Пользовательский поиск

Книга Университет. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

— А почему вы решили, что это не так? В конце концов Стивенс может и ошибаться! Не исключено, что аналогия с организмом очень и очень точна — или хотя бы частично оправданна. Как знать, быть может, Стивенс верно угадал общий смысл происходящего, но категорически не прав в деталях!

— Потому-то нам и нужно подключить к размышлениям самый широкий круг специалистов и наблюдателей, — подчеркнул Ян. — В данный момент у нас попросту мало информации для окончательных выводов. Мы всего лишь гадаем. Нельзя эффективно бороться с врагом, о котором практически ничего неизвестно. Наши нынешние знания сводятся к тому, что Университет есть Зло и мы обязаны каким-то образом положить конец его страшным делам.

— Какое счастье, — сказала Фейт, — что мы нашли друг друга и можем думать сообща! Нам очень повезло, не правда ли?

Ян отрицательно мотнул головой:

— Я бы не назвал это везением. Это, похоже, некая закономерность. И поэтому нам следует быть предельно осторожными. В романах ужаса так все и происходит: небесные силы добра сводят вместе некую группу порядочных людей, дабы они сразились с темными силами. Тут у нас существенное расхождение с литературными образцами: нашу группу соединил профессор Стивенс. Он преподаватель литературы, большой любитель "черных фантазий" и хорошо знаком с этим традиционным сюжетным приемом — так сказать, знает правила игры. Как бы там ни было, именно Стивенс стоит за нашим объединением, именно он растормошил нас и заставил задуматься над происходящим всерьез.

— Ну, тут вы преувеличиваете, — возразила Фейт. — Нас-то с Джимом отнюдь не Стивенс свел. Мы с Джимом близко сошлись в результате стечения обстоятельств: вместе посещали семинар, и я кинулась к нему за поддержкой, когда произошла та мерзость на лекции по биологии. Да и вас с профессором Бакли не Стивенс познакомил — насколько я понимаю, вы дружите уже не первый год. Так что зря вы представляете Стивенса как "мастера завязки", будто он какой-то кукловод...

Бакли усмехнулся и сказал:

— Умница! Смотришь в корень.

— Даже если Фейт права, — произнес Ян, — тем больше причин у нас волноваться. Так или иначе, мы сведены в группу — традиционная завязка налицо. Коль скоро причина не конкретный человек и за нашим объединением стоит не Стивенс — тем хуже для нас. В таком случае можно с еще большей уверенностью предположить, что мы марионетки в борьбе добрых и злых сил!

— Это все литература, — проворчал Бакли. — Послушай, Ян, до сих пор я полагал, что вы со Стивенсом вроде как приятели. А из твоих слов получается, что ты не слишком-то ему доверяешь.

— Я с ним встретился. Я с ним поговорил. И я верю ему. Но только до определенной степени. Избыток осторожности не помешает. Мы не вправе допустить ошибку.

— А что, если именно этого оно и ждет от нас — чтобы мы шебуршились, объединялись и сопротивлялись? — спросил Бакли. — Быть может, оно уже манипулирует нами. Быть может, мы уже все в его власти, все больны. Не исключено, что мы только воображаем, будто действуем по собственной воле, а на самом деле это оно дергает за веревочки...

Ян пожал плечами.

— А это, по-твоему, не литература? — ядовито поинтересовался он. — Если без шуток, то это очень даже вероятно. Но в таком случае мы обречены. Трепыхайся не трепыхайся — ничего не поделаешь.

— Послушайте, — сказал Джим, — мне кажется, мы попусту теряем время на... на этот саммит, или как еще назвать нашу встречу... Пикируемся, философствуем... Думается, Стивенс совершенно прав: надо взорвать университет к чертям собачьим — и все будет в ажуре!

— Еще раз говорю, — терпеливо произнес Ян, — я не считаю это единственным и неизбежным вариантом решения нашей проблемы. Я склонен согласиться с Фейт — Университет надо лечить... Хотя тут еще бабушка надвое сказала, что хуже — болезнь или прелести курса лечения.

— Не знаю, — возразил Джим, — я бы на вашем месте не ломал голову. Времени у нас мало.

— А не убраться ли нам отсюда подобру-поздорову? — предложила Фейт. — И прихватить всех хороших людей! Или нет... мы можем добиться всеобщей эвакуации университета. Чтобы администрация издала приказ — и еще до конца этого семестра... Скажем, объявить каникулы. А когда мы вернемся...

— Когда мы вернемся, — сказал Ян, — все продолжится с того места, где оно остановилось... И к тому же, с чего ты взяла, что мы можем уехать, что оно позволит "эвакуировать" студентов и преподавателей?

— Ну, я каждый день уезжаю из университета домой — и ничего. И днем свободно уезжаю, и вечером.

— Но ты же потом возвращаешься! Джим энергично кивнул головой.

— Профессор Эмерсон прав. Я очень волнуюсь за Фейт — как бы с ней чего не случилось. И поэтому десять раз просил и требовал, чтобы она бросила университет — хотя бы на время,. Или перевелась в другой. Но она не слушается. Можно вполне резонно предположить, что Университет держит ее.

— Никто и ничто меня не держит! Просто я не хочу — вот и весь сказ!

— Ты не можешь бросить университет — вот и весь сказ! — разгоряченно возразил Джим.

— Ну, будет, будет вам! — успокоил Ян. — Если принять стивенсовское сравнение Университета с организмом, то нас следует считать его здоровыми клетками. Но коль скоро мы принадлежим к этому организму, мы хотя бы до какой-то степени поражены болезнью. И поэтому я настаиваю на том, чтобы вести себя с предельной осмотрительностью.

Бакли доел последний пирожок, встал и бросил пустой пакет в корзинку для мусора. Потом стряхнул крошки со своей сорочки и сказал:

— Извините, у меня в девять сорок пять занятия по началам риторики. Мне пора идти.

— Ладно, пусть каждый уже сегодня переговорит с близкими друзьями, — подвел итог Ян. — Да, прямо сегодня! Откладывать нельзя.

Бакли насмешливо отсалютовал правой рукой.

— Ясненько, шеф! Джим, Фейт, до скорого!

Ян встал:

— У меня тоже скоро начинается семинар. Давайте завтра соберемся снова, обсудим сделанное и наметим дальнейший план действий.

Джим кивнул:

— Хорошо.

— Может, нам стоит помолиться? — спросила Фейт и вскочила со стула.

Джим не позволил себе улыбки.

— Что ж, — сказал он, — вреда не будет...

2

Выйдя из кабинета профессора Эмерсона, Фейт снова почувствовала тревогу. Когда они были все вместе, будущее выглядело таким радужным!.. Пока они с умным видом беседовали, Фейт казалось, что вместе они горы свернут, и самой себе она казалась могучей, непобедимой, готовой на все — любые трудности преодолеет, любые преграды грудью сметет... Но стоило ей выйти за дверь, как прежние страхи вернулись, и девушка вновь ощутила себя нежелательным элементом на вражеской территории.

Нет, сравнение хромает.

Она ощутила себя сказочным Пиноккио в утробе кита.

Да, теперь она попала в самую точку. Видя перед собой длинный-предлинный коридор, Фейт ощущала себя во чреве какого-то исполинского монстра — злобного, враждебного. Она то ли в его кишечнике, то ли в его венах — маленькая, уязвимая, беспомощная...

На занятие по американской литературе они с Джимом опоздали, и Фейт подумала, что Джим направится в редакцию. Оставаться одной ей совсем не хотелось. К счастью, Джим сказал, что у него есть свободный час и они могут провести его вместе. Согласились на том, что он проводит ее в библиотеку, где Фейт сообщит Филу о своем решении прекратить работу. Разумеется, это решение далось ей непросто — ведь деньги по-прежнему нужны... однако никакие деньги на свете не заставят ее вернуться в библиотеку!

Если она бросает работу в библиотеке — стало быть, придется устраиваться в "Бургер Кинг". Вкалывать в системе "быстрого питания" не слишком-то хотелось — но деваться некуда.

Таким образом, она будет работать вне университетского городка. Интересно, ослабит ли это ее связь с Университетом? Занятия она будет посещать по-прежнему, но станет проводить на территории университета гораздо меньше времени. Обретет ли она при этом большую степень свободы от зловещего Университета?

87
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru