Пользовательский поиск

Книга Театр доктора Страха. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

– И собакой, – продолжал Шрек, не обращая внимания на Марша.

– Верно! – одобрительно воскликнул Билл.

Все они придут встречать его в Брэдли, прямо на станцию. Шрек и остальные смогут убедиться, что это очень верное предсказание. Энн с ума сойдет, когда он ей расскажет. Она любит подобные вещи. «Это знак!» часто повторяла она по любому поводу. А когда он начинал выспрашивать, что же этот знак предвещает, не способна была сказать ничего вразумительного.

– И когда вы ВЕРHЕТЕСЬ из отпуска…

На чемоданчик легло еще три карты: Фокусник, Повешенный, обвитый виноградной лозой, и Солнце.

Солнце… Билл обнаружил, что не может отвести от него глаз. «Не гляди на солнце, – постоянно внушали ему в детстве. – Нельзя! Даже в защитных очках». Конечно, он пробовал, и убедился, как это неприятно. А теперь сияние казалось особенно опасным. Невозможно поверить, что это всего лишь рисунок на гадальной карте: это Солнце слишком яркое, слишком горячее…

Постепенно Билл погружался в сон, в котором был участником и зрителем одновременно. Но как только захотел вмешаться в происходящее, неведомая сила воспрепятствовала ему. Гибкие лозы обвили его, скрутив по рукам и ногам. Дорогим ему людям грозила ужасная опасность, а он не мог их защитить.

Билл попытался вырваться, закричать – сильные побеги обхватили его горло и начали душить…

Глава 4

Отпуск выдался на редкость удачным. Синоптики обещали отличную погоду и на этот раз – в виде исключения – выполнили свои обещания. Кэрол загорела, и темный загар красиво оттенял ее белокурые локоны. Она даже умудрилась ни разу не перегреться. И вообще дочь в этом году доставляла значительно меньше хлопот: когда ей исполнилось восемь, она твердо решила, что в ее возрасте уже не подобает хныкать и капризничать. Энн и Биллу это очень облегчило жизнь. Все вместе они отлично провели время и теперь радовались возвращению домой.

Кэрол вприпрыжку понеслась к парадным дверям. Заливаясь звонким лаем, за ней мчался Расти. Море и пляж были позабыты – теперь все мысли Кэрол занимали кукольный театр и игрушечный (но совсем как настоящий) домик для ее любимиц – Долли и Полли.

Билл посмотрел на Энн. Она взяла его за руку и поцеловала в щеку.

– Я думаю, ты удивительный.

– Продолжай так думать, – засмеялся он.

Солнце припекало им головы. Как будто, подумал Билл, оно следовало за ним всю дорогу от моря и теперь ласково освещало путь домой. Мысль, конечно, сентиментальная, но вполне соответствующая тому благодушно-приподнятому настроению, в котором он пребывал с утра. В конце концов, почему бы человеку не думать так, как ему нравится?

Все-таки хорошо вновь оказаться дома.

Он уже вынимал ключи, когда Энн вдруг сказала:

– Билл… посмотри.

Он глянул, куда она показывала. По стене, рядом с окном, вился странный сорняк. Таких растений Билл никогда раньше не видел. Когда они уезжали, ничего похожего у них в саду не было.

– Должно быть, этот сорняк вырос, пока мы веселились на взморье, сказал он.

– Надо его уничтожить, а то он задушит наши летуньи.

Билл ухмыльнулся:

– Не успел в дом войти, как уже заставляют работать.

Энн поцеловала его. Нельзя сказать, что ему это не понравилось. Он отпер дверь. Кэрол и Расти вбежали первыми, и не успел он еще вынуть ключ, как Кэрол была уже наверху: она торопилась проверить, на месте ли ее кукольный домик и не зарос ли он сорняками тоже. Расти ворвался в кухню и принялся шумно, по-хозяйски, гонять по полу свою миску.

– Как хорошо дома, – довольно произнес Билл. Такие фразы говорят все, а он действительно чувствовал это и знал, что Энн ощущает то же самое.

Они распаковали вещи и побросали грязную одежду в бельевую корзину. Энн принялась развешивать свои платья. Билл обнаружил, что его брюки нуждаются в горячем утюге. Каждые пять минут они с Энн бросали все свои занятия и бежали усмирять Кэрол и Расти, которые время от времени находили свои спрятанные перед отъездом сокровища, что сопровождалось невероятным шумом и суматохой. На пол сыпалось неимоверное количество песка, хотя, уезжая из гостиницы, они всячески пытались от него избавиться. Хлеб, который Энн захватила с собой на случай, если миссис Дженкинс забудет доставить свежую буханку к их возвращению, непонятным образом пропитался лосьоном после бритья и превратился в кашу; так что было очень кстати, что миссис Дженкинс не забыла.

Билл вспомнил о странном растении только на следующий день, когда вышел из дома, чтобы кое-что взять из багажника автомобиля. Взгляд его упал на лозу, и, подойдя поближе, он с удивлением обнаружил, что она заметно подросла.

Билл мог поклясться, что вчера она не доставала до оконной рамы.

Он сходил в гараж за мотыгой и вернулся.

Растение действительно было необычным: лоснящиеся листья, непривычно гладкие, на ощупь напоминали холодную лягушачью кожицу. Стебель свободно, без всякой поддержки, поднимался по стене, изящно извиваясь и выбрасывая сочные побеги. Две недели назад его и в помине не было. Теперь этот сорняк пышно разросся.

Пожалуй, прикинул Билл, разделаться с ним удастся без особых хлопот: пара ударов – и стебель рухнет. А корень он выкорчует. Если же прорастут еще какие-нибудь новые побеги, он будет уничтожать их, не дожидаясь, пока они оплетут весь дом.

Примерившись, Билл хорошенько замахнулся и рубанул у основания стебля. Откуда-то из стены раздался пронзительный вопль. От неожиданности Билл отшатнулся и замер, разинув рот.

Жуткий звук стих. Билл поискал глазами в небе след от самолета, но ничего не нашел. Впрочем, иного он и не ждал: звук шел откуда-то снизу и был более пронзительным, чем вой реактивного двигателя.

Билл опять поднял мотыгу. Собравшись с духом, он обрушил ее на самую толстую часть лозы.

Снова раздался отчаянный крик. На этот раз сомнений не оставалось? кричало само растение.

На гладком стебле не было даже царапины.

– Дорогой, в чем дело?

Рядом с ним стояла Энн. Во взгляде ее читалась тревога.

– Я не знаю.

– Мне показалось, ты…

– Не я.– Билл не дал ей договорить. – Вопил этот сорняк – если это вообще сорняк. Как будто от боли. И мотыга его не берет. – Он ненадолго задумался. – Принеси-ка мне секатор, будь так добра.

Через минуту Энн вернулась с секатором. Выбрав место, где лоза была потоньше, Билл развел лезвия и сильно сжал ручки секатора. Никакого результата. Стебель как будто был из железа, он гнулся, застревая между лезвиями. Билл напрягся – внезапно секатор выскользнул у него из рук. Острые концы вонзились Биллу в ногу. На брючине появилась широкая прореха, из нее потекла кровь.

– О Боже, милый!

Энн присела на корточки, чтобы осмотреть рану. Поверх ее склоненной головы Билл пристально смотрел на странное растение, обосновавшееся у них в саду. Он мог поклясться, что секатор упал не сам по себе – его выбила из рук Билла лоза. Это казалось невероятным, но именно так и было.

Завтра ему предстоит явиться в офис. Вернуться к заведенному порядку: каждое утро уезжать в Окружной Комитет по Образованию, расположенный в шести милях отсюда, и оставлять жену и дочку одних.

Раньше это не вызывало у него беспокойства. До сих пор ему и в голову не приходило, что в его отсутствие с Энн или Кэрол может что-нибудь произойти. Но сейчас он внезапно перепугался.

Напрасно Билл твердил себе, что растение не может никому причинить вреда, что враждебность, исходящая от него, – всего лишь плод воображения, что жене и дочке по-прежнему ничего не грозит… Он понимал, что все равно не сможет спокойно работать, раз в душе появилась хоть тень сомнения в безопасности его близких.

Следовало срочно что-то предпринять. Билл знал человека, который согласится ему помочь. Но понадобятся образцы.

– Пошли в дом, – велела Энн. – Я промою тебе рану.

– Иди. Я буду через минуту.

Дождавшись, когда она скроется из виду, Билл вновь вооружился секатором. Осторожно приблизился к растению. Оно выглядело вполне безобидно.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru