Пользовательский поиск

Книга Обреченный рыцарь. Содержание - Глава 12 ПО ГРАДАМ И ВЕСЯМ

Кол-во голосов: 0

Глава 12

ПО ГРАДАМ И ВЕСЯМ

Земли в окрестностях Киева, средина июля

Необычный это был поход.

Задуманный Файервинд и ею же возглавляемый. (Хоть оно и обидно для мужской, а паче же рыцарской чести, что командорствует в квесте женщина, а что поделаешь, когда связан по рукам и ногам вассальной клятвой и угрозой развоплощения.)

Колдунья не соизволила ничего толком объяснить своим телохранителям. Просто сказала, что надобно осмотреться.

Что она имела в виду, Гавейн с Парсифалем сначала не поняли.

Зато, к удивлению рыцарей, уразумели Вострец с Ифигениусом.

Шут, которого парни решили предупредить о своей внезапной отлучке, для чего с утра пораньше заявились в княжеский терем, выслушал их внимательно и без своих обычных прибауток. Спросил лишь, куда именно они намерены отправиться.

Молодые люди пожали плечами. Нанимательница не ознакомила их с предполагаемым маршрутом.

Брюнет помрачнел. Как тогда связь держать будут?

Потом хлопнул себя по лбу и, велев подождать, выскочил из гридницы.

В это время и появился преосвященный. Как будто стоял за дверью, подслушивая разговор и специально дожидаясь, когда уберется его соперник по влиянию на князя.

– Вы чего это, охальники, на моих дружинников поперли? – забуравил епископ глазами рыцарей. – Хотели удаль свою перед царем‑государем выказать?

– Да какую там удаль, святой отец, – с притворным смирением потупился Перси. – Еле ноги от ваших соколов унесли.

Кукиш с подозрением скривился, отчего лицо его напомнило перезревший инжир.

– Хм, а мне доложили иное… Что, не прекрати вашу драку царевна, вы бы уложили всех псов Господних на месте.

– Это ж кто такое сморо… – начал было крепыш, но сильный удар локтем в бок, полученный от тевтона, заставил его заткнуться.

– Ее высочество и сказала, – указал глазами на княжеские покои Ифигениус.

«Вот так и рождаются легенды, – подумал блондинчик. – Но с чего бы это княжне брать нас под защиту?»

– Чем зря в столице безобразничать, лучше б делом занялись, – наставительно погрозил пальцем преосвященный.

– Дык, елы‑палы, – подбоченился Гавейн, – мы же как раз и собрались…

Новый тычок прервал его словоизлияния.

– На рать?! – живо заинтересовался Фига. – И куда, ежели не секрет?

– Как раз тайна и есть, – дерзко ответствовал появившийся в гриднице Вострец, несший в руках нечто, покрытое платком и формой напоминающее коробку.

– Секреты от меня‑а?! – грозно надул щеки епископ. – Первого министра?!

– Чего‑чего? – недопонял брюнет. – Это еще что за диковинное титло? Снова, батюшка, что‑то выдумать изволил?

– Неучи! – возвел очи горе Кукиш. – Варвары!

– Это ты о ком сейчас, твое преосвященство? – с недоброй ухмылочкой ласково поинтересовался шут. – Не о князе ль батюшке?

– И вообще, – вдруг заторопился владыка. – Недосуг мне с вами языком чесать. Я как раз на поварню шел. Рецепт нового кушанья придумал. Котлета по‑киевски, вот! Куриное филе, масло… Должно выйти настоящее объедение! На весь Геб прославлюсь… то есть прославится земля наша…

– Благословите, святой отче, – попросил Гавейн.

– Скатертью дорога! – осенил их крестом епископ и тут же спохватился: – Христос вам защита, дети мои!

И величественно удалился.

– Из тебя б самого котлет навертеть, юрод, – плюнул ему вослед Вострец. – Держите, робяты.

Сунул в руки Парсифалю свою ношу. Тевтон снял платок и обнаружил, что держит клетку с голубями.

– Вестовые, – пояснил куявец. – У самой княжны выпросил. Сперва не хотела давать, но как узнала, что для вас, тотчас отчего‑то и передумала. Еще вот и ленточку свою повязала.

Заслышав такое, бородач выхватил у напарника клетушку и прижал к груди.

«Ага!» – констатировал блондин.

А шут покачал головой и пояснил, как следует обращаться с посланцами.

– И глядите там, не шибко на рожон лезьте… – попросил на прощание.

Когда рыцари вышли из терема, Гавейну показалось, что его кто‑то окликнул.

Запрокинув голову, он посмотрел на фасад княжеского дворца. И померещилось, что в одном из окошек четвертого этажа промелькнуло знакомое девичье лицо. Часто застучало сердце, к голове прихлынула кровь.

А вместе с нею невесть откуда пришли и непонятные мысли.

Интересно, а если, положим, на коне да с разбегу – допрыгнет ли он до этого окна?

Но зачем, когда можно и попросту, по ступенькам дойти?..

Файервинд решила проверить, насколько прав был банник, говоря о том, что они с Учителем пустили в этот мир свирепую напасть.

Она, конечно, не очень поверила нечистику. Не могли ее наставники из Подземелья напутать так сильно, чтоб поставить под удар и свое собственное существование. Хотя кто их, белоглазых, знает. Вдруг за столетия, проведенные в изгнании, ти‑уд совсем ополоумели в своей бесконечной злобе на род людской и постановили: пропадай все, лишь бы людишкам досадить.

Как бы там ни было, стоило убедиться во всем самолично.

И по всему выходило, что начать следовало со Старого леса. Будто бы там был разорван некий Охранный круг.

Что оно такое, магичка догадывалась. Сама подобное не раз творила, чтобы загородить от любопытных глаз и загребущих рук что‑либо ценное.

Но круг Кругу рознь. Смотря что он скрывает. И кем установлен.

Одним словом, под лежачий камень вода не течет. Надо ехать и смотреть на месте.

Велела своим помощничкам сходить на рынок и прикупить кое‑какого добра на дорожку. Снеди разной побольше, а заодно и товару заветного, по большей части запретного. Сама светиться не стала. Незачем на свою зад… голову лишних неприятностей искать. А вот ежели двое вооруженных оболтусов да еще и чужеземцы станут выспрашивать о нетопырях сушеных да змеях копченых, на них никто ничего худого не подумает. Мало ли что эти имперцы привыкли вкушать на обед.

Правда, небольшая проблема возникла с самими парнями, которые вдруг заартачились. Уперлись, не станем, мол, такой пакостью руки марать христианские, и ни в какую. Больше всего возмущался Парсифаль. Он и Гавейна, сначала безропотно выслушавшего наказ, подбил на бунт.

По его глазам Файервинд поняла, что блондин догадался, зачем ей подобные припасы. Разумеется, поди тут не догадайся. Хотя мало ль для чего красавице такое понадобится. Рецепты сохранения женской прелести и не такие ингредиенты включают. Взять те же снадобья, выдуманные великой Клеопатрой Седьмой. Или Боудикой Великой.

Но не прост красавчик, ох не прост. Такого на мякине не проведешь. Помнит она из его лесной «исповеди», что не раз приходилось тевтону сталкиваться с силами тайными и неведомыми. Один поход за мифическим святым Граалем в Иерусалимский храм чего стоит. Да за такую историю, рассказанную в соответствующей обстановке и при подходящих обстоятельствах, любая женщина тут же отдалась бы славному и могучему герою. (И Файервинд не стала бы исключением.)

Однако в данных обстоятельствах следовало подчинить волю героя своей, а не наоборот. Так что пришлось задействовать пару заклятий из разряда любовной магии. Самых простеньких. Которые тем не менее прекрасно сработали.

Перси со смирением агнца отправился на задание, прочтя в глазах прекрасной колдуньи некое обещание. И упирающегося, словно осел, бородача за собой потащил.

Возвращение рыцарей было более впечатляющим. Явились злые и потрепанные. У Парсифаля под левым глазом красовался огромный синяк, изрядно портящий безупречный анфас парня. А Гавейн хромал и прижимал к груди вывихнутую правую руку.

Молодые люди долго отнекивались в ответ на просьбы и требования поведать о случившемся с ними. Лишь после того, как Файервинд применила искусство врачебной магии, исцелив все ушибы и царапины, напарники отмякли.

Все оказалось донельзя тривиальным.

Снова поцапались с дружинниками Кукиша.

На сей раз из‑за какого‑то монаха, вздумавшего совать нос не в свое дело. Точнее, в рыцарские покупки.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru