Пользовательский поиск

Книга Театр доктора Страха. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Дейдра стояла на прежнем месте. На мертвенно-бледном, неестественно спокойном лице сияли ясные глаза. Она в упор смотрела на Джима с какой-то странной радостью во взгляде.

– Я не понимаю, – растерянно пробормотал Джим. – Легенда уверяет, что убить оборотня можно лишь пулей, отлитой из серебряного распятия. У меня их было ШЕСТЬ.

– Вы имеете в виду… ЭТИ?

Вытянув вперед руку, Дейдра неторопливо разжала кулак. На раскрытой ладони лежало шесть серебряных пуль. Одна за другой, они медленно скатились на пол.

Джим ошеломленно застыл. Он пытался вымолвить хоть слово, но из горла вырвался лишь хрип.

– Видите ли, – произнесла Дейдра тем хорошо знакомым ему глубоким протяжным голосом, который за последние дни он успел полюбить, – видите ли, время слегка исказило легенду о Козмо Валдемаре. Переходя из уст в уста, она подверглась некоторым изменениям. НА САМОМ ДЕЛЕ она гласит, что Козмо Валдемар вновь обретет человеческий облик, когда будет потревожен в гробу потомком своего убийцы. Не владельцем дома… о нет! .. но одним из семьи того вора, который обманом присвоил его наследство.

Стены вокруг Джима закачались, и потолок, казалось, начал стремительно сжиматься. Джим зажмурился, пытаясь осмыслить происходящее. Нужно только как следует сосредоточиться – и весь этот кошмар исчезнет. Дейдра не могла произнести этих ужасных слов. Не могла надвигаться на него с такой жуткой неумолимостью, с такой алчностью во взгляде.

– Верная жена, – сказала она, кладя руку ему на грудь и улыбаясь, улыбаясь жутко и зловеще, – верная жена готова на все, чтобы вернуть своего мужа к жизни. Разве не так, мистер Даусон? Даже после двухсот лет ожидания. Двухсот лет…

Дверь гостиной со стуком захлопнулась за спиной Джима. Он пошатнулся. Издалека донесся звук, который напоминал рычание… или хриплый смех.

Гнусная тварь заманила его в ловушку, чтобы с его помощью получить свободу. И он попался, обманутый оборотнем и его супругой.

Супругой… Джим резко обернулся. Дейдра стояла совсем близко. Лицо ее изменилось. Оно потемнело, черты его огрубели, кое-где на нем начала пробиваться шерсть.

Улыбка Дейдры – Дейдры? – все ширилась, пока не сделалась безумно-плотоядной, обнажающей не зубы – не человеческие зубы – но клыки, влажные и зловещие.

Джим попятился. Но бежать было некуда. Их оказалось двое – гнусных оборотней, поджидавших его так долго и терпеливо.

Пасть волчицы распахнулась в торжествующем вое, сверкнули глаза – и клыки сомкнулись на горле Джима.

Глава 3

Последняя карта, изображавшая Красавицу и Зверя, лежала на чемоданчике. Билл Роджерс не спускал с нее глаз. Потом перевел взгляд на Джима Даусона. Мертвенно-бледный, тот уставился на что-то, видимое лишь ему одному, и застыл в оцепенении. Лицо его было искажено ужасом.

Спустя мгновение Джим очнулся и оглядел попутчиков, как будто желая убедиться, что все они по-прежнему едут в поезде. Любопытно, что померещилось этому малому? После того, как доктор Шрек разложил карты, в течение нескольких минут Даусон сидел неподвижно, с закрытыми глазами. Да и остальные замерли, не смея нарушить напряженную тишину ни единым словом.

Даусон облизнул пересохшие губы и спросил:

– Вы хотите убедить меня, что все это случится со МHОЙ?

Вместо ответа Шрек пристально посмотрел на него:

– Куда вы сейчас направляетесь?

– В Брэдли.

– А потом?

– Не знаю. Пока не вернусь в Эдинбург, я не могу судить, какая именно работа окажется первоочередной.

– Но вы не слишком удивитесь, если обнаружите, что вас срочно вызывают на остров Унга на Гебридах?

Во взгляде, который Джим бросил на доктора, промелькнуло чувство, близкое к ненависти. Но Шрек оставался невозмутим.

– Остается ведь пятая карта, – вмешался Билл. – Разве вы не говорили, что с ее помощью узнают, как изменить предначертание.

– Да, если его МОЖHО изменить.

– Хорошо, – нетерпеливо сказал Джим. – Откройте пятую карту.

Пальцы Шрека замерли над колодой. Он осторожно приоткрыл карту, не показывая остальным. Лицо его помрачнело.

– Ну, что там?

– Ничего, – ответил Шрек.

Он поспешно засунул карту обратно в колоду и начал собирать остальные.

– Что там? – настаивал Джим. – Скажите мне!

Высокомерный тип, спрятавшийся за раскрытой газетой, опять насмешливо фыркнул. Биллу Роджерсу это лицо показалось знакомым. Сначала он решил, что видел его по телевизору в каком-то комедийном шоу. Но теперь понял, что ошибся: этот парень был вовсе не комиком, а обычным грубияном.

– Не будьте таким простаком, – процедил этот невежа. – Разве вы не видите, что все это подстроено?

– Что подстроено, мистер Марш? – мягко спросил Шрек.

При упоминании своего имени Марш, казалось, на мгновение растерялся. Но быстро оправился и, пожав плечами, отрезал:

– Что бы ни было, вы все равно пытаетесь нас дурачить!

Американец растерянно переводил взгляд с одного на другого.

– Вас HА САМОМ ДЕЛЕ зовут Марш?

– Ну и что? Уверяю вас, в том, что ему известно мое имя, нет ничего сверхъестественного.

– Да, но как он узнал? – вмешался молодой трубач, ждавший лишь удобного момента, чтобы принять участие в разговоре.

– Может, прочел на багаже? – предположил Билл и, вытянув шею, попытался разобрать, что написано на бирках, болтающихся прямо у него перед носом.

Марш самодовольно покачал головой:

– В этом нет никакого секрета. Большинству образованных людей известно имя Фрэнклина Марша, искусствоведа и критика. Ловкие мошенники всегда считают своим долгом знать знаменитостей в лицо.

– Я никогда не слышал о вас, – простодушно сказал трубач.

Марш одарил его испепеляющим взглядом и опять закрылся газетой. «Хорошо, – подумал Билл, – что в этой газете так много страниц, – по крайней мере, этому типу есть что почитать».

В купе наступила тревожная тишина. Ни один не мог отвести глаз от карт – казалось бы, безобидных и в то же время, если верить Шреку, пугающих.

Но разве опасность обязательно грозит каждому? Судьба у всех разная. Возможно, этому парню – Даусону – просто не повезло. Но из этого не следует, что остальным тоже не повезет. Билл испытывал искушение рискнуть. Он прекрасно знал, что его ждет в ближайшие несколько недель: отпуск, проведенный вместе с Энн и Кэрол. Что тут может случиться: разве что машина сломается, Кэрол объестся мороженым или погода испортится? Но Билл всегда тщательно изучал прогнозы синоптиков, да и Энн сверялась с гороскопами в нескольких – по меньшей мере двух – ежедневных газетах и популярном женском еженедельнике, хотя их предсказания никогда не совпадали. Почему бы не узнать, что предскажут карты Таро? Во всяком случае, попытаться стоило.

– Доктор Шрек, если вы не возражаете, я хотел бы попробовать.

С минуту старик как будто обдумывал услышанное. Потом обречено кивнул:

– Хорошо. – И протянул карты.

Билл трижды коснулся колоды – и карты замелькали в руках Шрека. Замелькали как будто сами по себе – Билл подметил это еще в первый раз. Он почувствовал беспокойство и уже готов был отказаться, но что-то помешало ему заявить об этом. Ритмичное движение карт завораживало, в нем было нечто фатальное, нечто неумолимое…

– А вот, – сказал Шрек, – что вас ожидает.

Он открыл первую карту. На ней был изображен Сумасшедший – нелепо разряженный малый, по-видимому, возвращающийся с прогулки. Позади него плелась собачонка. После недолгой паузы Шрек произнес:

– Вы собираетесь в отпуск.

Билл оглядел соседей и, встретившись взглядом с музыкантом, лукаво подмигнул. Сейчас он подловит этого старикашку.

– Один? – вкрадчиво спросил он.

– С женой и дочерью, – был ответ.

По спине Билла забегали мурашки.

– Откуда вы знаете?

Фрэнклин Марш, привлекая внимание, громко зашуршал газетой. Уверившись, что все обернулись к нему, он усталым жестом указал на багажную полку. Оттуда, потешно таращась, свешивалась голова куклы.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru