Пользовательский поиск

Книга Университет. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

А не лучше пойти длинным путем — обойдя биологический корпус с другой стороны, по оживленной дорожке?

Фейт стало стыдно: ну и трусиха, так и до настоящей паранойи недалеко! Нельзя же бояться каждого куста. Солнце еще не зашло, да и конец аллеи виден. Никого на тропинке нет. Если припустить бегом, то на преодоление этого участка пути понадобится всего несколько секунд.

Девушка заставила себя двигаться дальше. Обычно при ходьбе она смотрела себе под ноги, но сейчас глядела только вперед, лишь время от времени скашивая глаза в разные стороны.

Ни души. Все спокойно. Нигде никакого дви... же... ния...

Боже! Фейт остановилась как вкопанная и затаила дыхание.

Между кустами, в густой тени, ей почудилось какое-то шевеление. Она испуганно заморгала. Так движется или нет?

Фейт испуганно заозиралась. Ни малейшего ветерка. Листья на деревьях и кустах не шелохнутся. Но там впереди — там что-то есть. Такое впечатление, что кусты совершенно неподвижны, а их тени колеблются. Жизнь тени отдельно от предмета — что может быть страшнее?

Фейт взяла себя в руки и зашагала вперед — быстро, быстрее, еще быстрее.

Сердце билось в груди с бешеной силой, губы пересохли, все тело покрылось гусиной кожей.

Теперь ей было понятно, что испытывают люди в фильмах ужасов, когда попадают в дом, где живет нечистая сила, и слышат постукивания в стенах или видят, как сами по себе открываются и закрываются двери. Сидя в кинозале или перед экраном телевизора, Фейт удивлялась, почему люди так остро реагируют на столь невинные вещи — слабый звук, движение двери и прочие пустяки. Это казалось нелепым и вызывало смех. Но сейчас она догадалась, что создает такую бурную реакцию, — атмосфера, в которой случаются эти "пустяки". Самые обычные происшествия становятся зловещими и приобретают несуразно большое и страшное значение, если их источник неизвестен, а сами они необъяснимы, кажутся противоестественными. Например, как сейчас — она видит или думает, что видит, как при полной неподвижности кустов их тени шевелятся, и этот "пустяк" наполняет ее чувством полной беспомощности...

И тут тень метнулась на цементную дорожку в нескольких метрах перед Фейт.

Девушка снова остановилась как вкопанная. На сей раз она была совершенно парализована ужасом. Ни вперед, ни назад двигаться она не смела. Фейт не могла понять, что происходит и почему и как ей реагировать. Причем это загадочное движение тени происходило в полной тишине, от чего было еще страшнее. От иррациональности происходящего волосы дыбом становились.

И вдруг она различила в контурах тени невиданное крылатое существо. И как только она осознала, что это тень крылатого существа, она увидела само существо — оно отлеталось от кустов и бесшумно, но стремительно неслось прямо на нее.

Фейт развернулась и что было сил помчалась прочь по цементной дорожке.

Девушка пулей вылетела из аллеи и продолжала бежать не оглядываясь. Сердце ее разрывалось от ужаса.

По газону, мимо биологического корпуса. Дальше, дальше!

Она остановилась только у гимнастического зала — и то лишь потому, что дыхание пресеклось.

Фейт прислонилась спиной к стене гимнастического зала, оглянулась и ничего за своей спиной не увидела. Минуты три понадобилось, чтобы восстановить дыхание. После этого она направилась к стоянке самым длинным путем. И все время шла за группой студентов, не переставая украдкой оглядываться и посматривать вверх, словно нечто страшное может спикировать на нее прямо с серого октябрьского неба.

Глава 18

"Френдли Компьютерс"

1119 Оренджторп, Фуллертон, Калифорния

92632 (714) 555-0989

Томасу Олсону

"Компьютер оперейшнз"

К.У. Бреа

100 Кампус-драйв

Бреа, Калифорния 92690

25 октября

Дорогой мистер Олсон,

С искренним сожалением сообщаю, что мы вынуждены отказать Вам в продлении контракта на обслуживание компьютеров в связи с тем, что из-за предельно изношенного состояния Вашей техники объем ремонтные работ за последний год превысил допустимый.

Текущий контракт истекает 31 декабря сего года.

Тем не менее наш принцип — всегда идти навстречу клиенту и вести гибкую политику расценок. Не желая терять деловых отношений с Вами, мы готовы заключить новый контракт и предлагаем оплачиваемую государством десятипроцентную скидку с суммы платы за каждый вызов.

Если у Вас имеются вопросы — позвоните, пожалуйста.

Последние цифры моего телефона — 5681.

Искренне Ваш,

Сафад X. Рамааль

Глава 19

1

Брент Киилер проснулся в отличном настроении.

Он сел на постели, сделал несколько глубоких вдохов, затем бодро вскочил с кровати, лег на ковер и в хорошем темпе двадцать раз отжался от пола. Правда, второй десяток пошел уже не так резво, как первый — потребовалось усилие, чтобы заставить себя не сдаться и сохранить прежний темп. Сознание, что он преодолел себя и справился, приятно будоражило.

После этого Брент трусцой направился в ванную комнату — принять утренний душ.

Через десять минут он вышел из наполненной паром ванной комнаты — чистенький и освеженный, свежевыбритый, с тщательно расчесанными волосами и безупречно одетый — в отутюженных брюках и накрахмаленной сорочке с галстуком.

Весело насвистывая, он отправился в кухню и приветствовал родителей:

— Привет, ма! Привет, па!

Его родители ничего не отвечали. Только смотрели на Брента полными страха выпученными глазами.

Они сидели на стульях, к которым он их привязал с вечера.

Носовые платки, которыми он заткнул их рты, были пропитаны кровью и слюной. Кровь и слюна образовала на их лицах одинаковые круги, поэтому папашка и мамашка, учитывая к тому же одинаково выпученные глазенки, выглядели близнецами.

Брент не мог не расхохотаться, глядя на них.

Он потрепал родителей по волосам.

— Люблю вас, ребятки!

Молодой человек прошел к холодильнику и вынул масло и джем. Из шкафчика достал упаковку нарезанного хлеба, взял пару ломтей и сунул их в тостер. Глядя в окно, взял стакан, открыл кран и налил себе воды. Пока он жадно пил, его заметила соседка, миссис Грей, мывшая посуду у себя на кухне. Она улыбнулась ему и помахала рукой. Брент в ответ тоже улыбнулся и помахал рукой.

Затем он повернулся к родителям. Кровь на их лицах и на верхней части груди уже засохла — коричневато-рубиновые полосы и пятна образовывали причудливые узоры и напоминали татуировку первобытных племен.

Брент пересек кухню, взял стул матери и развернул ее спиной к столу.

Его взгляд был прикован к ее обнаженной груди.

Тяжелая и налитая, а не сморщенная, как он себе прежде воображал.

Белая кожа груди матери была на диво гладкая и молодая. Резко выделялись большие коричневые соски. Брент не видел ее груди с самого младенчества — а что было тогда, он, конечно, не помнит. Стало быть, вчера вечером он впервые по-настоящему увидел грудь матери, когда раздел ее догола и привязал к стулу. Еще вчера ему хотелось потрогать эти груди, пососать их, поперекатывать эти коричневые соски у себя во рту Но он не знал, понравится ли это Университету — поймет ли Он и одобрит ли Он такой поступок.

Брент с удивлением заметил, что с сосков матери что-то капает — что-то белое. Капельки вытекали из сосков, затем белая влага струилась по крупной полновесной груди, У нее снова молоко! Через многие-многие годы после родов!

Это чудо! Чудесно! В ее груди снова есть молоко! Воистину пути Университета неисповедимы. Чего Он только не может, чего Он только не придумает!

Брент с ухмылкой стал перед матерью на колени, взял ее левую грудь в руки и стал сосать ее.

Мать вскрикнула и дернулась всем телом. Но он хорошо привязал ее к стулу, со знанием дела, да и веревки были крепкие. Поэтому матери оставалось только дрожать. Теперь она в его полной власти.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru