Пользовательский поиск

Книга Серебряная пуля. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

3

Москва, как известно, лучший город земли. После недельного пребывания в столице это дошло и до Ионы. Несчастный Югорск полностью выпал из сознания, словно Иона в нем никогда не жил. В его душе шевельнулось даже нечто вроде признательности к людям, благодаря которым он оказался в Москве. Ни за что на свете он не вернется назад. И сделает все, чтобы остаться здесь, даже если для этого пришлось бы убить целый полк оборотней. Он готов. Однако Иона пока что медлил с охотой. Для начала он отправился поступать в институт. Таинственные старики рекомендовали библиотечный. Иона вовсе не хотел становиться библиотекарем, но ради того, чтобы остаться в Москве, он был готов даже на это.

Человек, к которому его послали старики, видно, тоже был тайным слугой племени пор, потому что он мельком кисло взглянул на аттестат зрелости Ионы, заполненный преимущественно тройками, бегло просмотрел остальные документы, оживился, узнав, что Ванин является членом КПСС, имеет производственный стаж и опыт общественной работы. Он выписал направление в общежитие на проживание и сказал, чтобы Иона ни о чем не беспокоился и, главное, являлся без опоздания на вступительные экзамены и не пил водку.

Иона обещал. Водку он не любил.

Экзамены прошли на редкость благополучно, и охотник за оборотнями был зачислен на первый курс библиотечного института.

Устроившись и определившись, Иона решил приступить к выполнению задания. В глубине души он не верил во всю эту историю. Однако, пытаясь найти хоть какое-то объяснение всему происходящему, он заходил в тупик. Да найдутся ли такие люди, которые с целью мистификации затеют нечто подобное? Дадут совершенно незнакомому парню достаточно большие деньги, помогут ему поступить в институт? Вряд ли.

Ему не терпелось посмотреть на оборотня, но он почему-то все время откладывал встречу. Однако деньги нужно было отрабатывать.

Неведомый, но зловещий Пантелеев жил, как следовало из записей, врученных стариками, где-то на Потылихе. Но прошло полгода пребывания Ионы в Москве, и только тогда он отважился на первую экспедицию. Потылиху он обнаружил не сразу и только на третий раз нашел нужный дом. Это была старая, видно, дореволюционной постройки, трехэтажная многоквартирная трущоба. Иона с содроганием приблизился к логову оборотня. Он совершенно не знал, что делать дальше.

Стоял слякотный московский декабрь, где-то рядом гремели проходящие поезда, кругом было сумрачно и грязно. Иона некоторое время покрутился вокруг дома, потом присел на обледенелую скамейку во дворе и стал наблюдать за подъездом. Странная безжизненность вокруг напугала его еще больше. Дом, казалось, вымер. Никто не входил в него, никто не выходил. Иона просидел минут двадцать и поднялся. Нужно было что-то делать.

Превозмогая себя, он поднялся на третий этаж, еще раз сверился с бумажкой и остановился перед дверью, за которой обитал оборотень. В подъезде нестерпимо воняло мочой и кошками. Но Иона, казалось, был готов вечно вдыхать тошнотворный аромат, лишь бы ничего не предпринимать. Он томился перед дверью, скованный страхом. Внезапно она отворилась, и чья-то рука стремительно схватила его за лацкан пальтеца и втащила внутрь. Рывок был настолько силен, что Иона чуть не упал. За дверью стоял полумрак, и сослепу Иона едва различил, что его держит за грудки какое-то странное существо непонятного пола. «Вот он!.. – содрогнулся Иона. – Все! Конец!» – И закрыл глаза в предчувствии неминуемой гибели.

– Ты что, мерзавец, – загремело у него над ухом, – воровать сюда пришел? Чего зенки зажмурил? Я давно за тобой наблюдаю. Видела, как ты во дворе крутился, а теперь сюда забрел! Отвечай, сволочь! Зачем пришел?! На чердак идешь, белье красть?!

Поняв, что смерть, видимо, откладывается, Иона открыл глаза и обнаружил, что существо, вцепившееся в него, никакой не оборотень, а гражданка неопределенных лет, всклокоченная, в полураспахнутом халате и чрезвычайно возбужденная.

– Я… я… – залепетал он.

– Чего бормочешь! Кто ты и зачем сюда прикандехал?

– Я студент, – неожиданно для себя ответил Иона.

– Студент! Тут вроде не академия…

– Жилье хочу снять, – заявил находчивый Иона.

Он уже несколько пришел в себя и понял, что пока опасность не столь очевидна.

– Ты жид? – вдруг спросила женщина.

– Нет, русский…

– А как зовут?

– Иона.

– Точно, еврей! Ну-ка, иди сюда на свет. Коли ты студент, у тебя должны документики иметься. Студенческий билет есть?

Иона трясущимися руками достал из-за пазухи серые корочки. Женщина выхватила их из рук и принялась изучать.

– Московский библиотечный институт им. Молотова, – прочитала она вслух, – Иона Фомич Ванин, студент первого курса библиографического факультета. На библиотекаря учишься, что ли? Вроде не мужицкая работа. Значит, Ванин твоя фамилия? Вроде не еврейская. А может, не Ванин, а Ванич?

Иона отрицательно замотал головой.

– Говоришь, угол хочешь снять? Ну-ка, зайди ко мне в комнату.

Повинуясь строгой женщине, Иона покорно пошел вслед за ней. Женщина внимательно и придирчиво оглядела его.

– Чернявый, – констатировала она, – и шнобель вислый. Ты из деревни, что ли? Ладно. – Она вновь уставилась в его лицо. Во взгляде ее появилось нечто похотливое. Она прищурилась, видимо, размышляя. – Могу сдать тебе угол. Договоримся. Поставлю вот туда, – она кивнула в угол, – раскладушку, и живи. Ну как, идет?

– Я подумаю, – осторожно сказал Иона.

– Еще и думать будешь! Ну ты лихой! Я ему, можно сказать, от себя метры отрываю, а он – думать! Убирайся!

Иона опрометью выскочил из квартиры.

Он стал спускаться по загаженной лестнице, но тут словно что-то щелкнуло его по голове. Он вернулся к страшной двери и осторожно постучал.

– Надумал, что ли?

– Еще нет. А как вас звать?

Женщина в первый раз улыбнулась. Сверкнул золотой зуб.

– Олимпиада, – со зловещей кокетливостью сообщила она.

4

Зачем он вернулся? Зачем спросил имя золотозубой гражданки? Он и сам не знал. Но что-то, однако, заставило его сделать это. Конечно, ни в какой жилплощади Иона не нуждался. Он жил в общежитии библиотечного института, в огромной светлой комнате вместе с еще девятью студентами.

Иона вернулся в общагу, улегся на свою кроватку, заправленную солдатским одеялом, и принялся думать. Оборотня Пантелеева он так и не увидел. Плохо! Но теперь он, во всяком случае, хоть знает, где тот проживает. Ну и что из этого следует? Ведь второй раз явиться туда он не посмеет. Эта Олимпиада его наверняка выставит, да еще и обругает. Значит, придется выслеживать Пантелеева на улице. А выслеживать он не умеет, к сожалению, не следопыт… А что если… Именно! Простой и надежный способ. Написать на оборотня донос. И очень просто. Изложить суть дела, пусть разбираются. Ведь коли он действительно злодей, то на его совести есть преступления. Не раскрытые милицией преступления. А он, Иона, поможет органам и одновременно выполнит наложенную на него миссию. Конечно, он не уничтожит оборотня. Но, может быть, этого и не нужно. Того наверняка посадят. А там?.. А там видно будет.

Он поднялся с кровати, сел за стол, обмакнул ручку в чернильницу и написал следующее:

«В уголовный розыск г. Москвы

Заявление

Довожу до вашего сведения, что мне известны факты, разоблачающие весьма опасного преступника – убийцу Пантелеева Сергея Васильевича, проживающего… (далее он указал адрес). Означенный Пантелеев на протяжении долгого времени совершал многочисленные убийства. Сколько точно человек он убил, не знаю. Это ваше дело – разобраться, но уверен, что много. Мне известно то, что Пантелеев очень ловко маскируется, выдавая себя за медведя».

Тут Иона задумался, бессмысленно тыча в щеку кончиком обгрызенной ручки. Фраза «выдавая себя за медведя» ему явно не понравилась. Не то. Могут подумать, что писал сумасшедший. Лучше так. Он зачеркнул «медведя» и написал «за дикого зверя».

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru