Пользовательский поиск

Книга Муха в розовом алмазе. Содержание - 4. Немного истории – зомберы, Али-Бабай и "горсточка героев". – Если неприятность может случиться, она случается. – "Гном" спасает от джентльменского поступка.

Кол-во голосов: 0

...Как только устья первого и второго штреков остались за нашими спинами, мне пришло в голову испугать уже пришедшую в себя Синичкину (ожидание опасности частенько вырождается у меня в эйфорию). И я стал придумывать, как это сделать. Подходя уже к устью третьего штрека, решил: "Заверну в штрек и закричу благим матом, трусики точно подмочит".

И прибавил шагу. Анастасия не отставала и бодро шлепала по лужам метрах в трех позади. В глазах ее сверкала решимость не поддаваться никаким страхам, а также предполагаемым провокациям с моей стороны.

"Ну, погоди!" – подумал я и, завернув в штрек, прошел пару метров, обернулся назад и возопил во все горло: А-а-а!!! Вышедшая из-за угла Синичкина, была намного бледнее, чем несколько секунд назад, но губы и кулаки у нее были сжаты, будь здоров. А глаза сверкали презрением, к которому была подмешана всего лишь пара с половиной килограммов страха.

"Да, дорогой мой, тебя уже раскусили и предугадывают!" – подумал я огорченно. И как раз в этот момент глаза Анастасии кинулись мне за спину и тут же округлились, выпучились, взорвались неимовернейшим, убийственным страхом. Закричав пронзительно "А-а-а!!!", она импульсивно подалась назад. Мгновенно обернувшись, я... ничего не увидел... А за спиной раздался смех Синичкиной, смех, грозивший в скором времени завершиться временной потерей голоса. "Купила покупщика, артистка, – подумал я, понемногу приходя в себя. – Уважаю!"

– Где там твоя рассечка с алмазами? – отсмеявшись и вытря выступившие слезы, спросила девушка.

– Да вот она, – указал я направо от себя.

– Пошли что ли?

– Жаль, ведра не взяли... – посетовал я. – Куда алмазы складывать будем?

– Найдем алмазы – найдем и тару, – улыбнулась Анастасия и тут же добавила: – Я пописать хочу...

– Там буровая камера, – кивнул я в сторону противоположную алмазной рассечке.

Смущенно взглянув, Синичкина ушла. Я решил перекурить, полез в карман за сигаретами и в это время из буровой камеры раздался тонкий вопль "А-а-а!!!" Покачав головой от досады (не люблю, когда шутку или анекдот повторяют по несколько раз подряд), вынул сигарету, прикурил от зажигалки и, прислонившись к стенке, принялся обрабатывать легкие высокотоксичными смолами и убийственным никотином.

Анастасия появилась из буровой камеры, когда до конца табакокурительного ритуала оставалось всего несколько циклов. То есть затяжек. "Классно играет" – подумал я, сполна оценив и смертельную бледность женщины, у которой только что подло похитили тюбик с любимым кремом-пудрой, и шаг газели, пронзенной ракетой средней дальности, и глаза белой лебеди, проведшей ночь с аналогичного цвета носорогом. И бросил окурок в канавку, вложив в этот жест все свое презрение к пошлости и отсутствию чувства меры. А Анастасия продолжала играть – она открывала рот, будто хотела, но не могла ничего сказать.

– Хватит паясничать! – бросил я на это талантливое лицедейство и направился в алмазную рассечку. Синичкина престала изображать из себя перепуганную лебедь и сказала тихим голосом:

– Там... твой друг...

Пришел мой черед глотать воздух.

– Веретенников там и еще несколько человек, – мстительно блеснув глазами, завершила Анастасия свое сообщение.

Отстранив ее, я бросился в буровую камеру. И застыл от изумления: рассечка, пробитая из камеры, была забрана решетчатой дверью, сваренной из толстенных, сантиметра три диаметром, железных прутьев. Дверь была заперта на огромный висячий замок. За дверью стояли Валера Веретенников, Баклажан, Сашка Кучкин и незнакомый мне человек. Лица их были измождены и, самое главное, выражали не радость близкого освобождения, а скорее скорбное ко мне сочувствие.

И тут за моей спиной, в штреке, раздалось третье по счету "А-а-а!!!" Синичкиной и тут же "Чплех!", который мог означать только одно – бедная Анастасия упала в глубокий обморок и не куда-нибудь, а в сточную канаву.

– Sorry, "Ladies first", – извинился я перед англоязычным Веретенниковым и бросился в штрек.

Вбежав в него, я увидел, что над моей непокорной невольницей, действительно лежавшей ничком в канаве, склонился плотный человек с "летучей мышью" в правой руке. Он был в остроносых среднеазиатских калошах, мягких кожаных сапогах, простом чапане и таджикской черно-белой тюбетейке. Под чапаном виднелась кираса из толстой кожи.

Подбежав к человеку, я схватил его за плечо, повернул к себе, чтобы ударить в лицо, повернул и застыл от удивления: в свете своего наголовного фонаря я увидел красные глаза, знакомые красные глаза Абубакра ар-Рахмана ибн Абд аль Хакама по прозвищу Али-Бабай.

4. Немного истории – зомберы, Али-Бабай и "горсточка героев". – Если неприятность может случиться, она случается. – "Гном" спасает от джентльменского поступка.

С Абубакром ар-Рахманом ибн Абд аль Хакамом по прозвищу Али-Бабай я и мои ближайшие друзья познакомились несколько лет назад. Этот хорошо известный на Среднем и Ближнем Востоке террорист и апологет Бен Ладена явился в Россию, узнав, что на одной из глубоких шахт Приморья спрятаны материалы многолетних (и успешных!) научных исследований по созданию фармакологических препаратов, целенаправленно воздействующих на психику и физиологию человека. Эти исследования в течение долгого времени проводились Ириной Большаковой, талантливым ученым и директором Приморской краевой психиатрической лечебницы и проводились, естественно, на человеческом материале, то есть на пациентах. Созданные ею многочисленные препараты, как вылечивали людей от всевозможных психиатрических заболеваний, так и превращали их в сильных, жестоких и хорошо контролируемых хозяином марионеток.

Добыв материалы исследований и преуспев затем в упомянутых превращениях, Абд аль Хакам организовал на Кумархе базу для доводки этих марионеток (мы их назвали зомберми) до физической кондиции. Лишь только первые три сотни зомберов были готовы и обучены, он предпринял попытку захватить власть в Таджикистане, с тем, чтобы превратить его в плацдарм для постепенного просачивания в мусульманские Узбекистан, Татарстан и Башкортостан и последующего объединения их в Великое исламское государство.

И надо же было такому случится, что именно мы с друзьями – Баламутом, Сергеем Кивелиди, Бельмондо и Ольгой – смогли пленить главаря террористов в его же логове, пленить за несколько минут до назначенной нам казни посредством водружения на остро заточенные колья! Наверное, мы не стали бы ввязываться в эту историю (кому охота иметь дело с человеком, перед которым сам Басаев чувствовал себя шаловливым мальчишкой?), не стали бы, точно, если бы не чувствовали своей вины – ведь именно из-за нашей халатности не были уничтожены научные материалы, попавшие в руки Али-Бабая. И мы пленили его, и не только пленили, но и заставили нам подчиняться... На биохимическом уровне. То есть зомбировали.

Утонченный читатель, наверное, усмехнулся с некоторой грустью в уме – опять красноглазые зомби, безжалостные мусульманские террористы, горсточка "героев", побеждающих армию головорезов... Да опять зомби... А что сделаешь, если они кругом? Они, отстаивая интересы своих хозяев организуют экстремистские партии, они выходят с палками на демонстрации, они убивают иноверцев и инакомыслящих, они с телеэкранов и страниц газет проникновенно убеждают нас, что господин имярек вовсе не жулик, нагло обокравший всю страну, а добропорядочный гражданин Вселенной. Да, перечисленные зомби, так сказать, "естественные", то есть обработанные словами, преимущественно теми, которые напечатаны на денежных купюрах различного достоинства, но есть среди них и обработанные химическими препаратами. Их вы легко узнаете по холодным остановившимся глазам, по профессиональной скупости движений; они убивают наших детей, они убивают наши надежды, они среди нас и они происходят из нас...

А что касается горсточки "героев"... Если бы видели, как изготавливают зомберов, как вкалывают им в мозги, в позвоночник, в сердце соответствующие препараты, и с какой легкостью потом они делают то, что нужно хозяину... Мы видели, нам самим вкалывали. И мы подчинялись, и мы убивали... Но спаслись и не могли не пойти против них...

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru