Пользовательский поиск

Книга Университет. Содержание - 1

Кол-во голосов: 0

— Хорошо, — кивнул Ян, — только разрешите нам еще минуту посидеть. Ладно?

— Да, пожалуйста.

Менеджер и официантка удалились.

— Послушайте, Гиффорд, — сказал Ян, — отчего бы вам не заглянуть ко мне? Посидим, обсудим, что необходимо предпринять.

— А отчего бы вам не заглянуть ко мне? — отозвался Стивенс. — Идемте, я вам кое-что покажу.

Стивенс нашел себе угол в обшарпанном многоквартирном доме в Ла-Хабре. Район, как говорится, не приведи Господи! Чуть ли не трущобы. Все стены дома, в котором поселился профессор, и соседних развалюх были исписаны граффити. На первых этажах — грязные магазинчики, витрины которых прикрыты для безопасности одинаковыми мрачными чугунными решетками.

Ян с ужасом въехал вслед за стареньким "фордом" Стивенса на автостоянку, усеянную битым стеклом. Но ничего, Бог миловал, после сложного маневра он припарковал свой автомобиль, не повредив шины. Стивенс выбрался из "форда" и, не оглядываясь, вошел в подъезд.

Ян поспешил за ним.

Дверь квартиры Стивенса была мало похожа на другие двери. Явно недавно установлена; стальная, три замка. Прежде чем зайти внутрь, Стивенс оглянулся по сторонам, словно опасаясь, что кто-нибудь появится сверху или снизу и юркнет в квартиру. Затем он на локоть приоткрыл дверь, втолкнул туда гостя, проворно вскочил сам и тут же заперся изнутри на два замка.

Когда Стивенс включил свет Ян увидел голые стены. Никакой мебели. Пустая гостиная, пустая кухня, спаленка с одинокой софой у стены. Было ясно, что квартира представляет собой лишь склад: ящиков с книгами и манускриптами вдоль стен было так много, что они заслоняли даже единственное окно гостиной.

На ковре были расстелены газеты, а на них через равные промежутки лежали пакетики — по виду пластиковая взрывчатка, а также какие-то устройства с проводами — должно быть, детонаторы и таймеры.

Все стены кухни были увешаны фотографиями — пожары, взрывы. Один огромный коллаж чудовищной катастрофы.

— Университет становится все сильнее и сильнее — его возможности растут буквально каждую минуту, — сказал Стивенс, поворачиваясь к Яну. — Пока мы тут с вами болтаем, его мощь продолжает крепнуть... Он набирается сил.

— Для чего?

— Для декабря, — спокойно ответил Стивенс. — В декабре — выпуск.

— Вы писали об этом в своей диссертации. И что же случится во время выпуска?

— Он тоже будет "выпущен". Так сказать, получит диплом и путевку в большую жизнь. И если это произойдет — все кончено, мы уже не сможем остановить его. В лучшем случае понадобится термоядерная бомба, которая снесет весь округ Орандж.

— Выходит, нам надо остановить его любой ценой?

— Да. — Стивенс мрачно усмехнулся. Яну стало не по себе от этой ухмылки. А Стивенс прошел вперед, взял одно из устройств с проводами и ласково погладил его.

— Давайте поговорим, — сказал он Яну. — Поговорим об огне.

Глава 23

Из "Бреа газетт" от двенадцатого ноября:

"Хозяева местных магазинов единым фронтом с домовладельцами выступили против того, что они называют "возмутительным ослаблением дисциплины среди студентов в К. У. Бреа". Они утверждают, что университетская полиция малоэффективна и проявляет преступное равнодушие к творящимся безобразиям.

В понедельник руководство города и университета встречалось с представителями "группы озабоченных граждан", чтобы выслушать их претензии. Бретт Самуэлс, председатель движения, которое называет себя "Граждане против разгула преступности" (ГПРП), зачитал письменное обращение от имени группы. Согласно его словам, более тридцати местных торговцев поддержали своими подписями документ, содержащий предложения по усилению контроля за эффективностью работы администрации университета и университетской полиции. Эти предложения будут представлены городскому совету на следующей неделе.

Самуэлс заявил, что в текущем году на территории университета совершено более ста тяжких преступлений. Элементарное ужесточение требований к поступающим в К. У. Бреа и большее внилкхние университетского начальства к повседневной дисциплине в студенческой среде могли бы существенно сократить количество актов насилия. Как утверждает Самуэлс, большая часть преступлений совершена рецидивистами, которые не были изгнаны из университета после первого же правонарушения. Таким образом, причина множества трагедий — возмутительное попустительство университетского начальства.

Самуэлс особо подчеркнул, что в К. У. Бреа не учится ни одного студента из Бреа.

Председатель ГПРП обвинил в разгуле преступности на территории университета также и университетскую службу безопасности, которая смотрит на происходящее сквозь пальцы и делает смехотворные попытки скрыть масштабы происходящего. Дружно поддержанный другими членами ГПРП, председатель потребовал передать территорию университета в ведение полицейского департамента города Бреа, который наведет наконец порядок среди распоясавшихся студентов.

— Мы доведены до крайности, — сказал Самуэлс. — Ярость наша не знает предела. Если университет не способен справиться со своими проблемами — что ж, мы готовы своими силами навести там порядок!

Руководство К. У. Бреа молча выслушало критику в свой адрес, а затем по пунктам ответило на предъявленные обвинения.

Между Самуэлсом и Ральфом Лионсом, шефом университетской службы безопасности, возникла горячая перепалка. Лионе утверждал, что за последний год уровень преступности в университете действительно возрос, но нет никакого резона перекладывать вину за это на полицию или апатию университетской администрации. Все дело в характере студентов.

— Не мы воспитали этих парней и девушек, — заявил Ральф Лионе. — Такими уж они поступили в наш университет! Такими их сделали семья и школа! — Затем он добавил:

— Если бы вы тратили поменьше времени на создание разных движений и комитетов, а уделяли бы больше внимания своим собственным детям, из них бы не вырастали преступники!

Клифф Муди, пресс-секретарь университета, был более дипломатичен в своих высказываниях.

— Мы не хотим бросить тень на жителей Бреа, обеспокоенных некоторым ростом преступности в университете, — сказал он. — Однако раздувать этот вопрос не стоит. Студентам со склонностью к насилию требуется скорее помощь психотерапевтов, нежели коренной пересмотр традиционной дисциплинарной политики университета в сторону большего ужесточения. Все дело не в позиции или мнимом бездействии администрации или службы безопасности, а в психических проблемах современной молодежи.

Таким образом, переговоры не дали позитивного результата. Обе стороны остались при своем мнении. ГПРП твердо в намерении в ближайший понедельник представить на обсуждение городского совета свои в высшей степени радикальные предложения".

Глава 24

1

Лишь через несколько недель Шерил в достаточной степени пришла в себя и набралась мужества снова переступить порог редакционной комнаты. К этому времени она не была даже уверена в том, что все еще числится в штате сотрудников. В конце номера ее фамилия продолжала появляться в качестве редактора отдела развлечений. Однако на самом деле она ни одного материала не подготовила с тех самых пор, как...

С тех самых пор, как ее изнасиловали.

Теперь она могла по крайней мере думать об этом, употреблять в мыслях это жуткое слово — "изнасилование".

До того она как бы перестала по-настоящему жить в своем теле: ощущала себя посторонней, словно подлинная Шерил Гонсалес сдала ей на время свое тело с условием делать все то же, что делала подлинная Шерил Гонсалес. И она исправно выдавала себя за Шерил Гонсалес, прилежно подражая обычному поведению Шерил Гонсалес...

А занята она была, в сущности, одним — тщательно оберегала свою душу от любых впечатлений, которые могли бы напомнить о случившемся. Поскольку напоминало почти все, то жизнь превратилась в мучительное хождение по тонкому льду — об этом не думай, сюда не смотри... Правда, занятия она не забросила — ходила на лекции и семинары, но, скорее, по инерции, потому что не ходить — значит принять некое решение, а она утратила силу воли до такой степени, что облениться было бы для нее чересчур большой переменой, требующей непомерных, невозможных душевных усилий.

82
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru