Пользовательский поиск

Книга Незаменимый вор. Страница 37

Кол-во голосов: 0

– Однако, начинают они довольно бодро! – Ольга стояла у окна, и лицо ее беспрерывно озаряли багровые вспышки.

– То ли еще будет! – уверенно пообещал Христофор.

Сейчас же к раскатистому гулу разрывов присоединились новые звуки. Словно гигантские каменные плиты со скрежетом поворачивались на шарнирах и ударялись друг о друга, сотрясая землю.

Граф, который с живейшим любопытством прислушивался к шуму битвы, удивленно повернулся к Христофору.

– А это что такое?

– Это за дело взялись ифриты. Теперь там будет по-настоящему жарко.

Снова послышался скрежет, от которого ныли зубы, и стены начинали мелко вибрировать. В ответ раздался многоголосый вопль, заглушивший грохот боя. Сколько ужаса было в этом вопле, что даже Джек Милдэм от ужаса покачал головой.

– Залетела братва...

Пол под ногами дрогнул от тяжелого соприкосновения невидимых каменных ладоней. Вопль оборвался.

– Будто комаров прихлопнул, – поморщился граф. – Что ж они там вытворяют такое?

– Может быть, слетать, посмотреть? – предложила Ольга. Ей невмоготу было сидеть здесь в полном неведении.

– Ни в коем случае! – сказал Христофор. – Это было бы непростительной глупостью. Во-первых, мы не должны вмешиваться во внутренние дела Н-ска – 2000. Во-вторых, можно было бы и вмешаться, но сейчас это небезопасно. И, наконец, в-третьих и в-главных – это совершенно не нужно.

– Но должны же мы хоть как-то контролировать ситуацию! – возразила княжна.

– Уверяю тебя, Оленька, ситуация полностью под контролем. Мы сидим в самом безопасном месте и знаем все, что нужно.

Новый подземный удар прервал речь Христофора. С потолка обвалилась штукатурка. Где-то за стеной посыпались кирпичи.

– Знаем! – усмехнулся Джек Милдэм. – Ну вот это, например, что бухает?

– Да какая разница? – отмахнулся Гонзо. – Вы поймите, нас не должно интересовать то, что делается _там_. Нам нужны только те двое, которые доберутся _сюда_! Переживать за их безопасность не приходится – они неуничтожимы. Упустить их мы тоже не рискуем: им нужен полиноид и, судя по тому, как они за него бьются, нужен позарез. Сейчас они заняты одним – освобождением друг друга от сопровождающих лиц. Прекрасно! Это выгодно Н-ску – 2000 – меньше будет бандитов. И это выгодно нам – меньше будет путаницы, не нужно разыскивать ифритов по всему городу. Как только они наиграются в войну и перебьют всех бригадников, оба немедленно пожалуют сюда. И это произойдет, кажется, очень скоро...

Взрывы за окном слышались все сильнее и ближе. В небо взлетали светящиеся ракеты, а навстречу им прямо из пустоты сыпались снаряды и бомбы, вспарывая воздух тошнотворным свистом.

– Надеюсь, до ядерных зарядов они не дойдут? – спросила Ольга.

– Сюда, по крайней мере, не будут стрелять! – прокричал Гонзо, перекрывая гул разрывов. – Побоятся испортить полиноид.

– Глядите-ка, вот они! – крикнул граф.

Из леса на краю котлована появились, один за одним, четыре человека с автоматами. Часто припадая к земле, они отстреливались от кого-то, кто преследовал их в березняке. Оттуда неслась ответная стрельба, и охотникам за ифритами пришлось присесть пониже, так как некоторые пули стали ударяться в стену ТЭЦ. Четверо выбежавших из леса решили, по-видимому, закрепиться на краю котлована, тем более, что отступать дальше им было некуда. Но едва один из них ступил на глинистый откос, как земля под его ногами качнулась и раздалась широкой расщелиной. Констраква выпустила очередную змеистую трещину прямо вглубь леса. Деревья и люди посыпались на дно, вспыхнувшее на мгновение золотым блеском. Но почву, превратившуюся в металл, тут же покрыли растения. Березовые стволы корчились, соприкасаясь с констраквой, трескались по всей длине и выпускали пучки красно-синей листвы. Люди, попавшие в расщелину, еще пытались карабкаться вверх по склонам, но их тела уже распухли от бесформенных наростов, одежда лопалась на спине, из под нее показывались толстые шипы. Развернулись чешуйчатые хвосты, и четыре аспидно-черных монстра с воем скрылись в зарослях кипящей растительности.

– Господи, спаси и помилуй! – пробормотал граф. – А мы над этой гадостью на метле летали! И топтались там, на краю...

– Вот почему люди боятся даже приближаться к территории завода, – сказала Ольга.

– Слушайте! – насторожился вдруг Христофор. – Что это?

Ольга замерла на полуслове.

– Ничего не слышу, – сказал граф.

– Вот именно! – подтвердил Христофор. – Ничего. Стрельба кончилась!

И действительно, наблюдая за судьбой несчастных, попавших в констракву, экипаж межмирника не заметил, как, мало-помалу, утихли разрывы, прекратились выстрелы, и только рваные полотнища дыма в небе еще напоминали о прошедшем сражении.

– Что бы это значило? – спросила Ольга.

– Перебили всех, что ж еще? – уверенно сказал граф.

– Ну, сейчас пожалуют! – прошептал Христофор.

В подтверждении его слов послышался отдаленный треск. Верхушки деревьев, растущих на краю котлована, дрогнули, густые зеленые кроны легко валились в разные стороны, словно там, по бывшей заводской аллее, прокладывал себе путь танк или бульдозер. Стволы, стоявшие у него на дороге, разлетались в щепки. Подлесок хрустел, как чипсы в зубах проголодавшегося школьника.

– Ну-ну, – произнес Джек Милдэм, поудобнее перехватывая аннигилятор, – напугать хочешь? Давай, напугай...

Волна лесоповала докатилась, наконец, до края котлована. Одно из деревьев рухнуло прямо в констракву, другое упало поперек только что образовавшейся трещины. Широкая полоса мелкого березняка была безжалостно смята, и на опушке показался... человек.

Он был один. Ни впереди, ни позади него не следовал никакой механизм. Он был безоружен. И все же с первого взгляда было ясно, что все произведенное в лесу опустошение – дело его рук.

– Так вот ты какой, цветочек аленький! – Ольга произнесла это нежно, но Христофору, глянувшему на нее краем глаза, вдруг почудился ястребиный изгиб в аккуратном милом носике княжны.

– Тьфу, сгинь, нечистая сила! – пробормотал он.

– Нет, зачем же? – княжна поняла его слова по-своему. – Милости просим! Только почему же он один? Где второй?

– Должен быть где-то недалеко...

На всякий случай Христофор открыл дверь в генераторный зал и сквозь пролом в крыше поглядел на трубу ТЭЦ. На самом острие неровного скола трубы одиноко маячил ящик с надписью «Осторожно, полиноид».

Ифрит, задержавшийся на краю котлована, тоже смотрел на ящик. Если бы Ольга, граф и Гонзо могли видеть его злые, раскосые глаза, они прочли бы в них алчность. Ифрит знал свои силы, но близость непонятной констраквы останавливала его. Некоторое время он принюхивался, глухо ворча и вращая глазами, а потом вдруг решительно шагнул вперед.

Словно резиновая, его нога вдруг вытянулась в неимоверно длинное, тонкое щупальце и, перешагнув через озеро констраквы, ступила на остров. Сейчас же все тело ифрита перелилось по этому жгутику через котлован и собралось в прежнем виде у самого подножия ТЭЦ. После этого ифрит просто зашагал вверх по стене. В три прыжка он достиг вершины трубы. Вожделенный ящик с полиноидом был перед ним. Осталось только протянуть руку... Огромные скрюченные пальцы ифрита, увенчанные для цепкости стальными когтями, сомкнулись на полиноиде... и прошли сквозь него! Ифрит схватил пустоту. Оглушительный рев обиды и разочарования прокатился над констраквой. Он был громче, чем все взрывы прошедшего сражения. Словно газовый факел вспыхнул над трубой – это разгневанный ифрит выпустил в небо струю пламени. Сбросив таким образом излишки ярости, он огляделся по сторонам. Он искал того, кто позволил себе так дерзко разыграть его. Но врага поблизости не оказалось, зато внимание ифрита привлек пролом в крыше здания ТЭЦ, возникший, вероятно, при падении трубы. Там, в проломе, среди искореженных металлических конструкций и кусков бетона, лежал ящик с черной надписью на крышке. Будто нарочно, он находился в самом центре пятна света, проникающего сквозь пролом, и такому зоркому наблюдателю, каким был ифрит, ничего не стоило прочитать: "Осторожно, Полиноид! Не бросать! Боится сырости! ".

37

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru