани недостаточно впечатляющим, и она добавила в него несколько фраз погорячее. А теперь пожинала плоды. Во-первых, у ее дома, который одновременно был редакцией «Шабаша», толпились вооруженные читатели, вообразившие, что инопланетяне уже высадили десант в окрестностях Вашингтона. Истребители пришельцев почему-то решили, что именно Стефани должна возглавить их маленькую армию, и она теперь не знала, что делать. А тут еще эти два типа с мудреными вопросами, на которые невозможно ответить. Потому что если сказать правду, то поклонники Стефани Бэр немедленно перестанут ей верить. А если городить чушь в привычном стиле, то не поверят Гроссман и Пайн — и тогда не видать ей выступления по телевизору, как своих ушей без зеркала.

— Я готова выступить по телевидению, не могу сказать ничего определенного по поводу источника информации, — сказала наконец Стефани. — Сообщение появилось на моем компьютере совершенно таинственным образом, когда машина была выключена. Судите сами, кто мог послать мне меморандум таким образом.

Она все-таки решила городить чушь.

Гроссман и Пайн не поверили.

— А может быть, машина все-таки работала? — спросил Пайн. — Мало ли: пришло по модему, а вы не заметили.

— Я всегда проверяю входящую корреспонденцию, — отрезала Стефани. — И к тому же мой компьютер ведет автоматический учет. А меморандум появился не в каталоге электронной почты, а прямо на «рабочем столе».

Это было похоже на правду. Другие получатели меморандума тоже прочитали его без промедления именно потому, что он ни с того ни с сего появился на «рабочем столе». Каждый порядочный пользователь хорошо помнит содержимое своего «стола», и незнакомый файл мгновенно привлекает внимание.

Но вот в то, что файл появился на компьютере в тот момент, когда он не был подключен к модему и, более того — вообще не работал, верилось с трудом. Скорее всего, Стефани сочиняла, а, может быть, просто добросовестно заблуждалась на этот счет. И первое вероятнее, чем второе: чтобы не заметить новый файл, появившийся на «рабочем столе» без всякого на то разрешения, надо быть человеком крайне рассеянным, а Стефани Бэр не производила такого впечатления.

Так рассуждали Пайн и Гроссман, и они были правы. Стефани сама поместила меморандум на «рабочий стол» своего компьютера, потому что Стерлинг из «USA Today», передавая ей файл, рассказал, где и при каких обстоятельствах он его обнаружил.

Итак, Пайн и Гроссман в этот день остались при своих подозрениях, но без фактов. Стефани Бэр твердо стояла на своем и про Стерлинга ни словом не заикнулась.

Сам Стерлинг в это время сидел в своей редакции и кусал локти. В его руках была такая сенсация — и он ее упустил. Упустил, поддавшись бытующему среди здравомыслящих людей мнению, что все ловцы инопланетян — сумасшедшие.

И уж конечно Стерлинг не собирался рассказывать коллегам, как из его рук уплыла сенсация первой величины. Он намеревался сам распутать эту историю. Опубликовать письмо звездных террористов может каждый, а вот если кто сумеет разузнать, кто эти террористы на самом деле, слава его не померкнет долго.

39

— Черт бы побрал все эти компьютеры! — воскликнул начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-полковник Переверзев, когда ему доложили, что из надежнейшим образом защищенной компьютерной сети вверенного ему ведомства произошла утечка информации.

Определить масштабы утечки не удалось, но зато компьютерщики нашли способ установить, откуда звонил взломщик — вернее, модем его компьютера.

Звонил он из Таллина, столицы ныне независимой и крайне гордой страны Эстонии. Услышав об этом, генерал Переверзев рвал и метал минут сорок. Больше всего его бесило не то, что у ГРУ из-под носа выкрали совершенно секретную информацию, а то, что это сделали какие-то паршивые чухонцы, которых дурак Сталин недодавил в сороковом и сорок пятом. А ведь мог вполне — их всего-то полтора миллиона. Нет, сохранили на свою голову, да еще дали им независимость — а они теперь на тебе! — нагло залезают в тайные архивы российской военной разведки и копаются там, словно в своем шкафу.

Переверзев ненавидел эстонцев с молодых лет, еще с тех пор, когда лейтенантом служил в этом самом Таллине. Ненавидел за то, что они живут лучше русских, за то, что умеют жить, за то, что не хотят жить, как прочие советские люди, покорно склоняясь перед силой и властью.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru