Пользовательский поиск

Книга Орлиное гнездо. Содержание - 11

Кол-во голосов: 0

Стерлинг хотел уже было стереть идиотское послание с винчестера и забыть о нем, но потом вдруг подумал, что давненько не виделся с очаровательной дамой по имени Стефани Бэр. А после развода с женой и передачи на ее попечение обеих дочерей редактору «USA Today» Роберту Стерлингу сильно не хватало женского общества.

Идти к Стефани с пустыми руками было бесполезно, поскольку она дарила свою благосклонность исключительно в обмен на свежую информацию о всяческих паранормальных явлениях. Ее газета «Sabbath» («Шабаш») имела тираж раз этак в сто меньше, чем «США сегодня», однако Стефани очень своим детищем гордилась и даже создала вокруг него довольно обширный кружок любителей всего паранормального.

Естественно, Роберт Стерлинг и саму Стефани, и ее соратников причислял к полностью ненормальным, то есть к тем самым сумасшедшим, которые размножаются как тараканы. Это, однако, не мешало ему размножаться с нею как люди. Вернее, совершать первую часть акта размножения, блокируя все последующие с помощью разнообразных противозачаточных средств, из коих предпочтение отдавалось презервативам, поскольку Стефани была женщина свободная и делила постель отнюдь не только с Робертом.

Подумав немного, Роберт поднял телефонную трубку, набрал номер Стефани и, услышав мелодичный голос дамы, приятной во всех отношениях, без предисловий сообщил ей:

— У меня новости. Мне только что сообщили, что к нам на Землю прилетела исследовательская экспедиция с планеты Альфа Центавра VII. И уже успела захватить в плен пентагоновский военный спутник огромной разрушительной силы. Так что нам обязательно надо встретиться. Давай вместе поужинаем после работы.

— Издеваешься, да? — спросила Стефани недоверчиво.

— Ни в коем случае. Если хочешь, приезжай прямо сейчас — сообщение у меня на компьютере. Пришло по модему.

— Ты хочешь сказать, что инопланетяне пользуются Интернетом?

— Очевидно, они не хотят создавать простым смертным лишних неудобств.

— Хорошо, я сейчас приеду. Но смотри, если ты обманываешь…

— Я никогда не обманываю любимых женщин.

— С каких это пор я у тебя любимая женщина?

— Ныне, присно и во веки веков, — сказал Стерлинг по-латыни, а потом перевел на английский. Сам он не был католиком, но имел в числе близких друзей католического священника-модерниста, который очень любил поминать имя Божье всуе и использовать молитвенные формулы в повседневной жизни. Эту привычку Роберт у него перенял и теперь сам нередко щеголял фразами типа: «Я же не Папа Римский Иоанн Павел Второй».

Услышав из его уст очередную молитвенную формулу в сочетании с полушутливым признанием в любви, Стефани Бэр удовлетворенно засмеялась. Ей нравилось нравиться мужчинам.

И она конечно же приехала к Роберту на работу, чтобы лично ознакомиться с грозным посланием инопланетян.

Не то чтобы она этому посланию поверила — Стефани Бэр давно отвыкла верить в тот бред, который изо дня в день печатался на страницах ее газеты. Но материал она признала подходящим. Главное, чтобы поверили читатели, а остальное — мелочи, на которые не стоит обращать внимания.

Она представила, как будет выглядеть заголовок «Инопланетяне с Альфы Центавра крадут военный спутник чудовищной разрушительной силы» на первой полосе ее газеты — прямо под эмблемой с изображением черной кошки. Картина ей понравилась, и Стефани твердо решила опубликовать письмо «центаврийцев» в ближайшем же номере «Шабаша».

Из всех прочитавших это письмо она оказалась единственной, кто принял такое решение. Остальные сочли послание выходкой каких-то сумасшедших либо шутников и не проявили к нему никакого интереса.

Сообщение, которое могло бы стать сенсацией, было составлено таким образом, что не внушало ни малейшего доверия. До такой степени, что даже Стефани Бэр не стала его проверять.

Правда, другой получатель письма, репортер из CNN, для очистки совести позвонил в пресс-службу Пентагона и поинтересовался, существует ли в природе спутник под названием «Янг Игл» и не происходило ли в космосе в последние дни чего-нибудь необычного.

Сотрудник пресс-службы решительно ответил, что спутника с таким названием в природе не существует, а в космосе все тихо, как на море в штиль.

Сотрудник этот действительно ничего не знал ни о «Янг Игле», ни тем более о ЧП, которое с ним приключилось. Однако у него под рукой была база данных с ключевыми словами, услышав которые от журналиста или от любого постороннего человека, представитель пресс-службы должен немедленно позвонить по особому телефону. Телефоны для сообщений такого рода содержались в той же самой базе данных.

Сотрудник пресс-службы Пентагона на всякий случай вызвал нужную программу и задал поиск названия «Янг Игл».

Через несколько секунд на экране появилась табличка с однозначным приказом: «Немедленно сообщите о запросе по поводу „Янг Игла“ по телефону №…» Далее следовал телефонный номер и примерный план сообщения: кто запросил, когда, в связи с чем, подробности.

Сотрудник набрал нужный номер и коротко доложил:

— Сегодня в 17.25 вашингтонский корреспондент CNN Джек Гроссман запросил у меня сведения о спутнике «Янг Игл» и происшествиях в космосе за последние дни. Я ответил, что такого спутника не существует и происшествий в космосе не было. Жду дальнейших указаний.

— Вас понял, — ответил собеседник на другом конце провода. — Продолжайте придерживаться той же позиции. Предупреждаю категорически о строгой секретности любой информации, связанной с названием «Янг Игл». Дополнительные указания будут позже.

Буквально через минуту в бункере секретного ЦУП в Неваде поднял трубку генерал Дуглас.

— Генерал, — услышал он, — журналисты интересуются «Янг Иглом» и происшествиями в космосе. Джек Гроссман из CNN запросил информацию по этому поводу у пресс-службы Пентагона.

— Он назвал «Янг Игл»? Так и сказал? — уточнил генерал.

— Именно так, сэр.

— Только этого нам не хватало, — мрачно произнес генерал и с силой грохнул трубкой по аппарату.

11

Борис Алфимов, корреспондент РИА «Новости» в Нью-Йорке, а по совместительству — внештатный сотрудник Службы внешней разведки России по сбору несекретной информации, зашел в редакцию «Нью-Йорк таймс» по делам сугубо личным. Он хотел жениться на американке, чтобы иметь законное право остаться в Штатах навсегда, а в «Нью-Йорк таймс» была как раз девушка на выданье, которая проявляла к русскому журналисту благосклонность. Правда, одновременно она проявляла не меньшую благосклонность к одному спортсмену из Габона, черному как уголь и почти не говорящему по-английски. Любила, в общем, девушка экзотику. Но Боря Алфимов надежды не терял, тем более что сам он говорил по-английски совершенно свободно и умел глушить водку стаканами, чем габонец похвастаться не мог.

Борис Алфимов был агентом КГБ еще со времен учебы на журфаке МГУ. Тогда он аккуратно стучал на своих однокурсников и в результате сразу после окончания универа отправился за границу. Причем не в какую-нибудь солнечную Болгарию, а прямиком в логово германских реваншистов — город Бонн. А еще через несколько лет он прочно обосновался в Америке, продолжая честно работать на Лубянку.

Работа была непыльная — от него требовалось лишь сообщать хозяевам любые факты, полученные по работе или по дружбе, увиденные, услышанные или прочитанные где угодно, при условии, что они могут представлять интерес для советских спецслужб. Это же уму непостижимо, какую уйму информации можно выудить в демократической стране, просто читая газеты или беседуя с интересными людьми. И при этом ни малейшего риска. Журналист Борис Алфимов по американским понятиям — никакой не шпион. Ведь он передает в Москву открытую информацию, а это в Америке может делать каждый.

Когда КГБ приказал долго жить, Алфимов легко мог бросить это занятие, однако не захотел. Служба внешней разведки платила за информацию менее охотно и менее аккуратно, но все-таки платила — а лишние деньги в хозяйстве никогда не помешают.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru