Пользовательский поиск

Книга Серебряная пуля. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

– Хорошо, – сказал Осипов, поднимаясь, – я подумаю.

– Уж будьте так любезны.

– Какой-то бред! – сказал Осипов, с силой хлопнув дверцей «Жигулей».

– А машина тут при чем? Не психуй. Не хочешь заниматься – плюнь и забудь.

– Да не верю я во все это!

– А зачем ему врать?

– Не знаю! И все равно не верю!

– Я туг недавно книжонку читал. «Свидетель колдовства» называется. Какой-то американец написал. Документальный отчет об общении с разными африканскими и американскими колдунами. Так там описываются случаи превращения людей в животных. Некоторые будто бы происходили прямо на глазах автора.

– Не знаю, что уж ты там читал, только меня не убедишь.

– Как знаешь.

– Ведь он меня на преступление толкает, на убийство. Ты же юрист. Неужели не понимаешь?

– Положим, убивать он будет сам.

– А я соучастник. Ты не допускаешь такой мысли, что ему просто необходимо убить человека. Не знаю уж по какой причине. Зависть, ревность, да мало ли…

– На убийцу он не похож, хотя… А ты согласись, а потом видно будет.

– Но ведь нужно дать слово?!

– Подумаешь, какой аристократ, невольник чести. Ну и дашь! А вдруг действительно этот Ванин психически ненормален? Вдруг он готовит преступление? Ты поможешь его разоблачить.

– Конечно! Он готовит преступление и рассказывает о нем работнику милиции и журналисту. Абсурд!

– Ладно, думай, – сказал Безменов, останавливая машину у редакционных дверей. – Вот твоя деревня, вот твой дом родной… Как надумаешь, сообщи.

2

«Итак, что мы имеем, – попытался обобщить известные факты Осипов, сидя вечером на балконе собственной квартиры, попивая пиво и покуривая сигарету. – Два свидетельства. Первое – предположение дрессировщика. Второе – уверенное утверждение литературного консультанта. Друг с другом эти люди незнакомы. Так что сговор исключен. Если первый только предполагает, второй утверждает наверняка. Допустим, укротитель – фантазер. Но консультант на фантазера совсем не похож. А что еще? – Он вспомнил странные намеки фотографа Грибова. – Что он там такое говорил? Нужно бы с ним повидаться. И остается еще тот, на даче… Кто он такой? Почему не дает о себе знать? Интересно, знаком ли он с Грибовым? Скорее всего ведь именно он вывел на Грибова и Шляхтина. Из одного с ним круга? Вряд ли. А не пора ли все окончательно прояснить? А то сколько можно? Мало этих ужасов, так теперь и мистика пошла в ход. Но как? А ведь чего проще. Встретиться с Грибовым. Как там его звать? Джордж, что ли? Так вот. Можно прямо сейчас позвонить этому Джорджу. Встретиться. Рассказать все или почти все и потребовать объяснений. – Осипов глянул на часы. – Девять. Поздновато. Но существует ли для таких людей, как Джордж, понятие „поздно“?» – Его рука потянулась к телефону.

Трубку долго не снимали. Наконец на том конце провода хрипловатый женский голос лениво протянул:

– Ал-ло?

– Здравствуйте. А можно услышать Юрия Ивановича?

– Кого? – в голосе дамы слышалось недоумение.

– Юрия Ивановича! Грибова!

– Тут какого-то Грибова спрашивают, – сказала дама куда-то в сторону. Повисло долгое молчание. В трубке был слышен отдаленный гул голосов, звуки музыки. «Наверное, там, как всегда, дым коромыслом, – понял Осипов. – Беседа сегодня вряд ли получится».

– Кто это? – услышал он.

Осипов представился.

– Ах, товарищ корреспондент, – Джордж, а это был он, похоже, обрадовался. – Вы что-то хотели?

– Увидеться с вами, – буркнул Осипов.

– Замечательная мысль. Так приезжайте! Я всегда рад вас видеть.

– Но у вас, похоже, гости! Удобно ли?

– Вы, наверное, заметили, что я всегда не один. Таков уж мой образ жизни. Возможно, не совсем правильный, но что поделаешь. «Стиль жизни не выбирают», – как сказал Ларошфуко. Приезжайте, голубчик. Народу вокруг действительно много, но становится скучновато, а вы обычно привносите что-то новое, так сказать, свежую струю. Умоляю, не откажите. Я вас очень жду.

– Ладно. Приеду.

– Вот и отлично!

Было уже почти темно, когда журналист подошел к знакомому дому, вскарабкался по железной лестнице на крышу. Дверь в мастерскую Грибова была полуоткрыта. Возле нее стояла какая-то девица с сигаретой в одной руке и стаканом в другой. На Осипова она даже не посмотрела.

Внутри помещения царил полумрак, гремела музыка, перемигивались на стенах цветные фонарики. Стоял непонятный гул, какой бывает на больших приемах.

– Где хозяин? – спросил Осипов у какого-то молодого человека.

– А кто его знает? Тут где-то отирается, – ответил тот без особого почтения.

Джордж, конечно же, отыскался.

– А, милейший, – воскликнул он, разглядев в полутьме нового гостя. – Просто потрясение! Не думал, что вы решитесь. Счел за элементарную вежливость. Пойдемте же, пойдемте! – Он схватил Осипова за рукав куртки и потащил из толпы. – Вы, я заметил, предпочитаете пиво. Есть, конечно же, и пиво. Знаете ли, финское. Но я бы посоветовал немного вина. Очень приятный рислинг. Венгерский. Попробуйте, любезный. – И он почти насильно сунул Осипову стакан.

– Я, собственно, по делу.

– Понимаю, понимаю. Всегда рад услужить. У нас небольшой междусобойчик. Погуляйте, повеселитесь. Ведь вы же не спешите. Через пару часов общество начнет рассасываться, тогда и поговорим. Отдыхайте. Я вас найду, – и он нырнул в толпу.

«Черт бы побрал! – разозлился Осипов. – Не ожидал такой подлянки. Заманил и бросил». – Он машинально отпил из своего стакана. Винцо действительно было приятным, а главное, холодным.

– Пойдем потанцуем, – пригласила его какая-то совершен но незнакомая блондинка. И упорно потащила за собой, словно муравей гусеницу. Осипов покорно поплелся следом. Вечеринка постепенно захватила его. Способствовали раскрепощению несколько стаканов рислинга и бешеная музыка, и вот уже наш герой почувствовал себя словно рыба в воде и почти забыл, зачем пришел сюда.

К полуночи толпа заметно поредела, продолжали веселиться всего человек десять. Несколько пьяных мирно дремали в креслах и на кушетках, а один устроился прямо на полу. Миловидная девушка, стоявшая рядом с торшером, беззвучно плакала. Чистые, светлые слезы струились по бледному лицу. Блузка девушки была расстегнута, но она не обращала на это никакого внимания, полностью поглощенная неведомым горем. Осипов уже было хотел подойти к страдалице и узнать о причине слез, как вдруг его кто-то осторожно тронул за рукав. Он обернулся и увидел перед собой Джорджа. Тот был совершенно свеж, словно только что проснулся, умылся и позавтракал.

– Вы, кажется, хотели со мной поговорить?

– А-а, – вспомнил Осипов. – Да-да. Конечно.

– Тогда пойдемте, здесь не совсем удобно.

Он провел Осипова какими-то извилистыми коридорами и наконец отпер дверь и почти втолкнул его в совершенно темную комнату.

– Где это мы? – с некоторой робостью поинтересовался журналист.

– Не пугайтесь. Это моя фотолаборатория. Единственное спокойное место в этом доме. Может быть, для вас не совсем обычное, но я его очень люблю. Здесь чувствуешь себя совершенно по-другому, чем на обычном дневном свету. Собранней, что ли.

Осипов вспомнил физрука. У него тоже была фотолаборатория. От ассоциаций стало не по себе. А что если этот подозрительный фотограф сейчас тоже…

Джордж между тем щелкнул выключателем. Вспыхнул красный свет.

– А что, обычного освещения разве нет? – удивился Осипов.

– Почему же, имеется. Только при красном свете я максимально собран. Профессиональная привычка. Так рассказывайте.

Осипов некоторое время раздумывал, с чего начать.

– Помнится, в прошлую нашу встречу вы обещали поделиться некоторыми подробностями, известными только вам, – осторожно начал он.

– Подробностями? Какими подробностями?

– Мы тогда еще встретились в музее западной живописи. На Волхонке…

– Ах, да! Припоминаю. Мы еще потом в ресторан пошли. Вы про Шляхтина рассказывали, про убийцу…

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru