Пользовательский поиск

Книга Ведьмин дом. Содержание - 11. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Кол-во голосов: 0

«…настоящим докладываем, что объект был вознесен на высокую гору. Оттуда ему был показан так называемый Город Золотого Оленя. Из записок объекта мы почерпнули нижеследующее: „Светило его подобно драгоценнейшему камню. Он имеет высокую стену и двенадцать ворот. Город расположен четырехугольником, и длина его такая же, как широта.“ Далее приводятся результаты замеров: „…измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий; длина, и широта, и высота его равны…“ По наблюдениям объекта, городская стена построена из ясписа, а город – „чистое золото, подобное стеклу…“ Это весьма невразумительное место, но полагаем, нашему Казначейству стоит его взять в расчет. Ниже излагается информация тактического характера, которую следует принять во внимание при составлении плана осады: „Город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего… Ворота его не будут запираться днем, а ночи там не будет… и не войдет в него ничто нечистое, и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые… записаны в Книге Жизни…“ Очевидно, речь идет о паспортном контроле. Однако получить более точную информацию нам не удалось, так как объект заметил наше наблюдение и принял соответствующие меры…»

Вот такая муть. Хорошо запомнил? Главное, не забывай, что это военная тайна. Я тебе даже больше скажу. – Санька наклонился к Серегиному уху. – Я чемодан у папы без спросу взял. Он, если узнает, меня выдерет. А уж тебя… – и Санька, вернувшись к чемодану, принялся упаковывать книгу.

Серега, наконец, выдернул руку из-под ремня. Незаметно пошевелил пальцами, выпрямил их, сжал… В ладони оказалось что-то легкое, белое. Да, это тот самый листок. Оружие, о котором говорил Леха.

– Ну вот, продолжал меж тем Санька. – Сейчас ты услышал правду. А теперь быстро назови мне имя того, кто рассказал тебе про Город. Молчишь? Ладно-ладно. Номер девятый! Ты готов? Накалил шило? Сейчас, Серый, мы займемся Лешиными глазками. Начинай, девятый!

Все! Серега поднес листок к глазам и резким, прерывающимся голосом начал читать крупные, написанные Лехой печатные буквы.

Время замерло. Застыл с раскрытым ртом Санька, остолбенел девятый с раскаленным шилом в мохнатой ладони, застыли люди в нишах. Казалось, затвердел и свет ламп, сделался вязким и тягучим воздух.

Наступила тишина. Могучая, беспредельная тишина. А потом вдруг раздался Лехин голос.

– Ну все, теперь иди. Тебе пора возвращаться.

И Серега пошел по огромному голубому туннелю, в котором не было ни верха, ни низа. Шаги его становились все быстрее и быстрее, он уже мчался стрелой, но удивительно – сердце не дергалось, дыхание не прерывалось, ему было легко и хорошо. А потом невидимые теплые волны подхватили его и понесли ввысь…

11. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Серега открыл глаза. Слабый, холодный свет окутывал дом. За окнами мутнело что-то неясное, серовато-зеленое. И еще какой-то шум доносился отовсюду.

Серега потянулся и протер глаза кулаками. Где он? А, Ведьмин Дом! Кажется, что-то такое ему только что снилось. Что-то страшное… Но никак не удавалось вспомнить – ночной кошмар забылся начисто, точно мозги ластиком вытерли.

Сколько же сейчас времени? Серега взглянул на часы. Ого, уже полседьмого! Долго же он спал… Так можно и до горна опоздать в лагерь.

А что в лагере? Доказывать всем, что Санька книжку упер? Или выполнить уговор, признать себя Санькиным рабом?

Если по-честному, так и надо делать. Книжки-то нет, по всем правилам он считается проигравшим. И попадает до конца смены в Санькины лапы.

Это если он поступит честно. Да вот стоит ли? Почему он, Серега, должен играть по правилам, если для Саньки этих правил вообще нет? Ведь какая дрянь! Шухер устроил, всех наколол, чтобы спокойно книжку стырить. Ему победа нужна, а на способы наплевать. Теперь будет до конца смены издеваться. Ему же от этого удовольствие.

Серега плохо понимал, какое может тут быть удовольствие, но всеми своими нервами чуял в Саньке странное, остренькое какое-то желание. Оно-то и давало ему и хитрость, и силу.

Но все-таки зачем? Почему Саньке хорошо лишь от того, что другому плохо? Какая ему в этом выгода? Если Серега станет его рабом, чем Санькина жизнь сделается лучше? Ну, к примеру, будет он у Сереги полдники отнимать, посылки… Чем еще-то он сможет воспользоваться? Это же не Америка, у него здесь хлопковых плантаций нет. Но если бы стремился Санька к чужим полдникам, на это бы и спорил. И такое пари было бы нормальным, уж его-то Серега принял бы не задумываясь. В нем же ничего обидного…

Но Саньке нужно иное. Он, может, и свои-то полдники отдал бы, лишь бы Серегу рабом сделать. Значит, хочется ему другого. Но как понять его воспаленное желание? Откуда оно вообще берется в человеке? Наверное, вползает ночью в голову, точно паук. А с другой стороны, почему к нему, к Сереге, эти пауки не пристают? Хотя тоже как сказать… Пауков, может, и нет, а червячки имеются. Хорошо хоть, он о червячках знает. Но зато ничего не знает о Санькиных пауках. И поэтому Саньке всегда удается его обхитрить.

Значит… Значит, надо понять, откуда в Саньке взялась эта дрянь. Что именно в нем сидит. Тогда и сможет он Саньку победить… И не только Саньку, но и других, таких же… Интересно, а каким был бы Санька без пауков?

Но тогда для понта придется ему подчиниться. На какое-то время. А на какое? Пока все не станет ясным? А может, оно до конца смены не прояснится. Что тогда? Терпеть его власть?

Нет, наверное, надо просто вернуться в лагерь и набить ему морду. А если ребята станут в него пальцами тыкать – что ж, придется перетерпеть. Хотя это будет нелегко. Всякие же есть, ведь полно таких, кому лишь бы поржать, неважно над кем и за что. А тут такой великолепный повод – Серега Полосухин сдрейфил, слова не сдержал. Скажут – как в Ведьмин Дом ходить, так воздух спортил, а как хилого Саньку вырубить – вот он, пожалуйста. Молодец среди овец, как говорит тренер Дмитрий Иванович. Ловко пользуется Санька своей слабостью.

Ну ладно, Леха-то его поймет, может, еще два-три пацана. А остальные с Санькой связываться не захотят. Действительно, кому он нужен, этот самый Серега, у которого еще с ночи перемазаны в саже ладони, у которого исцарапаны коленки… Который вчера тут ревел как первоклашка, вытирал слезы грязной майкой и вновь ревел.

В общем, на ребят из их отряда надеяться нечего. Они вообще-то ребята нормальные, но тут ведь такое дело. Будет считаться, что он проспорил, значит, заступаться за него – все равно что признать, будто в спорах можно химичить. Будто можно слово свое не держать. И вообще, если нарушил он слово в таком договоре, значит, и верить в серьезных делах ему нельзя. Вот ведь как повернулось! И поди докажи, что жулил-то как раз не он, а Санька. Нет у него никаких доказательств.

Что же делать? Надо сейчас выбирать. Или спокойная жизнь, или спокойная совесть. И неизвестно, что лучше.

Во всяком случае, один человек точно будет за него. Это Леха. Значит, уже не в одиночку придется действовать. Правда, что может Леха? Он же у Саньки на цепочке… Надо, кстати, обязательно узнать, что это за цепочка. Иначе Лехе не помочь.

И тогда выходит вот что. Если набить сейчас Саньке морду, Санька обязательно развопится, что Серега слово не сдержал. И тогда над ним Санькины холуи начнут ржать. А Леха станет заступаться, доказывать, что Санька жулье, что Серега честно отсидел ночь в Доме. И тогда Санька поймет, что Леха с Серегой заодно. И отомстит Лехе, и еще неизвестно, как. Выходит, рыпаться против Саньки – это Леху под удар подставлять. Нет, так нельзя.

А как можно? Наверное, так. Притвориться, будто слово держишь, втереться к Саньке в доверие и узнать, что у него там с Лехой. А как только он узнает – сразу же Саньку превратит в отбивную, но так, чтобы тот на Лехе уже не смог отыграться. Противно будет, конечно, раба изображать, но другого пути нет.

Серега слез со стола и подошел к окну. За окном лил дождь. Мелкая водяная пыль заполняла все пространство, иногда в ней возникали капли покрупнее, короткой дробью лупили по земле – и снова в воздухе одна морось.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru