Пользовательский поиск

Книга Незаменимый вор. Страница 14

Кол-во голосов: 0

– Зачем пришли? – сварливо каркнул ворон и, не дожидаясь ответа, вспорхнул с еловой ветки.

– Мой лес! – прорычал медведь, выворачивая из земли корневище старого пня.

– Лес-с! – тяжело вздохнула за деревьями гигантская туша, всколыхнув кроны порывом сырого ветра.

Желуди дождем посыпались с дуба и разбежались по траве, визжа и прыгая друг через друга.

Путникам пришлось переждать этот ливень под шляпой мухомора – желуди пребольно кусались, попадая за шиворот, и нагло забирались в карманы. Однако, долго стоять на месте тоже не приходилось – обувь быстро покрывалась лишайником, грибница опутывала ноги, а нюшок скулил и все рвался куда-то в самую глушь. К тому же и мухомору такое соседство, как видно, не нравилось, он сопел и морщился – того и гляди чихнет спорами.

Гонзо, граф и Ольга поспешили покинуть ненадежное убежище. Запинаясь о крупные ягоды земляники, они отправились на поиски исчезнувшей тропы. Тропа, оказывается, времени не теряла. Пользуясь остановкой путников, она попыталась укрыться в молодой дубраве, поднявшейся на месте падения желудей. Но это не помогло. Сколько она ни извивалась, Ольга быстро отыскала ее, а Христофор пригвоздил к земле лучом фонарика. Тропа перестала петлять, понуро затрусила вперед и скоро вывела отряд к обширной поляне, ярко освещенной луной.

Казалось, каждый кустик, каждая травинка на поляне испускали собственный серебристый свет. Стволы берез по краям ее сияли, словно неоновые трубки.

– Странно, – заметила Ольга, – до сих пор луны не было видно...

Христофор вглядывался в лес на противоположной стороне поляны.

– Кажется, подошли к самому логову, – сказал он. – Оля, будь наготове. Граф, поосторожнее с оружием... Ну, вперед!

Он уже занес было ногу, чтобы шагнуть в освещенное пространство, но вместо этого вдруг отпрянул, наступив на лапу нюшку. Вместе с воплем несчастного животного вся поверхность поляны дрогнула от края до края. По ней, как по экрану телевизора, пробежала мелкая рябь.

– Это что еще за... – начал Джек Милдэм.

– Назад! – крикнул Христофор. – Это ловушка!

Он оказался прав.

Изображение, покрытое рябью, вдруг сложилось гармошкой, открывая под собою черный провал. Там, на дне, копошилось нечто живое и огромное. Гонзо направил в провал луч фонаря, но успел разглядеть лишь множество колючих членистых ног, которыми перебирало чудовище, быстро приближаясь к краю ямы. Тяжелая иззубренная клешня метнулась навстречу Христофору...

... Григорий Александрович Турицын со страхом подошел к окну. Что-то тянуло его выглянуть еще раз на дорогу, ведущую к лесу. Так человека, проходящего по кладбищу, неодолимо тянет заглянуть на самое дно пустой могилы. Мучаясь страхом и любопытством, Григорий Александрович всматривался во тьму – туда, где за полем смутно угадывалась зубчатая полоска леса.

Там было явно неладно. По небу гуляли отдаленные сполохи, потом громадная черная масса налетела с той стороны и, приблизившись, превратилась в тучу воронья. Что-то вдруг мелькнуло в темноте совсем близко, у самого дома. Тусклый свет из нижнего окна лизнул по боку чье-то вытянутое черное тело... Мороз пробежал по коже Григория Александровича.

"Стенька ведь дверь за собой не запирал... " – вспомнил он вдруг.

За окном в саду пробежал ветер, качнулись деревья. Им тотчас ответил тихий скрип.

" Так и есть! " – подумал Григорий Александрович.

Он вышел из спальни в коридор, стараясь не шуметь, но повсюду его сопровождали тяжкие стоны рассохшегося паркета.

– Стенька! – сиплым шепотом позвал Григорий Александрович. – Эй! Кто-нибудь!

Никто не отозвался, только отдаленный храп доносился из людской.

– Спят, черти! – проворчал Турицын. – И дела ни до чего нет. Хоть в постели хозяев зарежь, им и горя мало!

Григорий Александрович спустился в прихожую и направился к двери. Так и есть! Засов отодвинут, створка прикрыта не плотно. Ветер залетает с улицы и гуляет по дому, а на окне догорает забытая свеча. Ну что ты будешь делать с этими людьми? Перепороть всех...

Дверь вдруг заскрипела и стала медленно раскрываться навстречу Григорию Александровичу. Турицын задохнулся от страха. Вот сейчас она откроется, а там...

Не выдержав напряжения, он бросился вперед и всем телом навалился на дверь. Заледеневшие руки долго не могли справиться с засовом... Вот как ударит сейчас снаружи! Как полезет из темноты... кто? Нет, лучше не думать об этом!

Еще миг, и Григорий Александрович не удержался бы, заверещал бы от страха, как раненый заяц... К счастью, засов подался, наконец, и с лязгом, совершенно зубовным, вошел в петли.

Турицын перевел дух. Сердце в груди его бешено колотилось, холодный пот, стекая за ворот, щекотал шею.

– Теперь, пожалуй, спать... – слабым голосом произнес Григорий Александрович и сам себе не поверил.

Какой уж тут сон, когда поджилки трясутся, глаза шарят по всем углам, а уши сами, помимо воли хозяина, ловят каждый шорох. Вот свеча затрещала догорающим фитилем, вот снаружи царапнула стену ветка яблони, вот... Но что это?

Совсем рядом, в темной гостиной, явственно скрипнуло кресло. Григорий Александрович встрепенулся. Кто там еще? Он схватил огарок свечи и решительно вошел в гостиную, громко топая ногами, подгибающимися от страха.

Сомнений больше не оставалось – в кресле у стола кто-то сидел. Тьма не давала рассмотреть ночного посетителя, неприятно обманывая в очертаниях. То казалось, что у него большие заостренные уши, то лицо его представлялось чрезвычайно вытянутым и неестественно темным.

– Кто тут? – испуганно спросил Турицын.

– Гость, – глухо вымолвила фигура в кресле.

– Какой гость? Откуда? – Григорий Александрович поднял свечу повыше.

– Откуда же, как не из леса...

– Из ка-какого леса? – Турицын попятился.

– Из моего, конечно! Мой лес! Мой! – прокричала осветившаяся луной огромная волчья морда и хрипло рассмеялась прямо в лицо Турицыну...

... Христофор, уклоняясь от удара клешни, поскользнулся и упал прямо под ноги чудовища. Еще мгновение, и он был бы раздавлен, но тут аннигилятор в руке Джека Милдэма выпустил длинную молнию, точно направленную в голову зверя. Кошмарная тварь остановилась, в ярости поводя глазами на длинных пульсирующих стеблях. Она не получила никаких видимых повреждений. Мощный заряд аннигилятора произвел на нее не большее впечатление, чем простая вспышка света.

Едва Христофор успел ползком убраться с дороги чудовища, как оно снова бросилось в атаку. Графу Бруклину пришлось удирать назад по тропе, отстреливаясь на ходу. Одну за другой, он без промаха посылал в тело чудовища ослепительные молнии, но добился лишь того, что деревья на противоположной стороне провала занялись огнем. Огромные клешни плотоядно скрежетали за спиной Джека Милдэма, и с каждой секундой этот скрежет становился все ближе...

Христофор выбрался из высокой травы на тропу, подхватил на ходу обломок березового ствола и, рискуя попасть под луч аннигилятора, бросился вдогонку за членистоногой тварью. Он еще не знал, чем поможет графу, просто решил напасть на зверя сзади, а там будь, что будет...

– Стойте! – раздался вдруг где-то совсем рядом голос Ольги.

Все, даже чудовище, сейчас же остановились.

– Перестаньте дурачиться! Вы что, не видите? Это же морок!

– Какой морок? – Тяжело дыша, спросил Христофор.

– Пугало для дураков! – проворчала невидимая Ольга, и чудовище вдруг исчезло.

Гонзо с занесенной для удара дубиной оказался прямо напротив графа, державшего наизготовку аннигилятор. Оба почувствовали себя довольно глупо и поспешно опустили оружие.

– Соображать же надо! – Ольга и нюшок выбрались на тропу из ближайших кустов.

– Что именно соображать? – спросил Христофор, стесняясь своей дубины.

– Что глупости это все и чистой воды галлюцинация! Чего вы сразу в драку кидаетесь? Чуть друг друга не угробили!

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru