Пользовательский поиск

Книга Суеверие. Содержание - Глава 45

Кол-во голосов: 0

— Никакого остаточного жара, — сказал он. — А сам пожар кто-нибудь видел?

— Никто вообще ничего не знал, пока утром не пришла уборщица, — отозвался от порога Джерри. Сэм посмотрел на него и снова заговорил с медэкспертом:

— Вы слышали о самовозгорании человека?

Тот оттолкнулся рукой от пола и встал.

— Слышал. Но я в это не верю. Люди не могут ни с того ни с сего вспыхнуть.

— Вам стоило бы почитать о таких случаях, — сказал Сэм. — Тут все признаки налицо. — Он обошел столик и встал напротив кресла, внимательно рассматривая останки Роджера. — Не мне вам рассказывать, какая нужна температура, чтобы человеческое тело обуглилось. По меньшей мере три тысячи по Фаренгейту. А теперь взгляните, — показал он. — Этот жар почти не коснулся кресла. Огонь не задел ни столик, ни ковер, — Сэм задрал голову. — На потолке и стенах есть тонкий налет сажи, но вы заметили? Нет никакого запаха, а вы знаете, наверное, как пахнет горелое человеческое мясо. Его запах не смог бы так быстро выветриться.

— Я это все и без вас знаю, — сказал медик. — Не сомневаюсь, мы выясним, стечением каких обстоятельств был вызван этот эффект. А до тех пор, простите, не могу согласиться с вашими безосновательными выводами.

— Самовозгорание человека, — пробормотал Сэм словно про себя. — Иногда его еще называют небесным огнем.

Лейтенант Фрайзер провел рукой по лицу:

— Откуда бы ни взялся этот огонь, он не был послан с небес, доктор Таун. Это было другое место.

Они сидели в углу почти пустого вагона. Поезд вез их обратно на Пенн Стейшн. Сэм посмотрел на часы:

— Можно мне позвонить по твоему телефону?

Джоанна достала мобильный телефон, и Сэм набрал номер. После того как они уехали из Принстона, он уже третий раз пытался дозвониться до Райли. И сейчас ему тоже никто не ответил — ни слуга, ни автоответчик.

— Позвоню еще раз, когда приедем, — сказал Сэм, возвращая Джоанне трубку. — Если и тогда ничего не выйдет, поедем к нему.

Они ничего не рассказали лейтенанту Фрайзеру об Адаме Виатте и об эксперименте, в котором Роджер Фуллертон принимал участие. Они понимали, что рано или поздно об этом станет известно и им придется отвечать на вопрос, почему они промолчали, — но до этого еще надо дожить. Сейчас было важно другое — что делать дальше, после того, как они расскажут обо всем Уорду?

Самовозгорание человека, сказал Сэм Джоанне, когда они вышли из Принстона, многие, в том числе и он сам, считают одной из форм полтергейста. Существует множество достоверных свидетельств, что разные люди, дети и взрослые, неосознанно становились причиной сильных пожаров, в результате которых часто страдали сами.

— Фактов полно, только людям надо отважиться посмотреть им в лицо, — говорил Сэм. — Но когда-нибудь это сделать придется.

Джоанна смотрела в окно, но перед глазами у нее стояла безжалостно подробная картина смерти, и ее ничем нельзя было заслонить. Понимая ее состояние, Сэм взял Джоанну за руку.

— Мне кажется, я уже никогда не смогу заснуть, — проговорила Джоанна.

— Сможешь, — сказал он. — Я тебе обещаю.

Она склонила голову ему на плечо, но не осмелилась закрыть глаза.

Когда они сошли с поезда, Сэм снова набрал номер Уорда. На этот раз ответили почти сразу. Голос слуги-китайца звучал встревоженно:

— Вам надо прийти, доктор Таун. Мистер Райли оставил послание — вам и мисс Кросс. Пожалуйста, приезжайте быстрее.

Глава 45

Китаец ждал их у входа. Толстый ковер в коридорах заглушал шаги. Они не разговаривали, пока не вошли в квартиру Уорда и не закрыли за собой полированную деревянную дверь.

— Что происходит? — без предисловий спросил Сэм.

Слуга говорил высоким голосом и слегка покачивался, сложив перед грудью ладони:

— Вчера вечером мистер Райли вернулся чуть раньше восьми. Он сказал, что ложится спать и просил его не будить. Утром я навещал друзей и делал покупки. Я вернулся, а мистер Райли еще не встал. Я начал беспокоиться. Вдруг он заболел? Мистер Райли никогда не спит так долго. Я постучался в комнату мистера Райли, но никто не ответил. Я открыл дверь и увидел, что на кровати никто не спит. Только эта записка.

Он достал визитную карточку. На ней аккуратным почерком Уорда было написано: «Впусти в комнату покоя доктора Тауна и Джоанну Кросс. Никого другого. У. Р.»

Сэм прочитал записку и посмотрел на китайца.

— В «комнату покоя»?

— Я покажу.

Слуга повел их по коридору в просторную спальню, обставленную в том же восточном духе, что и вся квартира. Чем-то это помещение показалось Джоанне странным, но потом она поняла, что в комнате нет окон. Сквозь приоткрытую дверь ванной были видны зеркала. Сэм и Джоанна пошли за слугой к следующей двери, почти незаметной на фоне обшитой деревянными панелями стены.

— Никому никогда не дозволялось сюда входить, — сказал китаец. — Мистер Райли даже убирал эту комнату сам. Здесь я вас оставлю.

Он слегка поклонился и ушел тем же путем, каким привел их сюда. Сэм повернул ручку двери, и они оказались в помещении размером с кладовку. Оно было пустым — только в противоположной стене находилась еще одна дверь. Переглянувшись с Джоанной, Сэм открыл ее.

Их окатила волна холодного воздуха. Комната была среднего размера и одну из стен целиком занимало окно, выходящее на парк. Все три его створки были подняты до отказа. Кроме нескольких книжных полок в комнате не было никакой мебели. На стенах висели картины, а на полу стояли статуэтки, судя по всему, имевшие какое-то религиозное значение.

Посередине комнаты лежал мат. На нем в «позе лотоса», классической позе медитации, сидел Уорд Райли. На нем был только легкий халат из хлопка. Глаза его были закрыты, а кожа приобрела восковой оттенок.

— Он умер? — прошептала Джоанна и, опустившись на колени, прикоснулась к нему. Он был совсем холодный.

Она услышала, что Сэм закрыл окно. Потом он тоже присел рядом с Уордом и сказал:

— Пульс еще прощупывается. Очень медленный.

— Спасибо, что пришли, Сэм...

Услышав голос Уорда, оба так и подскочили. Но казалось, он доносился ниоткуда.

— ...и Джоанна. Хорошо, что вы здесь, что мы теперь вместе.

Они переглянулись поверх головы Уорда, взволнованные странной, отдельной жизнью знакомого голоса.

— К тому времени, когда вы услышите эти слова, я буду уже там, откуда никогда не захочу и не смогу вернуться.

— Это он говорит, — прошептала Джоанна. — Губы не шевелятся, но звук доносится из горла.

— Я хочу помочь вам, — продолжал голос. — Вам уже поздно становиться на тот путь, который я избрал, — он требует подготовки. Но не бойтесь пропасти, что открылась перед вами. Войдите в нее, как вошли бы в свет...

— Смотри, — вдруг сказал Сэм. Она повернулась туда, куда он указывал, и увидела на полке справа магнитофон. В нем крутилась кассета. — Наверное, мы его включили, когда переступили порог.

Когда он это сказал, Джоанна увидела нечто вроде электронного глазка, установленного так, что любой человек, входя в комнату, пересечет невидимый луч.

— Наш мир изменился, — продолжал голос, — и нет пути назад...

Тут Сэм выдернул шнур из розетки, и магнитофон замолчал.

— Разыщи слугу, Джоанна. Возьми у него побольше одеял. И пусть немедленно позвонит врачу Уорда или в Службу спасения.

Джоанна на мгновение замешкалась. Она не могла бы сказать точно, что ее удерживает, — просто чувствовала, что Уорду это бы не понравилось. Он сделал выбор, и не им его останавливать. Но она быстро отбросила сомнения: выбор Уорда слишком напоминал самоубийство, а Джоанна не принадлежала к тем, кто считает, будто человек имеет неотъемлемое право на самоуничтожение.

Она побежала по комнатам, крича «Эй! Где вы?», поскольку не знала, как зовут слугу. Ни в коридоре, ни в приемной никого не было. Джоанна заглянула в комнаты для гостей, снова покричала. Никого.

В дальнем конце приемной были две двери. Джоанна поняла, что они, вероятнее всего, ведут на кухню и в «лакейскую», как, наверное, называется комната для прислуги в таких домах. Она открыла одну из них и очутилась в лабиринте коридоров между прачечной и кладовыми, толкнула «вертушку» и выбежала в ультрасовременную кухню с белоснежными стенами и посудой из нержавеющей стали. Здесь тоже не было ни души.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru