Пользовательский поиск

Книга Долгое чаепитие. Содержание - 1

Кол-во голосов: 0

Дальнейшие неспешные размышления Дирка внезапно прервал тяжеленный топор, с треском вонзившийся в стену в трех дюймах от левого уха, что напрочь вышибло из него способность к любым размышлениям.

Едва оправившись от потрясения и переведя дух, Дирк стал себя убеждать, что бросивший топор наверняка сделал это без злого умысла — просто решил порезвиться и подшутить. Но Дирку не очень нравились подобные шутки, и он поспешил убраться подальше от этого места.

Он медленно продвигался вдоль стены, и если бы это была не Вальгалла, а станция Сент-Пэнкрас, то, двигаясь в этом направлении, он бы оказался в кассовом зале. Дирк понятия не имел, что находится в Вальгалле на месте кассового зала, но если там не происходит подобного безобразия, то там явно лучше.

Ему казалось, что в некотором отдалении от центра пиршества должно быть поспокойней.

И он не ошибся. Лучшие силы были сконцентрированы поближе к пиршественному столу, а там, где он находился сейчас, тихо и мирно сидели те, кто уже достиг той поры бессмертной жизни, когда приятней вспоминать о былых сражениях с жареными кабанами, чем действительно вступать с ними в схватку.

Дирк услышал взволнованный рассказ о былом сражении с жареной тушей, рассказчик живописал решающий захват тремя пальцами и бросок — дальше он не понял. Но это звучало очень волнующе. Слушатель отреагировал благосклонно: «А-а…»

Дирк замер. Прямо перед ним задумчиво склонился над тарелкой бродяга со станции Кинг-Кросс. С плеч бродяги свисали замызганные меха, кое-как перетянутые ремнями.

Дирк соображал, как получше вступить в разговор. Можно подойти, хлопнуть по плечу и сказать: «Эй, приятель! Ну как тебе эта вечеринка?» Но Дирк не был уверен, что это лучший способ.

Пока он думал, откуда ни возьмись появился орел. Шумно хлопая крыльями, он уселся на стол около старого бродяги и стал воинственно на него наступать — наверное, клянчил еду. Старик оторвал кусок мяса и протянул орлу — ужасный хищник тут же склевал пищу прямо из рук.

Как все просто, подумал Дирк. Он нагнулся к столу, взял кусок мяса и протянул птице. Та набросилась на Дирка, пытаясь вцепиться в горло. Дирк яростно отбивался от дикой твари, махая шляпой, но цель была достигнута — он привлек внимание старика.

— А-а, — сказал старик, прогнал орла и подвинулся, освобождая место рядом. Не слишком любезное приглашение, но лучше, чем ничего. Дирк вскарабкался на скамью.

— Спасибо, — сказал он тяжело дыша.

— Ага.

— Если вы помните, мы…

В этот момент раздался страшный грохот, эхом прокатившийся по Вальгалле. Ударили в барабан — наверное, это был не совсем обычный барабан, обычный бы никто не услышал в таком шуме.

Дирк поднял голову и прислушался, пытаясь определить источник звука. В южном конце зала он увидел большой помост и какие-то смутные силуэты. Он не мог как следует разглядеть происходящее — мешали тучи орлов и плотная пелена испарений пиршества. Но у Дирка возникло ощущение, что те — на помосте — здесь самые главные.

Один, подумал Дирк. Там вполне может быть Один. Прародитель. Отец Всех Богов Асгарда.

Звуки разнузданной оргии разом стихли. Все замерли в ожидании. И трубный глас разнесся по залу:

— Время близится. Великий Бог Тор назначил Час Поединка в Великом Зале Вальгаллы. Я спрашиваю, где Тор?

В зале недоуменно перешептывались. Похоже, никто не знал, где Тор и почему он вызвал всех, а сам не явился.

— Такой поступок — неслыханное оскорбление достоинства Отца-Вседержителя. И если он не примет вызов до истечения назначенного Часа, Тора ожидает страшная кара.

Снова раздался барабанный бой и повторился три раза, и зал погрузился в испуганное молчание.

— Хм, вы спрашиваете, где Тор? Да он шляется с какой-то девчонкой, — раздался откуда-то сверху глумливый голос.

Все зашушукались, раздались смешки — прерванное веселье понемногу возобновилось.

— Предполагаю, что так оно и есть, — сказал Дирк.

— Ага.

Дирку казалось, что разговаривает сам с собой, и поэтому он никак не ожидал услышать ответ старика.

— Это собрание Тор устроил?

— Ага.

— Невежливо не являться вовремя.

— Ага.

— Наверное, все очень огорчены?

— Пока свиней хватает — не очень.

— Свиней?

— Ага.

Дирк не сразу сообразил, что на это ответить.

— Ну да… — покорно пробормотал он.

— Тор — единственный, кого волнует что-то, кроме свиней, — сказал старик. — Объявляет вызов, а дело довести до конца не умеет. Всегда так — запутается, разъярится, натворит всяких глупостей, не знает потом, как выпутаться и исправить содеянное, и его наказывают. А всех остальных интересуют только свиньи. За этим и приходят.

— Ага. — Дирк понемногу усваивал новую технику ведения беседы и просто поражался, сколь успешно ее можно применять. Он даже начал уважать старика.

— Знаете, сколько камней в Уэльсе? — неожиданно спросил старик.

— Ага, — устало отреагировал Дирк, он не знал этой шутки.

— А я вот не знаю. Он никому не говорит. Сами, мол, считайте — обижается и уходит.

— Ага. — Дирк счел шутку неудачной.

— А сегодня даже явиться не соизволил. Да я его не осуждаю. Просто жалко, что он не пришел. Ведь, возможно, он прав.

— Ага.

Старик погрузился в молчание.

Дирк ждал.

— Ну да, — сказал Дирк, надеясь вызвать хоть какую-то реакцию.

Старик молчал.

— Э-э… Так, значит, вы считаете, что он, возможно, прав? — осторожно попробовал Дирк еще раз.

— Ага.

— Так. Возможно, Тор прав. Все дело в этом.

— Ага.

— В чем прав? — Дирк наконец потерял терпение.

— Да во всем.

— Ага, — расстроенно отозвался Дирк, признав поражение.

— Для богов настали тяжелые времена, — мрачно заговорил старик. — Это всем ясно. Даже тем, кого интересуют только свиньи — а таких большинство. Когда чувствуешь себя никому не нужным, это всегда тяжело, даже когда приступаешь в очередной свинье. Даже если ты бессмертен. Но все понемногу смирились и воспринимают это как должное — все, кроме Тора. Так-то вот. А теперь и он сдался. Даже не соизволил явиться. Не пожелал повеселиться с нами и сразиться с жареной свиньей. И на вызов наплевал. Да-а…

— Ага, — сказал Дирк. — Так, значит, это Тор бросил вызов, — попытался Дирк еще раз.

— Ага.

— Но почему?

— Ага.

У Дирка лопнуло терпение, и он набросился на старика.

— Я спрашиваю, почему Тор бросил вызов Одину?

Старик изумленно осмотрел его с ног до головы.

— Ты смертен?

— Ага, — раздраженно сказал Дирк. — Я смертен. Ну и какое это имеет отношение к тому, что я пытаюсь выяснить?

— Как ты здесь очутился?

— Я пошел за вами. — Он вытащил из кармана мятую пачку сигарет, уже пустую, и положил в стол. — Очень вам признателен.

Не самое лучшее объяснение, подумал Дирк, но за неимением другого…

— Ага. — Старик отвернулся.

— Почему Тор бросил вызов Одину?

— Ну какое тебе дело до всего этого? — сказал старик с нескрываемой горечью. — Ты смертный. Что тебе наши проблемы? Ты уже получил долю. Ты и тебе подобные.

— Что получил? Какую долю?

— Со сделки, — ответил бессмертный. — Контракта, который заключил Один, — во всяком случае, так говорит Тор.

— Контракта? Какого контракта?

Похоже, старик начинал медленно разъяряться. Отблески костров Вальгаллы зловеще плясали в глубине его глаз, когда он посмотрел на Дирка.

— Продажа, — мрачно произнес он. — Продажа бессмертной души.

— Что? — удивился Дирк. А ведь он рассматривал такую идею и отбросил как совершенно невозможную. — Вы говорите, что человек продал ему свою душу? Какой человек? Ничего не понимаю. Это лишено всякого смысла.

— Угу, это и не может иметь никакого смысла. Я сказал — бессмертная душа. Тор говорит, что Один продал свою душу Человеку.

Дирк в ужасе на него уставился, а затем перевел взгляд на помост. Там что-то происходило. Снова ударили в барабан, и снова все затихли. Но второго и третьего удара не последовало. Видимо, произошло нечто непредвиденное. На помосте обеспокоенно задвигались. К исходу назначенного Часа нечто похожее на вызов, видимо, все-таки состоялось.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru