Пользовательский поиск

Книга Суеверие. Содержание - Глава 51

Кол-во голосов: 0

Свет фар залил лужайку перед домом. Джоанна обернулась и, заслонив глаза рукой, посмотрела на подъехавшую машину. Щелкнули дверцы. Она услышала шум радиопомех и увидела, что к ней направляются двое мужчин в форме. Элизабет выполнила свою угрозу и вызвала полицию.

Один из полицейских осветил Джоанну фонариком.

— Отойдите от двери.

Она машинально повиновалась.

— Повернитесь лицом к стене слева от вас, — второй голос принадлежал женщине. — Упритесь руками в стену и расставьте ноги.

Джоанна попыталась возразить, что у нее нет оружия, но женщина велела ей заткнуться и быстро обшарила ее одежду сверху вниз и снизу вверх.

— Хорошо, повернитесь.

Джоанна повернулась. Водонепроницаемые плащи придавали полицейским нелепый вид полуспущенных аэростатов. Мужчина направил ей в лицо луч фонаря, и она зажмурилась.

— У вас есть при себе документы, леди?

— Нет, я... — Джоанна хотела сказать, что оставила сумочку в квартире друзей в Нью-Йорке, но тут же поняла, что это бессмысленно. — Нет, при себе нету.

— Кто вы такая, и что вы делаете в частных владениях?

— Я Джоанна Кросс, и это дом моих родителей.

Полицейские переглянулись.

— Садитесь на заднее сиденье, — мужчина сделал движение фонариком, чтобы Джоанна шла вперед. Он не стал закрывать дверь, но остался стоять рядом.

Женщина разговаривала с матерью Джоанны. Элизабет Кросс бросила боязливый взгляд на молодую особу в полицейском автомобиле и покачала головой.

— Нет, — услышала Джоанна. — Я не знаю, кто она такая. Я никогда в жизни ее не видела.

— Вы в этом абсолютно уверены, мэм? — спросил мужчина, отойдя от машины на пару шагов. — Я видел миссис Казабон, когда она приезжала сюда с мужем, и знаю, что это не она. Но, может быть, вы все же догадываетесь, кто?..

Он замолчал, потому что в этот момент дорожку перед домом высветили фары другой машины. Джоанна даже не обратила внимания на появление своего отца. Она была поражена тем, что ей пришлось услышать, и изо всех сил пыталась это осмыслить.

Миссис Казабон!

Она услышала, как хлопнула дверца автомобиля, и вслед за тем раздался голос Боба:

— Что здесь происходит? Дорогая, с тобой ничего не случилось?

Джоанна видела, как отец подбегает к маме, она ему что-то говорит, и после этого Боб Кросс с озадаченным видом поворачивается в сторону полицейской машины. Отец и дочь смотрели друг на друга. В его взгляде не было узнавания, а в ее — надежды на это узнавание. Из дома донесся грохот, и на улицу с лаем вырвался Скип. Отец Джоанны пытался его поймать, но пес уворачивался и продолжал кругами носиться под дождем. Боб и Элизабет подзывали его к себе, но он словно не слышал.

Джоанна увидела, что у нее есть шанс. Она надеялась найти здесь укрытие от того безумия, в которое превратилась ее жизнь, но теперь поняла, что ошибалась. Сейчас она думала только о том, как убежать отсюда. Она еще не собиралась прекращать борьбу, хотя уже больше не понимала, с чем борется. Пока все пытались поймать Скипа, она передвинулась по сиденью к другой дверце и нажала ручку. Дверца оказалась незаперта; прежде чем кто-нибудь успел заметить, Джоанна выскочила из машины и побежала.

— Эй, вы! А ну, стойте!

Она услышала, что оба полицейских бегут за ней, но не оглянулась и не замедлила бега. Могут ее убить, если им так хочется; Джоанна сомневалась, что они будут стрелять, но все равно, лучше умереть, чем сдаться. Она мчалась сквозь кусты, оскальзываясь на размокших тропинках и ныряла в те потайные ходы, которые помнила с детства и где ее никто в темноте не выследит.

Через пару минут Джоанна решила, что погоня отстала. Она остановилась перевести дух и прислушалась, но слышен был только шум дождя. Потом издалека долетел лай Скипа. Он шел за ней по следу. Она снова побежала, но уже через минуту пес с рычанием начал бросаться ей под ноги. Джоанна попыталась его отогнать:

— Тихо, Скип! Домой! Домой! — но Скип не знал ее и лаял все истеричнее.

Огоньки фонариков уже виднелись между деревьев. Джоанна пробежала еще несколько ярдов и снова обернулась, чтобы прогнать Скипа, но тот оскалился и чуть было ее не цапнул.

Наконец она добралась до зарослей, где еще ребенком нашла секретный лаз, ведущий к лесу. Если удастся в него пролезть, может быть. Скип отстанет. Как все маленькие собачки, он чувствовал себя уверенно только на своей территории.

Она проталкивалась сквозь кусты, царапая лицо и разрывая одежду, и неожиданно оказалась на той самой заветной тропинке.

Мягкий ковер из палой листвы и мха заглушал ее шаги. С каждой секундой лай собаки и голоса полицейских становились все глуше.

Глава 51

Сэм прошел по лаборатории, заглядывая во все двери, где горел свет. Он, по мере возможности, подготовил себя к тому, что ему предстоит увидеть. Сэм понимал, что входит в реку, где не отмечен фарватер, и постоянно напоминал себе, что он ученый и расставить вешки — его работа. Он должен это сделать любой ценой, и только так можно сохранить здравый смысл.

Пэгги оторвалась от компьютера, приветливо улыбнулась и снова уткнулась в экран. Сэм направился к двери, которая вела в подвал, к комнате Адама, и тронул ручку. Дверь была заперта, но в замке торчал ключ, и он легко повернулся. Сэм открыл дверь, щелкнул выключателем и спустился по лестнице.

Несмотря на то, что он почти ждал это увидеть, Сэм испытал потрясение. Подвал снова представлял собой свалку негодной мебели и устаревшего оборудования, как несколько месяцев назад, когда эксперимент с Адамом только еще обсуждался. Было такое впечатление, будто этот отрезок времени и все, связанное с ним, стерли ластиком.

И все же он, Сэм Таун, уцелел. И его воспоминания о том, что случилось, — тоже. Но как это может быть? Почему? Есть ли этому своя особая причина, есть ли в этом какая-то цель? Или он просто часть некоего процесса, который еще не завершен, но скоро закончится, оставив его... где?

На эти вопросы у него нет ответов, но это еще не повод их не задавать. В голове у него вертелась полузабытая фраза, неточная цитата, источник которой Сэм припомнить не мог, насчет того, что человек должен надеяться, что непостижимое в конечном счете постижимо, — или отказаться от всех попыток понять вселенную и свое место в ней. Гете, наверное. Впрочем, какая разница? Понятие — это просто истина, которой живет каждый ученый, и об этом жизнь со всей жестокостью напомнила ему в последние дни.

— Ты что-то ищешь?

Сэм вздрогнул, услышав за спиной голос Пэгги.

— Не то чтобы ищу, — сказал он, поворачиваясь к ней. — Скорее, размышляю. — Он помолчал, глядя на Пэгги, а потом спросил: — Это имя, женщина, которая звонила — Джоанна Кросс, — по-прежнему ничего тебе не говорит?

Пэгги задумалась на мгновение и покачала головой.

— Прости, не припоминаю. Это кто-нибудь из наших добровольных помощников или что-то еще?

Было глупо подозревать, что она шутит или играет в какую-то игру.

— Да... — неопределенно сказал Сэм. — Она принимала участие в одном из наших экспериментов. — Он подошел к началу лестницы. — Возвращайся наверх, Пэгги. Я хочу поговорить со всеми. Это займет всего пару минут.

Таня Филипс, Брэд Баклхерст и Джефф Доррел были в лаборатории. Брайан Мид, по словам Пэгги, пронюхал о каких-то новых приборах и поехал на них взглянуть. Все присутствующие собрались в приемной. Сэм уже мысленно отрепетировал этот разговор. По пути сюда он решил провести его сразу, после того как проверит комнату Адама, — как только что сделал.

— Я задам вам несколько вопросов, — начал он. — Я не собираюсь объяснять, почему я их задаю и что за ними стоит, — и не хочу, чтобы вы меня об этом спрашивали.

— Но потом-то ты нам объяснишь? — поинтересовался Брэд. Это был просто вежливый вопрос, без всякого намека на вызов.

— Возможно, — сказал Сэм. — Все зависит от того, как обернутся события. Итак, первое, что я хочу знать — кому-нибудь из вас говорит о чем-то имя Джоанны Кросс?

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru