Пользовательский поиск

Книга Незаменимый вор. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Глава 14

... Придя в себя, Христофор прежде всего удивился. Как! Это еще не все? Некоторое время он прислушивался к своим внутренним ощущениям. Они не были похожи на ощущения человека, раздавленного в лепешку. Хотя, кто знает, какие при этом бывают ощущения?...

... Постепенно в сознание стали проникать разрозненные сигналы из внешнего мира. В отдалении с дробным стуком сыпались камни, едкая пыль висела в воздухе и скрипела на зубах. Гонзо открыл глаза, но сначала ничего не увидел – либо наступила ночь, либо свет сюда вообще не проникал.

Где-то вверху послышалась возня, снова посыпались камни. Христофор поднял голову и увидел звезды. Они казались красноватыми, неуверенно перемигивающимися сквозь пыль. Опять это незнакомое созвездие в небе, подумал Христофор. Где-то он его уже видел. Совсем недавно... Над трубой... И тогда это не казалось странным. Он понимал тогда, почему над трубой такое удивительное созвездие. В голове вдруг огненной надписью вспыхнуло слово: КОНСТРАКВА. Вместе с ней навалилась неосознаваемая до сих пор боль и тошнота.

"Похоже, меня здорово садануло по голове, " – подумал Гонзо.

Но боль помогла ему вспомнить: такое созвездие он видел в небе над озером констраквы. А это значит, что и сейчас...

Он вздрогнул и стал вглядываться в окружающую темноту. Пыль немного осела, проступили смутные очертания каких-то предметов, пока совершенно бесформенные. Где же стены?... Теперь он вспомнил точно: ифрит, эта сволочь из бутылки, заманил их в мышеловку и прихлопнул, столкнув между собой две стены. Или не прихлопнул? Может быть, они все-таки в последний момент убежали? Нет. Убежать нельзя было, потому что из-под земли прорвалась констраква, а вместе с ней и одно из чудовищ нездешнего мира...

Христофор принялся ощупывать землю вокруг, боясь наткнуться на маслянистые потеки констраквы, и неожиданно обнаружил лежащее возле него тело.

– Оля! – голос его прозвучал едва слышно. В горле запершило от пыли, Христофор закашлялся.

Он перевернул Ольгу на спину, и на него уставилась черная бесформенная маска вместо лица. Христофор отшатнулся в ужасе, но это была только пыль. Ольга застонала и открыла глаза. На ее перепачканном лице поочередно отразились боль, испуг и удивление. Она села, оглядываясь по сторонам, попыталась что-то сказать и тоже поперхнулась.

– Где... Джек? – удалось ей выдавить сквозь кашель.

– Здесь я! – граф лежал неподалеку, слегка приваленный камнями. – Что произошло?

– Только это и осталось выяснить, – сказал Христофор. – Оля, ты как?

– Кажется... – сказала Ольга, пытаясь подняться.

Христофор, как мог, помогал ей, несмотря на дьявольскую боль в коленях. В каких-нибудь две минуты они поднялись на ноги и, пошатываясь, приблизились к Джеку Милдэму. Но тот уже сам справился с лежащими на нем глыбами. Тренированное тело лучшего гвардейца герцога Нью-йоркского совершенно не пострадало. Что же касается последствий удара головой о землю, то Джек не испытывал их вовсе. Гонзо, к сожалению, не мог сказать того же о себе. Голова его раскалывалась, и перед глазами плавали какие-то радужные пятна. Тем не менее, он первым сообразил, что нужно сделать прежде всего.

– Граф, там у вас в сумке... кстати, вы сумку не потеряли?

– Здесь она, на мне.

– А бутылка с Амиром?

– На месте.

– Цела?

– Цела и запечатана.

– Прекрасно! Значит нас гвоздит только один ифрит? Это радует. Так вот, граф... о чем бишь я?.. Да! Там, рядом с бутылкой, должен быть фонарь. Достаньте его... Достали?

– Ну да.

– Так включайте! Должны же мы, наконец, узнать, где находимся!

Луч фонаря уперся в гладкую черную поверхность, заскользил по ней вдаль и, наконец, затерялся в глубине узкого прямого коридора, образованного двумя стенами, отстоящими шагов на двадцать друг от друга.

– Вот тебе раз! – с веселым удивлением сказал Христофор. – Они все-таки не столкнулись! Интересно, почему это?

– Он еще недоволен! – хохотнул граф, но тут же умолк, потому что сверху снова посыпались камни.

Джек круто развернулся и направил луч фонаря в противоположный конец коридора.

– Мама! – испуганно вскрикнула княжна, хватая за руку Христофора.

Прямо перед ними коридор перегораживало гигантское, вытянутое кверху до края стены, тело какого-то существа. Разделенное на одинаковые сегменты, каждый из которых имел свою пару маленьких ножек, оно напоминало земную сколопендру по строению, но в сотни раз превосходило ее по размеру. К тому же хитиновая броня, как видно, отличалась огромной прочностью – достаточной, чтобы заклинить каменную мышеловку ифрита. Столкнувшиеся стены зажали сколопендру, но не смогли ее раздавить. Гонзо, граф и Ольга с изумлением смотрели на кошмарное детище констраквы, которое сначала помешало им выбраться из ловушки, а затем спасло жизнь.

Голова чудовища, с острым винтообразным рылом вместо челюстей, нависала над коридором. У основания головы зияла воронка ротового отверстия, окруженная пучком длинных тонких щупалец. И эти щупальца, так же как и вся сотня ног сколопендры, бесшумно и быстро шевелились.

– Вот что, ребята, – сказал Христофор, – пошли-ка отсюда, пока эта штука не вырвалась на волю...

Охотники поспешили ретироваться со всей быстротой, на которую были способны их избитые, натруженные за день ноги. Они направились к противоположному концу коридора, надеясь, что и там стены мышеловки не смогли сомкнуться.

– Давайте поднажмем, – озабоченно говорил Христофор, морщась от боли в коленях. – Если сколопендре удастся высвободиться, перед нами откроются две дивные перспективы: во-первых, мышеловка может захлопнуться...

– Но может и не захлопнуться... – сказал Джек.

– А во-вторых, этот милый червячок может проголодаться.

– Есть еще третья возможность, – тихо сказала Ольга.

– Какая?

– Констраква. Она польется, когда червячок перестанет затыкать дыру в земле своим телом.

– Но откуда здесь констраква?

– Не знаю. Сама удивляюсь.

– Может быть, это ифрит постарался? Специально для нас...

– Черт его разберет, – устало сказала Ольга. – Я уже ничего не понимаю! Зачем ему мешать самому себе? Он построил каменную мышеловку, ловко нас в нее заманил и захлопнул... А тут вдруг, ни к селу, ни к городу, выброс констраквы и этот червяк... Ясно, что ифрит не мог такого предусмотреть!

– Нашла коса на камень! – глубокомысленно изрек граф, припоминая еще одно высказывание турицынского конюха.

– Кстати, граф! А почему вы не стреляли? – спросил Гонзо. – Может быть, мы успели бы выскочить на ту сторону...

Джек Милдэм пожал плечами.

– Так ведь я думал, что это опять морок...

– Какой морок? – не сразу понял Христофор.

– Да тот, что был в Легостаевском лесу. Кажутся всякие чудеса, а на самом деле ничего нет.

Христофор смотрел на графа с изумлением.

– Так вы считали, что нам все это кажется? И бегущие стены, и это чудище из-под земли, все – морок?

– Ну да... – скромно признался граф.

– А, простите за любопытство, когда же вы поняли, что все это происходит на самом деле?

– Да вот сейчас, когда мы пошли в обратную сторону...

Христофор вздохнул.

– Счастливый вы человек, граф!

– Почему?

– Потому что вам все нипочем. Приключения, от которого у меня до сих пор дрожат коленки, вы даже не заметили. Это редкое качество!

Граф глубоко задумался.

– Да, – сказал он, наконец, – меня трудно выбить из колеи.

– Практически невозможно, – подтвердил Гонзо.

Он посмотрел на Ольгу. Княжна шагала быстро, а если надо, могла бы, наверное, и бежать, но Христофору хорошо было видно, с каким трудом дается ей каждый шаг. Плечи ее опустились, спутанные волосы почти закрывали перепачканное лицо. Узенькая юбка расползлась по шву, на бедре видна была свежая царапина. Ольга не смотрела по сторонам, она вышагивала, точно машина, потерявшая управление. Машина, которая движется неведомо куда, пока в запасе есть хоть капля горючего...

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru