Пользовательский поиск

Книга Серебряная пуля. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Что же делать дальше? Лучше всего покинуть дом и уйти восвояси. Впрочем, остается еще подвал. В подвале, как показывал опыт, могут скрываться весьма интересные вещи.

Вход он нашел без труда. Мощная стальная дверь, как в бомбоубежище. И снова вспомнились подземелья старой школы, где так недавно он вступил в смертельную схватку с маньяком Шляхтиным. Может быть, и тут его ждет нечто подобное. Дверь, словно ее только вчера смазывали, без звука отворилась. Несколько ступенек вели вниз. Осипов увидел на стене коробку с рубильником. Вспыхнул свет.

Помещение подвала было непомерно большим и совершенно пустым. Ярко горели плафоны на стенах. Звук шагов словно отскакивал от бетонного пола. Осипов недоуменно огляделся. И здесь ничего. Интересно, для чего столь сильное освещение? Обычно в подвалах хранят всякий хлам, а тут стерильная чистота. А это зачем?

В бетонном полу виднелись какие-то канавки наподобие стоков. Действительно, очень похоже на водостоки. И ведут они в зарешеченные отверстия в стене. Странно. Он присел на корточки и склонился над канавками. Кое-где стенки покрыты темным, похожим на ржавчину, налетом. Уж не кровь ли? Он хмыкнул. «Везде тебе мерещится кровь!» Но почему здесь так пусто? Стоп! В одной из стен, почти незаметная, виднелась небольшая дверца. Осипов присмотрелся. Сделана тоже из стали. Ручки нет, имеется только замочная скважина… Он попытался открыть ее, но дверца оказалась надежно заперта.

Сплошные тайны. Что за ней? Комната Синей Бороды, где на крюках висят расчлененные трупы…

Однако пора возвращаться. Ничего конкретного он так и не узнал.

Позади раздался какой-то шум. Осипов быстро обернулся и увидел, как входная дверь медленно затворяется. Он бросился вперед, но не успел. С лязгающим звуком дверь захлопнулась.

С той стороны донесся грохот задвигаемого запора.

– Эй! – заорал Осипов.

– Отворите! Он прислушался. Все тихо.

– Отворите! – забарабанил в дверь.

Но никто почему-то не внял его воплям. Он стучал минут десять, наконец выбился из сил и замер. По ту сторону господствовала тишина. Создавалось впечатление, что дверь захлопнулась автоматически. Он задумался: неужели ловушка? Да еще какая элементарная. Но кому он понадобился? Как это кому? Кинорежиссеру. Тот узнал, что он продолжил расследование, и принял меры. Значит, он действительно преступник?

Как бы там ни было, положение не из приятных. Что же делать? А если дверь действительно закрылась автоматически? Установлено часовое реле, и по истечении определенного времени запирается выход. Тогда он пропал. Без пищи, а главное, без воды он долго не протянет. Что же делать? Он присел на бетонный пол, облокотившись о стенку… Шли минуты… часы. Время от времени он вновь принимался стучать в дверь, но по-прежнему безрезультатно. Если кто его и запер, то вряд ли передумает и выпустит на свободу. Осипов взглянул на часы. С момента пленения прошло часа три. Как же выбраться? Ни инструментов, ни хотя бы какой-нибудь палки…

А маленькая дверца! Может быть, удастся ее открыть? Он встал и направился к противоположной стене. Дверца выглядела так же неприступно. Он осторожно дотронулся до нее. К его удивлению, она шевельнулась при нажатии ладонью. Стараясь не дышать, он осторожно приоткрыл ее. Впереди виднелся темный лаз. Черт его знает, не ведет ли он в ад? Но деваться некуда. И наш герой уверенно шагнул в темноту. Шаг… Другой… Он достал из кармана коробок, чиркнул спичкой. Узкий ход вел неведомо куда. Головой Осипов касался потолка, поэтому приходилось пригибаться. Спичка потухла, и впереди забрезжил неясный отблеск. Осипов рванулся вперед, не светя под ноги. Внезапно почва ушла из-под ног. Судорожно пытаясь ухватиться за что-нибудь, он рухнул в неведомую пропасть.

3

Очнулся журналист от боли. Ломило все тело, саднило разбитые локти и колени, гудела голова. Однако руки, ноги вроде целы. Ну вот и попался.

Он попытался подняться с вонючего пола. С трудом, но удалось. Распрямился в полный рост, пошарил рукой, ощупывая невидимые стены. Неровная каменная кладка, совсем нет углов, значит, круглая яма, скорее всего колодец. Ловушка примитивная, но достаточно надежная, очевидно, проверенная не один раз. Где-то были спички. Нащупал в кармане коробок. Спичка вспыхнула так ярко, что он на мгновение зажмурился. Ага, так и есть – колодец. Похоже, старый и давным-давно сухой. Пламя спички осветило разбитые костяшки пальцев, покрытые засохшей почерневшей кровью. Сколько, интересно, он лежал без памяти? Никак не меньше часа, а может, и больше. Спичка догорела до самых пальцев, но боли он не почувствовал. Зажег еще одну, посветил на дно колодца. На полу валялись клочки истлевших тряпок, виднелись следы давних испражнений. Может, здесь есть какие-нибудь надписи? Вряд ли. Стены непригодны для письма. Если попробовать вылезти? Каменная кладка стен неровна, полна выступов. Преодолевая боль, он попытался вскарабкаться вверх, но, раздирая ладони, свалился на дно. Немного отдохнуть, потом повторить попытку! Силы пока есть. Но надолго ли их хватит? Вряд ли удастся вылезти. Колодец достаточно глубок, а в темноте не найдешь, за что ухватиться, куда поставить ногу. Действовать придется только на ощупь.

Спичек осталось не так уж много. В пачке десяток сигарет, что еще? Ключи. Если попытаться вставлять их в щели и, опираясь на них, продвигаться вверх? А выдержат? Следующие варианты… Разорвать рубашку, сделать из лоскутков веревку, на один конец привязать ключ и попытаться закинуть импровизированный канат наверх. Вдруг повезет и ключ зацепится за что-нибудь?! Тогда можно будет попробовать подтянуться. Еще! Еще! Думай!

Поясной ремень! Слишком коротко… если только привязать его к канату, коль тот окажется недостаточным.

Дальше! А если поджечь одежду? На запах дыма кто-нибудь прибежит! Бред! Прежде он угорит сам. Но должен же быть выход?! Нужно попробовать сосредоточиться. Давай сначала. Что имеется? Туфли… Без шнурков. Вряд ли пригодятся. Носки… Как составная часть веревки. Дальше. Брюки, ремень… Уже было. Куртка кожаная… Рубаха… Дальше! Мелочь в карманах, сигареты, ключи, спички… Все не то. Не то, не то! Значит, выбраться самостоятельно вряд ли удастся. Следовательно, придется ждать. Но кого? Владельца этого странного дома? Как он поведет себя? Непрогнозируемый вариант. Помощь извне? Завтра его хватятся на работе. Явятся домой. Возможно, позвонят Илье. Свяжут его исчезновение с визитом генеральши, выйдут на нее… Но время, время!.. «Что за этот промежуток может случиться? Да что угодно. Если он попал сюда случайно, что маловероятно, все закончится скорее всего скандалом. Если это ловушка, тогда возможен летальный исход. „Именно летальный“, – он хмыкнул. Какой же он идиот, что не оставил хотя бы записки, уж не говоря о том, чтобы позвонить Илье и действовать.

Он кое-как снял рубашку, попробовал разорвать ее на ленты. В темноте сделать это было непросто, к тому же рубашка плохо поддавалась. Сначала оторвал один рукав, потом второй, разорвал каждый вдоль, связал их, то же самое проделал с остатками рубашки. Коротко. Добавил поясной ремень. Потом взглянул вверх. Над головой было чуть светлее, чем вокруг. Какова глубина колодца? Метра четыре-пять, а может, глубже? Хватит ли веревки? Если нет, можно попробовать разорвать джинсы. Вряд ли это удастся. Штаны сработаны на совесть, не в отечественном «текстильшвее». Ну, допустим, он сделает канат подходящей длины, но крючок? Из ключа он вряд ли выдержит… Да и как согнуть ключ без инструмента? Он на ощупь нашел в стене колодца дырку, вставил в нее ключ, попробовал согнуть. Ключ долго не поддавался, потом хрустнул и сломался. «Ах, ты…» – выругался Осипов и от бессилия чуть не заплакал. Он сел на дно колодца, прислонился к стене. Камни больно впились в спину, он нашарил куртку, натянул ее на плечи.

Теперь затея с самодельным канатом представлялась очевидной глупостью. Проще сидеть и ждать. Но так еще медленнее ползет время, а тьма, кажется, проникает в мозг, забивается в самые укромные уголки и душит, душит, словно тяжелый угар. Интересно, кто тут сидел до него? Он небось тоже обдумывал план бегства, пытался изготовить веревку, отсюда и истлевшие тряпки на дне. Бесполезно. Он находится в колодце всего несколько часов, а отчаяние охватывает его все сильнее. Даже в подвале школы не было так страшно, как здесь. Хуже всего темнота. Как люди томились десятилетиями в каменных мешках подземных тюрем? Очевидно, привыкали.

78
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru