Пользовательский поиск

Книга Обреченный рыцарь. Содержание - Глава 8 ВЕЛИКИЕ ПРОЖЕКТЫ

Кол-во голосов: 0

Еще мгновение – и на щелястом полу избушки сидели две серенькие мышки.

– Вот так, герои! – хлопнула со смехом в ладоши Файервинд. – Было два глупых злых мужика, а стали две такие милые мышки! Может, вас такими и оставить? – Грызуны жалобно запищали в ответ. – Скажите спасибо, что помощь ваша нужна…

Вновь фиолетовый проблеск, и на полу уже снова стояли Гавейн и Парсифаль в прежнем облике – правда, совершенно голые.

Переглянувшись, они синхронно бухнулись перед своей новой повелительницей на колени.

– Одевайтесь, мальчики, – непринужденно рассмеялась Файервинд, успевшая по достоинству оценить сложение обоих парней, особенно блондина. – Слушайте мой первый приказ. В столярном деле чего‑нибудь соображаете? Нет? Придется поучиться!

Хотя голова ее трещала, виду подавать было нельзя. Мужланы должны свято верить, что для великой чародейки обратить их в серых грызунов – раз плюнуть.

Конечно, в мышей она их не превращала — это даже Высшим не всегда удается.

Заклятие Образа, примененное ею, лишь заставляло самого околдованного и его окружающих видеть в нем то, чей образ на него наложен – будь то слон, мышь или, например, царь зверей. На заговор, кстати, ушла немалая толика заряда в Амулете Силы.

Но дело того стоило. Люди, идущие в дружину Велимира и даже имеющие там знакомых, были ей очень кстати.

Через пару минут уже одетые Гавейн и Парсифаль, повинуясь ее указаниям, обтесывали мечами свежесрубленные молодые деревца и связывали их ремнями, нарезанными из куртки Парсифаля.

Вскоре были готовы вполне качественные, хотя и неказистые носилки.

– Ну, мальчики, – изрекла Файервинд, забираясь на свежесделанное транспортное средство. – Сейчас отправляемся в Клев.

– В самый Киев? – убито спросил Перси, но был остановлен разъяренным взглядом Гавейна, мол, обратно в грызуна захотел?

– Не волнуйтесь! – облизнулась чародейка по‑кошачьи. – Мы пойдем другим путем – коротким.

Через пять минут они уже подходили к Старой Тропе.

Стражники Золотых Ворот славного Киева много чего повидали на своем веку.

Но новое зрелище весьма их удивило.

По дороге двигались, явно изнемогая от усталости, два человека – могучий бородатый здоровяк и худощавый смазливый парень.

На плечах своих они тащили самодельные носилки, накрытые тентом из наскоро перекроенного плаща. А в носилках, на набитых сеном подушках, вольготно расположилась красивая молодая женщина…

Свет ущербной Селены – тусклый, гнилушечный – падал на покинутое невесть когда капище. В его лучах колебались мертвенные тени, словно души загубленных тут людей и иных существ, обладающих мыслью и речью, до сих пор неслышно витали над этим местом.

Колдовской щит, прорванный вторжением северной ведьмы, уже затянулся, но это не имело никакого значения. Исправить дело уже не могли даже боги – ведь они, вопреки мнению верующих в них людей, не всемогущи и не всеведущи.

Мудрецы давно полагают, что самые жуткие дела и самые великие бедствия имеют истоком сущие мелочи.

Так случилось и на этот раз.

Лунный луч прошел сквозь окошко полуразваленной избенки и лег на брошенный чародейкой поисковый амулет, в глубине которого еще тлели искорки чужой этому миру магии.

И отразившись от него, упал еле заметным отблеском на старый каменный алтарь.

Крошечный, еле заметный отсвет…

Жалкий блик, видимый лишь самому острому зрению.

Но почему‑то именно там, где он коснулся старого камня, тот начал сиять в ответ. Сперва слабо, потом все сильнее…

Увы, никто не мог видеть творящегося тут. Да и не всякий посвященный разобрался бы, что происходит в заброшенном месте Силы.

Маги чуди белоглазой кое в чем ошибались.

Мест, где миры живых соприкасаются с мирами Иных, куда больше, нежели им казалось.

И сейчас магия, пришедшая со звезд и из иных пространств, открывала врата, отпереть которые в давние времена тщетно пытались обитавшие в заколдованном лесу.

Да, будь здесь сейчас Файервинд, она бы лишний раз убедилась, что в одном ее Учитель был прав – совпадений не бывает.

Глава 8

ВЕЛИКИЕ ПРОЖЕКТЫ

Киев, начало июля

Клев произвел на экс‑рыцарей Круга Стоячих Камней двойственное впечатление.

Удивительная смесь варварства и цивилизации.

Через весь центр города, пересекая его на две части, шла вполне современная дорога, явно построенная знатоками своего дела. (Как выяснилось позже, ее и впрямь сооружали имперские градостроители, специально выписанные из Александрии отцом нынешнего куявского владыки, князем Радогастом.)

И как странно было видеть по обе стороны этого чуда архитектурной мысли нелепые бревенчатые здания в два‑три этажа, называемые местными жителями horomi. Так именовались особняки здешних патрициев. Но ничего общего с привычными инсулами и домусами имперских метрополий, как ни пытались напрячь воображение путешественники, у этих самых «хором» и близко не было. Ни стройности, ни изящества. Груды почерневших от времени и ощетинившихся острыми концами бревен. Высокие крыши с «коньками». Затянутые чем‑то полупрозрачным окна. Только резные или расписанные петухами ставни хоть как‑то оживляли мрачные фасады.

Бок о бок с хоромами стояли лавки, лавчонки и таверны. А вот они уже один к одному были слепком с привычных, имперских.

В этом Гавейн с Парсифалем убедились, остановившись в одной такой, звавшейся «Под лопухом».

Их новая хозяйка сначала жутко упиралась, не желая селиться в заведении с такой несуразной вывеской. Дескать, «аура здесь неустоявшаяся».

Но когда ей показали чистый и опрятный номер с поистине царским ложем, укрытым мягкими пуховыми перинами. Когда она полюбовалась мраморным умывальником и серебряными приборами для туалета. После того как оценила небольшие, но вполне сносные термы, размещавшиеся в подвале…

В общем, ледяная душа Файервинд несколько пооттаяла.

Но «подлопушный» сервис соответственно тоже был недешев. Поэтому новоиспеченным «ученикам» чародейки достались покои победнее. И все равно не сравнить с теми жалкими конурами, где напарникам приходилось ютиться последний месяц.

Тем более что и термы, и, что более приятно, кухня, и недурной винный погребок были полностью к их услугам.

– Все включено! – как пояснил им радушный хозяин таверны, пробуя на зуб золотой тартесский солид, полученный от Файервинд в задаток.

Прелести куявской кулинарии они оценили тут же. В компании балагура Востреца и колдуньи.

Княжий слуга был первым, с кем они встретились по прибытии под стены Киева.

Вернее, вторым.

Сначала была неулыбчивая и подозрительная привратная стража, которая ни в какую не хотела пропускать в город странную троицу.

Самым непонятным для парней в броне было то, что двое дюжих молодцов тащили на своих плечах носилки с чернявой девахой. Спору нет, зело пригожей и приветливой на вид. И все же. Где это видано, чтоб так срамить мужское достоинство?

А Файервинд нет бы, чтоб пострелять глазками, утишив недовольство стражников. Или пожаловаться на неурочно подвернутую ногу, мешающую ей передвигаться самостоятельно. Ну, как это делают все умные женщины, старающиеся, чтоб противоположный пол не догадался, что им самым наглым образом помыкают.

Колдунья полезла прямо на рожон, словно ее какая муха укусила. Наорала на охрану, указав, что их дело принимать от гостей въездную пошлину, а не донимать их всякими разными расспросами. Для этого особые люди с соответствующими полномочиями есть.

Ребята даже рты раскрыли от удивления и обиды, а их руки поневоле потянулись к… Нет, не к мечам булатным, но к плеткам. Чтоб поучить незваную крикунью уму‑разуму.

Тут‑то Парсифаль и счел нужным вмешаться, отвесив сперва тумак Гавейну, желавшему насладиться зрелищем, которое могло бы хоть немного уврачевать его израненную женской тиранией душу. Блондин, подойдя вплотную к воротарям, заговорщицки подмигнул им и, скосив глаза в сторону опущенных на землю носилок, в которых фыркала кипящая от возмущения чаровница, сказал пару слов, от которых ратники тут же покатились со смеху.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru