Пользовательский поиск

Книга Ночное ограбление. Содержание - 1.02.28 (год назад)

Кол-во голосов: 0

Картинка настолько жуткая, что на руках у Джейн выступают мурашки. До нее не сразу доходит содержание текста, набранного крупным готическим шрифтом с засечками. 

СПЕШИТЕ ВИДЕТЬ!
ВСЕГО НЕДЕЛЯ ГАСТРОЛЕЙ!
БЕРЛИНСКИЙ БЕЗУМНЫЙ БАЛАГАН!
УЖАСНО! НЕПРИСТОЙНО! ОТВРАТИТЕЛЬНО!
НЕВОЗМОЖНО ОТОРВАТЬСЯ!
УРОДЫ! ЧУДОВИЩА! КОШМАРЫ!
И
ИХ ДРЕССИРОВЩИК И УКРОТИТЕЛЬ
ОККУЛЬТНЫЙ МАГИСТР И ВЕЛИКИЙ ПРЕСТИДИЖИТАТОР
МАЭСТРО ГОТФРИД ШАДОВ 

— Действительно, ужасно, — сказала Джейн. — Это, видимо, сам Маэстро на картинке?

— Это не он. Самого Маэстро никто пока не видел, Джейн. Вы будете первой.

— Я? — удивлению и возмущению Джейн нет границ.

Ей, профессиональной охотнице за сенсациями, предлагают дешевую и безвкусную подделку. В чем она провинилась?

— Маэстро Шадов отказывал в интервью всем, кто к нему обращался. Отказал и нам. Но когда я сказал, что приедете вы, Джейн, чтобы поговорить с ним и сделать пару снимков, он согласился. Сказал даже, что он ваш давний поклонник.

— Очень лестно.

— Джейн, — Фуллер подошел к ней, обдав запахом «Олд Спайса». — Джейн, вы поймете меня, если я скажу, что от этого интервью зависит ваша дальнейшая карьера?

7

Джейн вышла из кабинета Фуллера, борясь с желанием хлопнуть дверью как следует. Причем навсегда.

Ей будет рад любой конкурент «ММ». Примут с распростертыми объятиями. И в каждой руке по пачке купюр. Как же, сама Джейн Картер!

Беда в том, что она не могла так поступить. Фуллер подобрал ее буквально на улице, в студенческой газетенке, где она публиковала свои первые репортажи. Он дал ей все, научил ее всему.

По своему Джейн даже любила Старика. Его несносный характер, отвратительные манеры, ужасный вкус в выборе одеколонов. Любила за то, что «ММ» была целиком его детищем, от заголовка до последней странице и рубрики анекдотов.

«МИДНАЙТ МИРРОР. МЫ ПРОДАЕМ СЕНСАЦИИ».

Она привыкла чувствовать себя частью всего этого.

Нет, уйти она не сможет.

Но вполне сможет обложить Трумена с ног до головы, если он опять начнет ехидничать.

Трумен был тих и нем, как миссис Фуллер.

Склонившись над столом, он уставился в гранки сегодняшнего вечернего номера, принесенные Фуллеру на подпись.

Губы Трумена шевелились, что еще сильнее делало его похожим на рыбу.

Это зрелище вернуло Джейн бодрое расположение духа. Все-таки мировую справедливость пока еще не отменили.

О, она знала, какой заголовок раз за разом перечитывает Трумен. Тот, что сегодня вечером узреют сотни тысяч нью-йоркцев на газетных прилавках.

ЛЕТАЮЩАЯ МСТИТЕЛЬНИЦА В МАСКЕ!

ТОЛЬКО ФАКТЫ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА!

ВСЕ О РЕАКТИВНОЙ ЛЕДИ! 

— Как ты считаешь, Трумен, — сказала Джейн, наклоняясь над столом. — Фотография не слишком темная? Я очень старалась, чтобы была видна эмблема на груди и огонь из спинных двигателей. Чтобы никто не спутал с вороной или летучей мышью.

1.02.28 (год назад)

8

Дело было верняк.

Мики Перо дал ему эту эту наводку. Ювелирная лавка, хозяева евреи, беженцы из Германии.

Богатые беженцы.

— У них там инфляция, понимаешь? — говорил Мики, брызгая слюной на лацканы Чака. — Зарплату выдают два раза в день. Бумага дороже самих денег, которые на ней напечатаны.

У старого ублюдка воняло изо рта. Костюм Люпионе, на который плевался Перо стоил дороже его обвислой шкуры. Слова, которые вылетали из вонючего рта вместе со слюной стоили гораздо меньше тех денег, которые Бритва за них платил.

— Мики, — сказал Люпионе, — я не знаю, что такое инфляция. Но клянусь Девой Марией, если ты мне сейчас не скажешь, как обстряпать дело, я вышибу тебе мозги кием.

— Сию секунду, босс, — засуетился Мики. — Я как раз перехожу к делу. Короче, эти жиды не доверяют бумажным деньгам. И всю наличность сразу переводят в товар. В драгоценности. А где жид хранит свои драгоценности? Конечно, в лавке.

9

Богатые евреи не станут держать драгоценности в ящике стола. Чтобы прятать нажитое добро они купили швейцарский сейф и установили его в задней комнате. В документах к сейфу значилась «тройная гарантия от взлома». И имя продавца: Франц Адельберг.

По совету Мики ребята Люпионе навестили Адельберга. Они вытащили его из дома прямо в полосатой пижаме, надавали по ребрам и засунули в багажник.

Продавца сейфов привезли на Бруклинский мост, где его уже поджидал сам Чак Бритва, его правая рука Альберто Чирильо по кличке Каменщик и таз с мокрым цементом. Свое прозвище Чирильо получил именно за пристрастие к этому нехитрому инструменту убеждения.

Мистера Адельберга поставили босиком в таз, и Каменщик принялся деловито утрамбовывать цемент мастерком. Продавец сейфов неразборчиво, но прочувственно мычал сквозь кляп.

— Знаешь меня? — спросил Люпионе, чье лицо устойчиво держалась на третьих полосах газет.

Не Бог весть какая слава, но этот наделавший в штаны торгаш наверняка читает криминальную хронику от корки до корки.

Добившись утвердительного кивка, Люпионе приказал выдернуть кляп изо рта мистера Адельберга.

— Я буду спрашивать один раз. Мне нужны быстрые и правдивые ответы. Промедлишь — отправишься кормить рыб. Соврешь — то же самое. Все ясно?

Франц Адельберг молчал и трясся мелкой дрожью. Накрапывал дождик. Настроение у Люпионе было паскудное. Сын солнечной страны, он ненавидел холод и сырость.

— Ладно, кидайте его, — сказал он своим ребятам.

— А-а-а-а-а-а! — подал голос мистер Адельберг, которого подхватили под локти и поволокли к перилам.

— Стойте. Спрашиваю еще раз. Ты все понял?

— Д-да.

— Хорошо. Ты продал сейф ювелиру Карлу Бронштейну?

— Да. Я продал. Сейф фирмы «Готлиб и сыновья», я эксклюзивный представитель…

Люпионе кивнул Чирильо, и тот отвесил Адельбергу оплеуху. Несильную, но увесистую. Торговец лязгнул зубами, его подбородок окрасился кровью.

— Когда я не спрашиваю, молчи. Какой замок у сейфа?

— Кодовый, барабанный замок, мистер… мистер Бритва. Девять запирающих цилиндров, гарантия от подбора комбинаций.

Кто-то из ребят гыкнул, когда торгаш назвал Люпионе «мистером Бритвой». Но под грозным взглядом босса тут же затих.

— Мне сказали, что у того, кто делал сейф, есть комбинация, отпирающая любой замок. На случай поломки. Это правда?

— А-а, что?

— Не строй из себя идиота!!! — заорал Люпионе на сжавшегося Адельберга. — Отвечай — правда, что твой сраный Готлиб знает комбинацию к любому своему сейфу?

— Правда, — торговец попался понятливый. — Но требуется заверенная подпись владельца под документом, удостоверяющим поломку. Мой отчет в двух экземплярах. Комбинацию высылают в специальном запечатанном конверте, который имеет право вскрыть только владелец в присутствии двух свидетелей. «Готлиб и сыновья» крайне солидная фирма.

— Заткнись, если не хочешь рассказывать это вонючим русалкам, — торговец внял. — Теперь слушай внимательно. Ты переезжаешь. Я приглашаю тебя пожить у меня на вилле. Отказ воспринимается, как личное оскорбление. Ты же не хочешь меня оскорбить?

Франц Адельберг замотал лысой головой.

— Молодчина. Сегодня же напишешь отчет и составишь документ. Свидетелей я тебе обеспечу. Подпись владельца тоже, в лучшем виде.

Мики Перо был старым испитым говнюком. Но одного у него было не отнять. Он мог подделать любую подпись так, что даже владелец бы не отличил.

Он состряпал для Люпионе подпись Карла Бронштейна на всех нужных бумагах. И подписи свидетелей. Он бы мог заменить Адельберга, но сучий потрох переписывался с Готлибом по-немецки. Языка бошей Мики не знал.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru