Пользовательский поиск

Книга Серебряная пуля. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

6

Новый остров возник неожиданно, словно поднялся со дна болота. Издали он ничем не отличался от первого: такой же скудный сосняк у кромки воды, песчаные откосы, похожие на дюны. Деревянная тропа подводила к самому берегу и, уткнувшись в песок, обрывалась. Сергей ступил на неизведанную землю и только тут понял, как устал. Солнце переместилось на запад, но стояло еще очень высоко.

По расчетам мальчика, было часа четыре. Времени, конечно, еще достаточно, чтобы исследовать остров, однако назад скорее всего придется возвращаться на закате, а то и вовсе в темноте. А в темноте… В темноте лучше идти не стоит. Проще провести ночь здесь. Родителей он предупредил, что может заночевать в лесу. Кое-какая еда еще есть. Сережа сунул руку за пазуху и достал размокшую лепешку. Не ахти что, и все же пригодится. Спички вот только подмокли. Но у него есть кресало. А им он умеет разводить костер не хуже, чем спичками. Ночи сейчас теплые, так что вряд ли он замерзнет. Но главное не это. Главное – исследовать остров. Узнать, зачем сюда ведет гать. Постараться выяснить, кто ее проложил. Ведь не зря же проделан такой тяжелый путь. Сколько, интересно, он шел? Километров пятнадцать или больше? Впрочем, какая разница.

Сережа в последний раз бросил взгляд на гать и стал подниматься вверх по крутому откосу.

Вершина острова – длинная песчаная гряда, напоминавшая хребет какого-то доисторического монстра, в незапамятные времена рухнувшего в болото да так и оставшегося. Голова, хвост, конечности – все ушло на дно, в бурый торфяной ил, и только горбатая спина поднималась из мертвых вод. А может, так оно и было? Хребет постепенно засыпало песком, затянуло гниловатой, пронизанной тленом почвой, которая впоследствии поросла соснами. Деревья здесь не чета хилым искривленным закорючкам на берегу: громадные гиганты, устремившиеся к небу, словно пытались проткнуть его голубой потолок.

Сосен было не очень много, и росли они на порядочном расстоянии, не застилая друг другу свет, видимо, поэтому и вымахали на удивление. Стволы могучих деревьев казались отлитыми из меди и почти не имели ветвей. Только у самой вершины чуть заметно шевелились зеленые кроны. Сережа, задрав голову, взирал на исполинов. Ему даже показалось, что за верхушку одной из сосен зацепилось маленькое кудрявое облачко.

Стоять, таращась в небеса, быстро надоело, и мальчик вдруг вспомнил, зачем явился сюда. А действительно, зачем? Что он потерял? Исследовать?.. Да чего здесь исследовать? Сосен всюду хватает. А кроме них, больше ничего и нет. Пустота. Земля, заросшая ковылем. Еще одна странность. Нигде в окрестностях он не встречал это беспрестанно колеблющееся на ветру растение. А здесь его целые заросли. Кажется, что весь остров покрыт сединой. Откуда здесь ковыль? Да какая разница! Приключений он захотел. Сколько времени тащился по дурацкой деревянной тропе, вот и пришел… Но ведь тропа зачем-то ведет, не зря же ее проложили.

Мальчик оглянулся по сторонам и медленно побрел по острову.

Тихое это было место. Лишь ветер шелестел в верхушках сосен да непрерывно шевелил ковыльные чубы. Не слышно птиц, даже кулички исчезли куда-то. Дорога шла с легким уклоном. Кругом все тот же однообразный пейзаж, и, странное дело, яркое солнце делало окрестности еще печальней и угрюмее. Мальчик вдруг подумал, что, будь сейчас ненастный день, остров выглядел бы пусть не веселее, но, во всяком случае, живее, что ли. Сверкание солнца казалось здесь мертвенным и неестественным.

Внезапно Сережа очутился перед довольно обширной котловиной с почти отвесными краями. На дне ее, в зарослях папоротника чернело какое-то невысокое сооружение.

Мальчик остановился и попытался рассмотреть, что же виднеется на дне. Не разглядев толком, он начал спускаться, цепляясь на ходу за корни растений, торчащие из склона. Папоротник, росший внизу, оказался настолько густ и высок, что мальчик тонул в нем по самую грудь. Он медленно продирался сквозь заросли, при этом папоротники жирно хрустели под ногами и противно пахли клопами.

Хотя до заката было еще далеко, в лощине стоял сумрак. Полумрак создавался странной игрой света, при которой каждый листок, каждый причудливо очерченный побег папоротника рельефно выделялся, словно подсвеченный снизу. Свет шел, казалось, из-под земли, словно папоротники росли не на жирном удобренном черноземе, который формировался здесь столетиями, а прямо на воде.

Наконец Сережа продрался сквозь заросли и приблизился к непонятному сооружению, громоздившемуся посреди котловины. Оно представляло собой сложенное из грубых каменных блоков прямоугольное «корыто», закрытое сверху громадной каменной плитой. Любой мало-мальски сведущий в археологии человек без труда определил бы, что перед ним дольмен – древняя гробница. Но Сережа не знал, что такое дольмен, и сравнил сооружение с огромным каменным пеналом. Оно и впрямь походило на пенал: метра три в длину и высотой метра полтора. На верхней плите лежал желтоватый, отполированный временем звериный череп.

Мальчик некоторое время разглядывал постройку, потом провел ладонью по черепу. Несмотря на жару, его поверхность оказалась прохладной. Однако череп – всего лишь старая кость. Мальчик был разочарован. Цель, к которой он так стремился, оказалась грудой камней. Возможно, какие-нибудь древние люди поклонялись здесь своему звериному богу. Они и соорудили этот каменный пенал, являвшийся чем-то вроде алтаря.

Сережа снова присмотрелся к черепу и постарался определить, какому животному он принадлежит. Череп очень большой и мог быть лосиным. Нет. Лосиный, пожалуй, другой формы, вытянутый наподобие конского, а этот почти квадратный, с огромными клыками и массивными надбровными дугами. Скорее всего такая голова могла быть у медведя, у очень большого медведя, просто гиганта…

Мальчик обошел гробницу со всех сторон. В одной из стен зияло большое круглое отверстие, в которое свободно могла пролезть рука взрослого мужчины. Мальчик наклонился и заглянул в черную дыру. Оттуда пахнуло сыростью. Сережа пожал плечами. Ну и что дальше? А дальше пора возвращаться домой, подсказал внутренний голос. Домой так домой.

С одной стороны край лощины был более пологим, чем остальные, и в нем виднелись полуоплывшие ступеньки, сделанные неведомо когда. Сережа быстро вскарабкался наверх и еще раз оглянулся на место, которое только что оставил. Ему вновь показалось, что его сумрачное дно испускает едва заметное свечение.

Ну и ладно. Он пошел в обратном направлении и шагов через пятьдесят неожиданно наткнулся на большой черный крест, лежащий между сосен. Мальчик остановился и осмотрел новую находку. Она очень напоминала те кресты, которые стояли на крошечном кладбище неподалеку от их усадьбы. Но почему крест повален? А может быть, ему удастся найти еще что-нибудь? Он попытался приподнять крест за одну из перекладин. Та затрещала и почти сразу же переломилась, поскольку оказалась совершенно трухлявой. Долго же он здесь лежит!

Сережа пошел в сторону и очень скоро набрел еще на один крест. Он тоже был повален и, похоже, сломан. Очень странно. Создавалось впечатление, что некто пытался окружить лощину крестами, а кто-то еще приложил немало усилий, чтобы снести их.

Мальчик вновь двинулся по периметру лощины и очень скоро увидел еще один крест, на этот раз стоявший вертикально. Нижняя его половина оказалась почти скрытой разросшимися кустарниками, но вот вершина… На уровне перекладины прямо к черной гнилой древесине был приколочен огромным гвоздем человеческий череп.

Мальчик остановился, уставился на новую находку. Кто и зачем приколотил к кресту голову? И чья это голова? Сережа приблизился вплотную к кресту и всмотрелся в пустые глазницы, в одну из которых был вбит гвоздь. Теперь он заметил на левой перекладине креста длинную кость, которая была прикручена к дереву проволокой. Мальчик дотронулся до проволоки своей длинной палкой. Проволока тут же рассыпалась, и кость свалилась в траву перед крестом. Сережа наклонился и пошарил в траве. Перед крестом в беспорядке валялись человеческие останки.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru