Пользовательский поиск

Книга Бабки в Иномирье. Содержание - Стажерка Марыся.

Кол-во голосов: 0

У, как интересно! Лезли, пока до люка не добрались, распахнул его Талм, а там…

Дыра прямо в звездную пропасть! Вылезли огляделись… эх, жаль фотоаппарат в мешке, а мешок в том, человеческом облике спрятан!

Небо темно синее, звезды все незнакомые… И так мне грустно стало, хоть плачь. Что я здесь делаю, в этом чужом мире, на чужой крыше, когда у меня своя есть?

Но тут из-за дальней горы краешек чего-то желтого показался… как сливочным маслом по сердцу! Луна! Ты и тут такая же, родимая моя, бабок Йожек первый помощник!

– Вия… ты чего вздыхаешь? На нас обижаешься?

– Нет, глупый гном, луной любуюсь! У нас она точно такая же! Как вы ее зовете?

– Селия.

– А мы свою Селена. Похоже, правда? Расскажи, про свой мир… чего знаешь…

Хитрый гном поближе подобрался, за ушком меня чешет… мррр… пррриятно… и потихоньку рассказывает…

Мир этот Тезар зовут… и еще у всех свое названье есть… мы свой край зовем Дарот, летом живем на стоянках, а зимой перебираемся в город.

– О, – встрепенулась я, – у вас и города есть? А чем вам тут зимой плохо?

– Сюда зимой возвращаются из степи волки и метаморфы. – сказал за спиной голос Атания, и я даже оглянулась, не показалось ли. – У нас с ними соглашенье, мы их не трогаем, а они за это наши дома стерегут. Конечно… приходится после них мыть и проветривать, они в морозы тут ночуют, зато никого чужого близко не допустят! А города наши в горах… там летом женщины да малые дети остаются… ну, еще старики древние. Они надежно укрыты… и скалами и стенами… там женщины в безопасности.

Это значит, здесь они в опасности, перевожу я для себя. А что же тогда те делают… что я на кухне видала? Но Атаний на вопрос вперед ответил, прежде чем я его задать успела.

Сюда на лето приходят те… у кого нет ни детей, ни постоянного мужа. Ну и совсем молодые девчонки, присмотреться, как кто работает, осенью как в город вернемся… у нас пора свадеб…

И тут почти как у нас, киваю я и вдруг замечаю, как из-за вершин деревьев выкатывается голубой шар и споро движется по небу немного ниже луны.

– Ох! Талм! А это еще что такое?

– Это Афель. Она всегда выходит после Селии, но потом её обгоняет и первая скрывается за лесом.

– Что… вторая луна?!

– Ну да. А у вас… только одна?!

– Одна.

Я расстроена дальше некуда, и только ласковая ладошка Талма, гладящая меня по головке, немного примиряет с такой несправедливостью. Только нашла хоть что-то похожее на родину, как на тебе, выкатилось это чудо голубое! Закрываю глаза и, удобно вытянувшись на прогретой за день деревянной крыше, вполуха слушаю рассказ гнома, попутно размышляя про свои проблемы.

А потом голос Атания, рассказывающий про каменные мосты и дворцы гномьих городов начинает расплываться в звездной россыпи мягким туманом, незаметно поглотившим в себя все тревоги и невзгоды ушедшего дня.

Стажерка Марыся.

Ох, и волновалась же я перед вылетом!

Первый раз все-таки.

Лоханусь – и даже стажеркой мне не быть. Так и останусь ведьмой-самоучкой – ни тебе толком порчу навести, ни снять, ни приворожить.

Собиралась я тщательно. И даже про дресс-код не забыла, хотя платье, вообще-то, в последний раз в школе надевала. Все чин-чином: и платье вечернее, и шпильки, и даже косметику прихватила.

А вот лететь в нем – нет уж, увольте. Я уж лучше в левайсиках своих любимых.

Тем более, что мне до начала шабаша не прохлаждаться придется, а транспортные средства бабкёжкинские ремонтировать. У половины девчонок, как всегда, то на метлах прутики перепутались, то педальку газа на ступе заедает, то вертикальный взлет не работает, то режим невидимости сбоит.

Что поделаешь… они с техникой не дружат, а я с колдовством.

Точнее, однобокое оно у меня какое-то получается.

С любой живой тварью или с растением каким договориться могу, и колдовать не надо. Попросить только.

А вот с людьми – ну никак.

Осталась одна надежда – на ковен бабкёжкинский. Если они из меня полноценную Бабу Ягу не сделают, то уж никому другому это точно не удастся.

Вылетела я пораньше, чтоб успеть с работой до шабаша справиться.

А уж метла у меня… моя гордость.

Я ж еще не стажерка даже, метлу взять неоткуда.

Так мне Туся, подружка моя закадычная, свою старую отдала, чтоб до Лысой горы было на чем добраться. Ну а я этой метле такой тюнинг крутой закатила…

Теперь и по городу на ней разъезжать можно – она ж теперь трансформер: хочешь – байк, хочешь – кабриолет. И летает быстрее – спойлеры моего собственного изобретения, это вам не дульки воробьям показывать.

Долго ли, коротко, но добралась я до Лысой горы без приключений. Приземлилась на стоянке, а там уж очередь выстроилась, все меня караулят с жалобами на свою технику.

Пришлось сразу в работу включаться.

Девчонок выслушала, расспросила, да и прогнала с полянки, чтоб не мешали. В рабочее переоделась и давай чинить-настраивать.

Работаю я – то в ступу залезу, то под нее на салазках заеду, и вдруг чувствую, из рук все валиться начало, будто под руку кто-то смотрит. Ну, я вида не подаю, из-под ступы выезжаю, инструментик свой перебираю, да незаметно так по сторонам осматриваюсь.

А поляна ивами плакучими окружена старыми, ветви до самой земли. Попробуй, угляди среди них что-нибудь…

Может быть, и не углядела бы, да только он сам себя выдал. Хвостом.

Сидит на ветке тихо, только глазищи зеленые в полумраке сверкают. А вот хвост из стороны в сторону так и хлещет.

Я обратно под ступу быстренько закатилась, а сама от восторга только что не повизгиваю.

Демон! Настоящий!!! Класс!!!

Точно такой, как Туся описывала.

Сейчас я его….

А что? Имею право.

Не положено посторонним на Лысую гору забираться, а во время шабаша особенно. Чревато неприятностями в лице большого количества ну очень злых ведьм. А я хоть не ведьма еще, а только учусь… Но кое-что и я могу.

Плотоядненько улыбаясь, выкатилась из-под ступы.

Встаю, спиной к нему поворачиваюсь, к ступе подхожу и внутрь нее наклоняюсь. Педаль тормоза барахлит, понимаете ли, вот и приходится бедной девушке мучиться – то внутрь ступы, то под нее, то за инструментом нагнуться…

Шортики то на мне коротенькие, так, не шорты, а одно название. Да и маечка не лучше.

Хи-хи, вот и посмотрим, сколько ты там тихо просидишь… Хвост совсем с ума сошел, того и гляди, оторвется.

А сама еще очки специальные одела, мое ноу-хау. С виду – простые увеличительные, чтоб с мелкими деталями работать, только темные, а на самом деле – чего в них только нет. И бинокль, и тепловизор, и ауровизор… в общем, полезная штука. Умеет все то, что мне самой пока не по зубам.

Ступу обошла, чтоб к нему лицом оказаться, и рассматриваю гостя непрошенного.

А хорош, гад, слов нет. Одни выражения и остались. Нецензурные. Ну и междометия еще. Восторженные.

Притаился на ветке на корточках, гибкий, как кот. Из одежды только узкие кожаные штаны да безрукавка. А они не столько скрывают, сколько подчеркивают все это мускульно-скульптурное великолепие. Грива черных волос аж до пояса. Любая девка обзавидуется.

Может, не сдавать его ковену? Для своего личного пользования оставить?

Рассматриваю я его, делаю вид, что работаю, а сама потихоньку заклинание-просьбу плету, к ивушкам-голубушкам обращаясь. Как почувствовала, что готово, что ветви-корни к нему подобрались, очки сняла и говорю:

– И долго ты там сидеть собираешься? Может, подойдешь, познакомишься с девушкой?

Только он от неожиданности отошел и спрыгнуть собрался, я замыкающее слово и шепнула. Ветви его вмиг за руки-ноги оплели, в стороны растянули, как муху в паутине.

Висит, глазищами на меня сверкает, зрачки в щелочку стянуло от злости. А вот будешь знать, как за ведьмами подглядывать.

Стою, смотрю на него… и никаких мыслей, кроме неприличных, в голову не приходит. У меня ж проблемы с личной жизнью, мужики по жизни ведьм боятся, а как еще и с плоскогубцами или паяльником меня увидят – так сразу исчезают в неизвестном направлении.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru