Пользовательский поиск

Книга Серебряная пуля. Содержание - Глава четвертая

Кол-во голосов: 0

Тот, кто стоял возле трупа, подставил ладони под слабеющую струю крови.

– Идите ко мне, – произнес он каким-то каркающим голосом.

Соболь и Сморчок приблизились. Похоже, они находились в трансе. Мучнистая бледность покрывала их лица, глаза почти вылезли из орбит.

– Смотрите!

Скелет медведя на глазах обретал плоть. Появились мышцы, сухожилия, наконец кроваво-красное мясо укрыл густой бурый мех. Медведь поднялся на лапах и вдруг, взревев, выпрыгнул из каменного мешка.

– Смотрите же!!!

Медведь встал на задние лапы и пошел на того, кто принес жертву. Остановившись всего в нескольких шагах, он опустился на четвереньки и ударил лапой по земле, словно пытался отбросить что-то невидимое. Он глухо ворчал и не отрываясь смотрел на того, кто принес жертву. Но и тот, кто принес жертву, неотрывно смотрел на медведя.

– Ко мне!!! – заорал он. – Ко мне!!!

Он мазнул окровавленными ладонями Соболя и Сморчка и с силой пригнул их головы к земле. Громадная медвежья башка нависла над мальчиками, и страшные удары лап повергли их наземь. В последнюю минуту они успели заметить, что Сережи рядом нет. Он исчез, словно растворился.

Соболь и Сморчок лежали рядом, ожидая неизбежного конца. Однако смерть не наступала. Медведь тоже куда-то пропал, лишь огромное облако, состоящее, казалось, из абсолютной тьмы, клубилось в лунном свете прямо над мальчиками, источая невероятный холод. Ледяные иголки покалывали головы, мороз проникал внутрь, сковывал все существо, заполнял тела. Они замерзали в самое теплое время года. Но замерзали ли? Время растеклось, словно капля ртути. Их никто не убивал, но с ними самими происходили странные, непонятные изменения. Их прежнее сознание словно высасывали прочь, а его место заполнялось холодом и мраком, мраком и холодом…

– Теперь вас трое, – прозвучал в остатках разума чей-то неведомый голос. – Трое! Вы – части одного целого, но первый – главный. Главный… Главный… Главный… А вы его руки. Руки… Руки… Руки…

Черное облако обволакивало, замораживало, убаюкивало в ледяных объятиях. Томная слабость разлилась по всем клеточкам тела, затопила его, заполнив, казалось, даже самый крохотный волосок. Они пребывали в ледяной неге. Стало так хорошо, как не бывало никогда в жизни. Холод и мрак, оказывается, тоже бывают теплыми и приятными. Рядом будто звенели неведомые серебряные колокольчики, были слышны неясные, но нежные голоса, нашептывающие ласковое и успокоительное. А ослепительный лунный свет ярче солнечного бил в глаза, словно на дно глубоких черных колодцев. Бездонных колодцев зла.

Глава четвертая

1

1971 год. Август. Москва

Было двенадцать часов дня. Приближался обед. Осипов сидел в своем редакционном кабинете и дописывал очерк о метростроевцах. На улице шел дождь, погода благоприятствовала творчеству. В этот момент в кабинет ворвался Безменов. С него капала дождевая вода. Илья отряхнулся, как собака, забрызгав все вокруг, и, не спрашивая разрешения, уселся на замызганный стул.

– Творишь? – иронически спросил он.

Осипов молча продолжал писать.

– Твори, твори… мать твою, а я тут такое раскопал! Ахнешь!

– Посетил анонимщика, что ли? – не прекращая работы, спросил Осипов.

– Угадал. Молодец, журналист. Дедуктивное мышление включено. Представь себе, анонимщик этот – ого-го какая штучка!

– Слушай, мне совсем немного осталось. Сейчас отпишу, сдам на машинку, а уж тогда ты мне расскажешь про свое открытие.

– Неблагодарная ты скотина, для тебя же стараюсь. А ты?.. Ладно уж… Марай бумагу.

– Итак?! – сказал Осипов, окончив дела.

– Ты понимаешь, я побывал у гражданина Ванина, ну анонимщика, вчера под вечер. Нагрянул прямо к нему в издательство. Имел весьма длинный разговор. Он, мне показалось, даже как будто обрадовался. И поведал мне такое!

– Какое же?

– Будто он охотник на оборотней!

– Так-так, – иронически усмехнулся Осипов. – Вы настаиваете на версии с оборотнем?

– Нет, ты послушай!

– Хватит, Илья. Уже становится не смешно. Ты тоже знаешь: от многократного повторения шутка теряет соль.

– Ты выслушаешь, наконец? Я вовсе не шучу. И разыгрывать тебя тоже не собираюсь. А впрочем… Давай-ка лучше съездим к нему прямо сейчас. Сам все и услышишь.

– Что я услышу? Очередной бред?

– Поехали, не пожалеешь. Тут две минуты.

Издательство находилось в одном из арбатских переулков, совсем недалеко от редакции «Молодости страны». На двери, к которой подвел его Илья, висела табличка «Литературный консультант И. Ф. Ванин». Кабинет консультанта почти ничем не отличался от кабинета самого Осипова, разве только был еще более захламлен. За столом, заваленным бумагами, сидел маленький толстенький человечек и читал рукопись. Человек был не старый, но весь какой-то затертый, словно потускневший от долгого употребления. Трудно было сказать, сколько ему лет на самом деле.

– Здравствуйте, Иона Фомич! Вот привел к вам человека, о котором говорил.

– Ага-ага, – Ванин изобразил улыбку и цепко глянул на Осипова. – Вы говорили, он в «Молодости страны» работает?

– Имею честь, – насмешливо сказал Осипов.

– А позвольте документики, – консультант долго изучал удостоверение, потом все так же цепко взглянул в глаза Осипова. – Значит, интересуетесь, так сказать. По долгу службы или из любопытства?

– Чем я интересуюсь?

– Товарищ милиционер мне вчера сказал, будто вы выступаете в роли частного сыщика. И охотитесь-де за неким убийцей.

– Ну и?..

– Мог бы вам подсказочку сделать. Конечно, на определенных условиях.

– Похоже, вы торгуетесь?

– Нет-нет! Что вы! Основные, так сказать, вехи я вам поведаю. Скрывать нет смысла, тем более я почти все рассказал вашему товарищу. Но кое-что, возможно, и приберег на потом. Так будете слушать или нет?

Осипов молча кивнул.

И Ванин принялся излагать события и обстоятельства, большая часть которых известна читателю. Рассказ консультанта занял примерно полчаса. Все это время Осипов молчал, напряженно смотря на Ванина и думая только об одном: нормальный ли перед ним сидит человек?

– Вы, я вижу, мне не верите? – спокойно спросил консультант, и Осипов тут же вспомнил цыгана-дрессировщика. – Все это я излагаю второй раз в жизни: первый же был вчера, вот, в беседе с вашим другом. Я бы никогда никому не открылся, если бы не обстоятельства.

– Вы, как я понимаю, всерьез обеспокоены угрозами этих, как вы их называете, стариков?

– Абсолютно верно. Нет оснований сомневаться в их намерениях.

– Что же вы от меня хотите? Я не совсем понимаю.

– Чтобы вы помогли мне убить оборотня. Сам я, к сожалению, не справлюсь.

– Помог убить?!

– Ну конечно. Иначе зачем бы я все это рассказывал?

– Но это не лезет ни в какие ворота!

– Тогда разговор окончен.

– Но как фамилия этого оборотня? Где он живет? Кто он такой, чем занимается?

– Фамилию мы и так знаем, – вступил в разговор до сих пор молчавший Безменов. – Пантелеев.

– Ошибаетесь. Фамилию он сменил еще году в пятьдесят третьем. Женился и поменял… Так что вряд ли вы его найдете. Хотя могу подсказать. Личность довольно известная. Ищите. Но я хочу предупредить. Индивидуум этот очень опасен. Совершенно беспощаден в силу того, что он даже не человек, а кроме того, практически не оставляет следов на месте преступления, поэтому доказать его вину будет невозможно. Да и зачем доказывать? Его нужно уничтожить. И точка!

– Почему же вы до сих пор этого не сделали?

– По малодушию и трусости. Не скрываю. Это ему убить – как муху раздавить, а я, знаете ли, не приучен. Хотя происхожу из рода Охотников. Не приучен я убивать! – в первый раз за все время разговора повысил голос Ванин. – Вот и помогите мне. Дадите согласие – открою его личность. Не дадите – считайте, что мы не встречались.

– Вот так сразу?

– Можете подумать. Только учтите, времени у меня не так много. Потому что речь идет и о моей жизни.

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru