Пользовательский поиск

Книга Незаменимый вор. Страница 7

Кол-во голосов: 0

Долгие месяцы длилось это плавание, сначала по волнам свирепых южных морей, потом сквозь непроглядный туман океана Мухит. Не раз верных спутников падишаха покидала надежда добраться до острова Судьбы, не раз казалось, что их капитан давно заблудился среди плавучих гор, и корабль неумолимо приближается к самому краю земли, откуда низринется в бездонную пропасть. Но Адилхан был неприклонен. Несмотря на лютую стужу, он целый день стоял на палубе, и, советуясь лишь с чудесным китайским прибором, знавшим дорогу к острову, отдавал приказания гребцам и матросам.

Проходили недели, не принося никаких изменений, все та же молочно-белая пелена окружала корабль со всех сторон, лишь изредка сквозь нее проступали гигантские силуэты плавучих гор, которые приходилось огибать на веслах. Зыбкие очертания этих гор были всегда одни и те же: плоская, как крыша бедного жилища, вершина горы поднималась над водой на две сотни локтей и покоилась на отвесных, отливающих стеклянным блеском стенах.

Однажды, когда корабль проходил вблизи такой стены, от нее вдруг отделилась огромная глыба и с ужасным грохотом обрушилась в воду возле самого борта. Два весла были размозжены в щепы, снесены в воду вместе с прикованными к ним гребцами и скрылись в кипении водоворота, чтобы никогда более не появиться на поверхности. Всколыхнувшаяся волна прокатилась через палубу и далеко отбросила корабль прочь от коварной горы. Насмерть перепуганные и насквозь промокшие люди разразились жалобными воплями, но Адилхан успокоил их:

– Это добрый знак, – сказал он. – Духи горы взяли свою дань и оттолкнули корабль, вместо того чтобы погубить его. Это значит, что мы должны продолжать путь.

Никто не осмелился возразить грозному падишаху, но в сердцах его спутников росли сомнение и страх. С каждым днем корабль все больше удалялся от населенных стран, и с каждым днем таяла надежда на благополучное возвращение. Наконец, настал день, когда верный слуга падишаха, именем Фаррух, его визирь и товарищ с юных лет, вошел в опочивальню Адилхана и, почтительно приблизившись к своему господину, сказал:

– О, владыка вселенной! Да продлятся дни светлого царствования, дарующего счастье подданным великого падишаха! Да вознаградит Аллах вечной жизнью мудрейшего и справедливейшего из правителей земных!

– Говори, – сказал Адилхан.

– Пусть не прогневается всемогущий падишах, если смиренный раб напомнит ему тексты древних книг. В них же говорится: «Океан, кольцом опоясывающий сушу, простирается до самого края земли, где воды его с ужасающим грохотом низвергаются в бездну...»

– О, презренный муж страха! – усмехнулся Адилхан. – Зачем говоришь ты о крае земли? Он отстоит так далеко, что ни один из смертных еще не добирался туда.

– Ни один из смертных еще не имел такого корабля, какой создали мудрость и богатство великого падишаха! – возразил Фаррух. – Долгие месяцы мы удаляемся от земли под парусами и на веслах. Среди наших матросов немало славных и опытных мореплавателей, но и они твердят в один голос: никто и никогда не уходил так далеко в океан. Знай же, о светоч сердца моего! Ты можешь казнить раба, малодушно твердящего тебе об опасности, но долг повелевает мне предупредить моего господина. О, падишах! Твой корабль приближается к бездне! Прикажи повернуть назад!

– Трусливые собаки! – в гневе вскричал Адилхан. – Так-то вы служите своему повелителю! Не в моей ли власти жизнь каждого из вас? Пусть никто на этом кораблее не страшится смерти в бездне, бойтесь лучше смерти под пытками палача!

– На все воля великого падишаха! – смиренно ответил Фаррух. – Ты можешь казнить любого из нас или всех вместе. Все наши жизни не стоят и одного волоса на голове властелина вселенной, мы с радостью отдадим их за твою безопасность и спокойствие, о бриллиант моего сердца! Но ради бесчисленных подданных венценосного владыки, ради трона твоей великой державы, заклинаю: береги себя!

– Да с чего ты взял, что мне угрожает опасность? – удивился Адилхан. – По воле Аллаха мы вместе с тобой прочитали немало древних книг. Одни из них говорят одно, другие – другое. Разве не должен был высохнуть океан, тысячи лет низвергая свои воды в бездну? Подумай об этом.

– Смилуйся, несравненный падишах! – воскликнул Фаррух, упав на колени, – Ты не веришь тому, что написано в книгах?!

– Да, – просто сказал падишах, – я не верю тому, что написано в книгах об океане, стекающем с края земли, и не поверю, пока сам не услышу грохота низвергающихся вод...

– В таком случае, – с мрачным торжеством произнес визирь, поднимаясь с колен, – да соблаговолит великий падишах выйти на палубу и послушать!

В сопровождении Фарруха Адилхан поднялся на широкую, как городская площадь, палубу своего корабля. Все слуги падишаха, все матросы и рабы, не занятые греблей, столпились здесь и в глубоком безмолвии всматривались в белую мглу, откуда все явственней доносился неумолчный шум падающей воды. Гребцы, подняв весла, сидели неподвижно, готовые по первому приказу ударить ими о воду и увести корабль подальше от этого проклятого места, но никто не смел отдать такого приказа помимо воли падишаха.

Завидев Адилхана, люди поспешно расступились, открывая ему путь на нос судна, и молча распростерлись на палубе, словно боялись даже вопли отчаяния присоединить к нарастающему реву воды. Но и по спинам своих подданных падишах читал их мысли – безудержный страх и жадное ожидание приказа повернуть корабль вспять.

Адилхан, сердито запахнув теплый халат, прошел на нос, где огромная деревянная фигура морского божества грудью рассекала волны, и встал у борта, вглядываясь в ревущую мглу впереди. Неужели все кончено? Неужели бесплодными были его мечты о городе Джиннов и сказочных богатствах? Он не сумел отыскать остров Шис, если только этот остров вообще существует. Значит, нужно поворачивать, пока не поздно, и с позором возвращаться восвояси? Конечно, придворные льстецы будут на все лады прославлять бесстрашного падишаха, достигшего края земли, может быть, им даже удастся его самого убедить, что в этом и состояла главная цель путешествия. Но в народной памяти, но в книгах мудрецов он навсегда останется лишь одним из неудачников, пытавшихся достичь острова Шис. Будь прокляты все мудрые книги на свете! Они вредят и тогда, когда лгут, и тогда, когда говорят правду. Почему не могла оказаться ложью эта сказка об океане, стекающем с края земли? Почему ложью оказалось описание пути к чудесному городу Джиннов?

Потому что так устроен мир, подумал падишах. Кто мечтает о власти над ним, тот рано или поздно падает в бездну. Так не лучше ли довольствоваться тем, что имеешь, и не искушать судьбу?

Но едва Адилхан подумал об этом, как мгла впереди сгустилась, и сквозь белую завесу тумана проступилии темные громады скал. Они тянулись нескончаемой цепью, развернувшейся вдруг прямо перед носом корабля. Их черные иззубренные вершины, совершенно непохожие на привычные очертания плавучих гор, вонзались в клубящееся небо, как зубы тигра вонзаются в трепещущую плоть. К реву воды добавился явственный плеск разлетающихся брызг и шум прибоя.

Сердце падишаха возликовало. Он повернулся к находящимся на палубе и торжественно произнес:

– Да утешатся малодушные, испуганные близостью бездны! Это ревут водопады острова Судьбы!

7
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru