Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 25

Кол-во голосов: 0

— Простой командой нельзя. Но если добавить немного фантазии… Представьте: по компьютерным сетям передается приказ на запуск и одновременно голос президента дублирует этот приказ по телефону и то же самое делает министр обороны. Сделать абсолютную имитацию на современных компьютерах — дело нескольких часов. А перехватить телефонный канал «Янг Игл» может вполне.

— Даже секретную правительственную связь?

— Да, если известны коды доступа, — пожал плечами заместитель профессора Лемье. — Впрочем, я не эксперт по вопросам пуска боевых ракет. У меня другой профиль. Но я настоятельно рекомендую как можно скорее посоветоваться со специалистами, компетентными в этом вопросе.

С этими словами «предводитель банды» инженеров покинул кабинет генерала Дугласа, лишив последнего возможности высказать все, что он думает о рекомендациях всяких штатских выскочек.

Вместе с тем рекомендацией генерал не пренебрег и позвонил не просто каким-то там специалистам по пускам боевых ракет, а непосредственно министру обороны США. Дуглас не боялся сообщать начальству дурные вести. На всей авиабазе он был чуть ли не единственным человеком, который ни в малейшей степени не был повинен в случившемся, а потому имел все резоны не опасаться начальственного гнева.

25

Пока генерал-майор СВР Игнатов подключал к скрытому расследованию деятельности ГРУ свою прибалтийскую резидентуру, подполковник Еременко тоже не сидел сложа руки. Он напряженно думал, с какой стороны можно подобраться к могущественному (даже по сию пору) конкуренту. И не придумал ничего лучше, как покопаться в его засекреченных базах данных.

Идея была здоровая, но вот ее реализация вызывала определенные сомнения. Конечно, Россия — не Америка и ГРУ — не Пентагон, однако хранить свои тайны российские военные разведчики умеют очень даже неплохо. Вскрыть их базы данных компьютерщики из СВР по разным поводам пытались уже не раз, но успехи были скромны.

Время, когда лучшие из лучших в директивном порядке отбирались на работу в КГБ, безвозвратно ушло. Теперь эти самые лучшие, по крайней мере в сфере компьютерных технологий, старались устроиться на работу в солидные фирмы — и желательно за рубежом. А в СВР остались те, кого больше никуда не взяли — ну и еще пламенные патриоты, которым патриотизм, увы, не заменял мастерства.

Поэтому для такой тонкой работы, как взлом тайных архивов конкурирующей организации, требовался специалист со стороны. Начальник научно-технического отдела СВР так и сказал подполковнику Еременко:

— Наши ребята за это не возьмутся. А если возьмутся, то не сделают.

Если шеф НТО говорил такое, значит, нечего и пытаться. Обычно он стоял за своих ребят горой.

— Но мы хотя бы можем найти человека, который на это способен? — спросил Еременко, имея в виду, что начальник НТО Службы внешней разведки знает по именам половину лучших технических специалистов страны, как легальных, так и подпольных.

— Напомни-ка мне, какие у нас сейчас отношения с ФСБ, — вместо ответа сказал шеф НТО. — Хорошие или плохие?

— Сносные. А тебе зачем?

— Слыхал я, сидит у них в Лефортове один парнишка, который скачал из их сети базу данных совершенно секретных объектов и продал ее компьютерным пиратам. Те, правда, не поняли, что к ним в руки попало. Любая западная разведка отвалила бы кучу денег за один экземпляр, а они вместо этого нашлепали кучу компакт-дисков и собирались продавать их на радиорынках. Шлепали, слава богу, в Болгарии, а не в Китае, и тираж вовремя накрыли — ни один диск не ушел. Ну, само собой, взяли хозяев груза, те вывели на своих партнеров, а они — на своего благодетеля-хакера. Такой вот хэппи энд. Но это только слушок, одна баба сказала, так что на меня в случае чего не ссылайся.

Да, хакер, который запросто взламывает сети ФСБ — это отличная находка. Вот только удастся ли договориться с чекистами? Во времена КГБ это было бы проще простого, но теперь конторы разные и могут возникнуть проблемы.

Однако конкуренции между СВР и ФСБ практически нет, а вышли обе конторы из одного комитета, так что попытаться можно. Особенно если подключить высокое начальство. Ведь не для себя же — на благо Родины.

26

Представительная делегация, включающая в себя всю группу «центаврийцев» в полном составе, прибыла в Дедово сразу после того, как стало ясно, что сенсация не состоялась. Прибыла опять-таки на электричке, однако на этот раз день был будний, а время позднее, так что поездка обошлась без жертв и разрушений и даже без нервотрепки. Всю дорогу ребята, вольготно развалясь, сидели на противовандальных жестких диванах электропоезда с поэтическим названием «Былина», и девушка по имени Софья сохранила в неприкосновенности свои шлепанцы. Их она, впрочем, все равно сняла, как только сошла с асфальта на грунтовую дорогу.

Чем больше Гриша Монахов насмешничал над нею, тем больше Соне нравилось ходить босой и категорически отказываться от мясной пищи.

Встречая гостей, Леша Питерский очень обрадовался, что друзья выбрали для поездки последнюю электричку (ту, что отходит от Московского вокзала в 20.20), а, к примеру, не предпоследнюю. Дело в том, что у Леши до ночи сидел участковый, играя в «Doom» и «Цивилизацию», а знакомить с ним всю свою тусовку хозяин дедовской базы отнюдь не хотел. Ушел участковый где-то в пол-одиннадцатого, как раз когда последняя электричка из Питера, завывая моторами, ушла в сторону Вишеры. «Центаврийцы» шествовали от станции медленно и лениво и потому благополучно разминулись с милиционером, тем более что ушел он в противоположную сторону.

— Ну что? — спросили гости (вернее, бывалый моряк Слава) у Виктора, который ради такого случая вылез из своего подвала и сел за стол переговоров, который одновременно служил для принятия пищи и питья разной степени крепости.

Бывалый моряк Слава прекрасно знал ответ. Всего несколько часов назад Виктор звонил в Питер по личной радиотелефонной линии с докладом о новостях по каналу CNN.

— Об «Орленке» ничего, — сказал он тогда и повторил сейчас.

— Черт знает что, — воскликнул тогда Макс.

Теперь он выразился иначе, но примерно в том же духе, почти как сержант Макгвайр с авиабазы в Неваде, когда от него убежал «Янг Игл»:

— Да не может этого быть! Это же сенсация мирового класса. Как они могли на нее не клюнуть?!

— Элементарно, Ватсон, — ответствовал бывалый моряк Слава, который думал над этим вопросом всю ночь, вместо того чтобы спать. — Фантазия, дорогой доктор, хороша в меру.

— Что ты имеешь в виду? — поинтересовалась Софья.

— Что имею, то и… — Он прервал классическую блатную банальность на полуслове и снизошел до объяснения: — Я догадался, в чем дело. Я у нас вообще догадливый. Понимаете, дети мои, как только эти ребята-щелкоперы прочитали письмо от инопланетян, они сразу решили, что оно пришло прямо из дурдома. Или от какого-нибудь кандидата в этот самый дом, причем на буйное отделение и интенсивный курс лечения электрошоком.

— Почему? — удивился Леша Питерский. Идея с письмом именно от инопланетян была его собственной, и он, естественно, считал ее гениальной.

— А потому что солидные люди в наше время в инопланетян не верят. Особенно в тех, которые пишут письма в журналы и газеты вместо того, чтобы приземлиться на своей тарелке где-нибудь в Голливуде на лужайке.

— Если в Голливуде на лужайке приземлится тарелочка, в нее все равно никто не поверит, — высказал здравое замечание Виктор. — Подумают, что это опять титры и спецэффекты.

— Не имеет роли и не играет значения. Эх, дурак я — сразу не допер, что так и будет. Надо было подписываться по-человечески: какие-нибудь «Объединенные космические террористы» или «Леопарды освобождения денег от владельцев». Тогда бы сразу поверили.

— Ты думай, что говоришь! — возмутился Макс. — Какие мы террористы?

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru