Пользовательский поиск

Книга Обреченный рыцарь. Содержание - Глава 1 ПОСРАМЛЕНИЕ ЕПИСКОПА

Кол-во голосов: 0

И едва не закричал, остолбенело глядя туда, где в мутном желтоватом ореоле светил над холмистым горизонтом бледный диск ночной владычицы…

И страх сковал отважного вождя Белого Лемминга, не раз в одиночку дравшегося с волчьими стаями и трижды побеждавшего в единоборстве ледового медведя‑ошкуя.

Часть вторая

А НЕ ПОЙТИ ЛИ ВАМ НА…

Глава 1

ПОСРАМЛЕНИЕ ЕПИСКОПА

Киев, август

Убедившись, что дверь ее номера надежно заперта, Файервинд извлекла из кармана свитки небольшое складное зеркальце из тускловатого серебра. Из кошеля на поясе добыла маленький узелок, откуда вытряхнула на ладонь несколько песчинок и, ловко отколупнув оправу зеркальца, вложила их туда.

Затем установила его в расписное глиняное блюдце, на котором лежало оставшееся от завтрака яблоко, подлила несколько капель чертополохового масла.

На этом приготовления к обряду были закончены.

Вообще‑то магические штучки полагалось бы хранить в тайнике, и тайник у чародейки действительно был. Но содержалась там всякая мелочь исключительно для отвода глаз.

Не исключено, что люди Ифигениуса, а то и самого князя побывали в ее апартаментах, но вряд ли содержимое тайника под половицей возбудило их подозрения. Пара колец, заколка скифской работы, браслет с самоцветами – обычные женские безделушки, хранимые подальше от завидущих глаз.

Самые ценные предметы колдунья предпочитала носить с собой и без суровой нужды не использовать.

Зеркало это было самым обычным. Но вот если вложить под оправу чуть‑чуть крупинок порошка из Камня Слова, то через серебряную пластинку можно будет установить связь с той таинственной сетью, которой пользовались маги ти‑уд.

Конечно, так вот запросто передать сообщение у нее бы не получилось. Даже у Учителя эти фокусы не выходили. Но вот принять его было проще простого.

Глядя в матовую поверхность зеркала, Файервинд зашептала мантры заклинаний, и вскоре ее лицо в глади металла оказалось смыто колеблющимися волнами, закручивающимися в перистую воронку. Ведьма сосредоточенно всматривалась в глубь этого водоворота, готовая в любую секунду разорвать контакт.

А от зеркала вниз, в землю уходила тонкая лента или нитка зелено‑желтого ядовитого цвета. Она сейчас доберется до ближайшей водяной жилы, и по ней скользнет к ближайшему Камню Речи. Правда, увидеть ее было дано лишь магическому зрению, да и то не всякому. Файервинд опасалась не зря.

Зеркала весьма часто показывали невесть какие видения. Откуда они приходили – из прошлого, будущего или, возможно, из других миров, – не говорили даже сами ти‑уд: может, не знали, может, не хотели. Но про то, что эти видения могли ввести в заблуждение или даже быть опасными, учителя не забывали напомнить, и праздное их созерцание не поощрялось.

Увидеть там и в самом деле можно было всякое.

Иногда зеркала демонстрировали чужие сны – сны магов или даже Малых Народцев, иногда – непонятные пейзажи и незнакомые города, не похожие на то, что она видела в чудных книгах ти‑уд, иногда – странных живых существ…

Или вещи еще более необычные.

Однажды сама Файервинд видела что‑то непонятное – битвы неких огромных металлических кораблей в бескрайнем океане, сотни стальных огненных птиц, взлетающих с их палуб и превращающих в труху целые города. В другой раз – что‑то вообще непонятное. Сражения в черной пустоте тоже металлических, сияющих множеством огней громадин, посылающих друг в друга смертоносные лучи, и всяких невероятных созданий, в этих летающих домах сидящих. (Из них ей особенно запомнился мохнатый зеленый уродец, похожий на перекормленную ушастую макаку.)

Но это было не самое худшее.

Как‑то ее приятель Рагнар Красавчик узрел в таком зеркале церемонию в египетском храме. Причем по его рассказам выходило, что это не нынешнее время, а какая‑то седая древность. Жрецы поминали царя Скорпиона и нетеру, говорили о скором прилете птицы Бену. А еще на церемонии творилось непонятное волшебство, читались заклинания из древних свитков, из сундуков вынимались некие, судя по всему, волшебные предметы…

Заинтересовавшись, Рагнар решил было подсмотреть, что именно за чародейство творят жители Черной Земли, и даже попытался приблизить изображение. И тогда старший из жрецов, что‑то почуяв, резко взмахнул рукой, после чего зеркало буквально взорвалось градом металлического крошева. К счастью, глаза любопытному ученику не задело, но с тех пор звали его уже не Рагнар Красавчик, а Рагнар Рябой.

Помнится, наставники тогда пару дней ходили хмурые и встревоженные, а за ее невинный вопрос, неужели можно нанести удар из прошлого, Файервинд на десять дней отправилась в карцер на хлеб и воду…

Однако никаких мрачных тайн талисман сейчас не показывал. Более того, он не хотел показывать ничего.

Магичка уже решила было перенести сеанс на завтра и потянулась за яблоком, чтобы чуток освежиться (как всегда, занятия волшебством отобрали у нее частицу Силы), как вдруг яблоко завертелось, покатилось по кромке блюда… И на поверхности зеркальца возникло лицо человека. И это был вовсе не ее Учитель или даже любой другой из Истинных.

Нет, на нее сурово взирал князь Велимир.

– …дабы вера крепка была! – закончил он фразу, буквально пронзая отшатнувшуюся чародейку взором.

– Репка была, – повторило эхо.

Изображение сместилось, и Файрвинд обнаружила, что князь произносит речь в каком‑то обширном сводчатом помещении с простыми белеными стенами перед толпой богато одетых людей.

«Главные палаты, новое здание», – механически отметила она.

Его все никак не могли толком закончить.

Но с какой стати зеркало вообще ей это показало?

– И говорю всем, – продолжал вдохновенно вещать владыка земли Куявской, – не отступлюсь от сего! Ни по воле вашей, ни по воле тем паче неразумных и жалких простолюдинов указов своих не отменю. Ибо нечисть на нашей земле лишь дотоле требовалась, пока мы истинного бога не познали! – Он истово перекрестился. – Теперь же вовсе не нужны нам полевики, домовики, овинники, гуменники да разные прочие мелкие да ничтожные «соседи»! Теперь все у нас будет твориться волей Господней! И всякий, кто станет мешать в деле богоугодном, тот будет иметь дело со мной! – Голос государя вдруг сорвался на фальцет, а посох грянул о каменный пол так, что эхо загремело под сводами. – Будете мешать вы, и вас, бояре, разгоню! Потому как вы люди важные, но не важнее Бога! И тех священников, кто высокоумствуют, рассуждая, что и нечисть Господом сотворена и Он ей место знает, тех тоже карать будем!

Файервинд осклабилась. Князь, похоже, и в самом деле уверовал в ту чушь, что вливал ему в уши этот Ифигениус. Впрочем, глупцов на тронах хватало всегда. Это ж надо! Он уже учит священников, как им верить в их Бога! Быстро же…

Но все‑таки почему зеркало, настроенное на Камень Речи, вдруг стало передавать происходящее в княжеских покоях? Да еще, судя по всему, в ретроспекции. Ведь то, что она сейчас увидела, явно происходило год назад, когда Велимир только начинал свои религиозные реформы.

Даже если кто‑то додумался бы притащить такой камень на Княжескую Гору для того, чтобы он начал транслировать окружающее, его нужно было в начале настроить…

Тут внезапно зеркало погасло, а потом вспыхнуло ярким серебристым пламенем.

– Да!! Не соврали! – произнес долговязый худой мужчина, в котором Файервинд без труда признала главу псов Господних.

За последние пару месяцев не только рыцари, но и она сама успела познакомиться с гвардией Кукиша. Надо заметить, что особенного удовольствия это знакомство ей не доставило.

Епископ, что называется, шел по следу. Приставил к ней и парням соглядатаев. Постоянно донимал проверками, обысками и прочими гнусностями.

Ну‑ка, что там волшебное зеркало кажет?..

– …Да!! Не соврали! – только и смог выдавить из себя сотник епископской дружины Лют, глядя на открывающуюся картину, потому что других слов у него не было.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru