Пользовательский поиск

Книга Блистательные дикари. Страница 82

Кол-во голосов: 0

– Лаура, я прошу тебя!

– О чем ты меня просишь?!

– Прекрати.

– Ты хочешь сказать, прекрати изображать из себя дуру? Господи Боже мой! Да какая разница? Я уже и так наговорила и совершила столько глупостей. что хуже не будет!

Роберт поцеловал ее. В первую секунду она попыталась уклониться от его поцелуя и попятилась, но он с силой прижался своим ртом к ее губам, и слабое сопротивление было подавлено в зародыше. Лаура положила руки ему на плечи и всем своим существом отдалась поцелую, вкус которого был солоноват из-за струившихся по ее щекам слез. Когда же Роберт оторвался наконец от нее, она в замешательстве провела рукой по лбу, заморгала и прошептала едва слышным голосом:

– Ну вот, сам рассуди – разве я не законченная дура? Как видишь, на меня снова нашло.

– Ты знаешь, – сказал между тем Роберт, – оказывается, можно любить двоих. Но по-разному. В сущности, в моих словах ничего удивительного нет – всякая настоящая любовь столь же индивидуальна. как отпечатки пальцев.

Лаура откашлялась.

– Я знаю, – произнесла она с сомнением. – Но я, увы, ужасно жадная. Я выиграла в лотерею, но сама мысль, что мне предстоит делиться выигрышем, убивает меня. Я желаю получить выигрыш целиком.

– Я тебя понимаю.

Она покачала головой.

– Ни черта ты не понимаешь, Роберт. Что, по-твоему, я стану без тебя делать?

– Tы меня забудешь, – улыбнулся молодой человек.

– Нет, не забуду.

– Сейчас, возможно, тебе это покажется жестокостью с моей стороны, но настанет день, когда ты станешь меня за это благодарить. Когда страсти поутихнут, ты сможешь взглянуть на наши отношения другими глазами…

– Другими глазами? – перебила его девушка. – Когда поутихнут страсти? Но это невозможно. Ведь я люблю тебя, Роберт как ты не понимаешь?!

– Но ты же не будешь всегда меня любить?

Лаура не знала, расплачется ли она сейчас или рассмеется, поэтому она от него отвернулась.

– Это не просто треп о любви с моей стороны, – сказала она. – Не стану отрицать, что я тебя люблю, и утверждать, что не это для меня главное. Но учти: помимо всего прочего, я еще и твой лучший друг, Роберт. И ты, стало быть, считаешь, что и любовь, и дружбу можно вот так просто взять и выкинуть из памяти?

Роберт опустил глаза и принялся разглядывать ковер.

– Твое и мое будущее – вещи несовместимые. Она дала мне вечность!

Лаура решила, что Роберт собирался сказать: «Она ждала меня вечность», но, видимо, оговорился. Она пожала плечами и, не придав его словам значения, воскликнула:

– Но дело ведь не в том, что я хочу тебя и люблю. Ты и все, что с тобой связано, уже сделалось частью меня самой, и без этого мне не обойтись как без воздуха.

Роберт смутился. С каждым новым страстным заявлением Лауры он испытывал все большую и большую неловкость. Но стыд – это не самое страшное наказание. Он глубоко вздохнул и сказал:

– Хорошо, Лаура. Мне необходимо сообщить тебе одну очень важную вещь, и я хочу, чтобы ты меня выслушала. Сможешь ли ты это сделать?

– Конечно, почему же нет?

Роберт оглядел свои более чем скромные апартаменты – жалкую клетушку в подвале, предназначавшуюся для обслуживающего персонала. Через несколько часов он навсегда покинет эту нору.

– Роберт Старк сегодня вечером умер. Он отошел в лучший мир в грязном переулке в момент, когда над городом разразилась гроза. Существо, которое стоит перед тобой, явление совершенно иного порядка. То, что я сохранил привычные тебе имя и внешность, сбивает тебя с толку, но прошу тебя, не верь своим глазам. Человек, которого, как ты утверждаешь, любишь, мертв! Пойми, Лаура, твоего лучшего друга Роберта Старка больше не существует!

Для того чтобы избежать судьбы, уготованной любому смертному, мне пришлось умереть. Мне пришлось избавиться от непрочной и подверженной миллиону разных случайностей человеческой оболочки, чтобы сделаться тем, кем она хотела меня видеть, тем. кем я стал. Суть происходящего заключается в том, что мне пришлось умереть, чтобы обеспечить себе вечное существование.

Говорят, что, когда тело умирает, душа продолжает жить вне своей земной оболочки. Если ты в это веришь, то тебе не составит большого труда принять мои слова: я являюсь физическим воплощением некогда пребывавшего в земной оболочке духа. Я бессмертен!

Роберт сделал выжидательную паузу. Лаура, однако, не засмеялась, не расплакалась, не стала заламывать руки. Она и бровью не повела, лишь повторила его последнее слово:

– Бессмертен?

Роберт кивнул.

– Я буду жить вечно. Рейчел, к примеру, родилась в Лионе 2 января 1789 года. В течение двухсот лет она искала для себя подходящего любовника. И я оказался тем самым человеком, которого она искала. Только не спрашивай, почему ее выбор пал на меня. Я не знаю. Боюсь, что и она сама не имеет об этом представления! Но ведь любовь – явление иррациональное, не так ли? Поначалу все это чрезвычайно меня забавляло, но, как видишь, забавам пришел конец.

Роберта поразило самообладание девушки. Она не подала виду, что ее поразили или хоть немного удивили его слова. Более того, слезы ее высохли, и она смотрела Роберту прямо в глаза.

– Ну, что ты думаешь по этому поводу? – поинтересовался Роберт. – Ты ведь видела, как я гнил заживо, причем это происходило прямо у тебя на глазах совсем недавно. А теперь я выгляжу лучше, чем когда бы то ни было. Ведь ты не знаешь, что и думать, верно? Я, разумеется, не жду, что ты поверишь в то, что я тебе сейчас наговорил, но ведь тебя и в самом деле интересует, как это могло со мной случиться?

– Значит, ты отлично выглядишь только потому, что умер?

Роберт пропустил ее робкий вопрос мимо ушей.

– Я должен поведать тебе еще кое-что важное. Ты ведь читала газеты и знаешь об убийстве Андрэ Перлмана и Дженнифер Колсен? Так вот, расскажу тебе кое-что, о чем ты даже не догадываешься: их убила Рейчел. И Сару, кстати, тоже.

Поскольку Лаура по-прежнему никак не реагировала на сказанное, Роберт задал себе вопрос: о чем все-таки думает в этот момент девушка? Был, разумеется, способ узнать обо всем досконально, но Роберт сразу же отогнал от себя искушение, как только эта мысль пришла ему в голову.

– Теперь я такой же, как она, Лаура, – заявил он как о чем-то само собой разумеющемся. – Я животное, которое живет охотой и убивает, но которое в отличие от других животных усваивает добычу на свой манер – впрочем, столь же основательно, как любой другой хищник усваивает плоть убитого им травоядного. Вот во что я теперь превратился и…

– Роберт? – шепотом обратилась к нему Лаура.

Молодой человек замолчал, не закончив фразы. Судя по всему, его исповедь вовсе не потрясла ее до глубины души.

– Да, – так же тихо отозвался он.

– Прекрати молоть чушь и поцелуй меня.

Рейчел на короткое время оставила гостей в одиночестве. Когда она вновь вернулась в гостиную, то прежде всего осведомилась:

– Скажите, Крис, вы способны оценить прекрасное?

Вопрос Рейчел поставил Криса в тупик. Он взглянул на Кэтрин, пожал плечами и, подумав, ответил:

– Думаю, что смогу.

– В таком случае, что вы думаете об этом? – Рейчел подняла правую руку и продемонстрировала кинжал с клинком, имевшим никак не менее восемнадцати дюймов в длину. Крис и Кэтрин одновременно попятились от нее и оказались рядом с высоким французским окном. Там, на улице, по-прежнему шел дождь, и ветер пригоршнями бросал россыпи водяных брызг в стекло. Рейчел медленно подошла к остолбеневшей парочке.

– Он острый, как скальпель хирурга, – заверила она их и провела указательным пальцем по режущей кромке. – Это подлинное произведение искусства. Кинжал изготовлен в соответствии с предъявлявшимися к нему довольно специфическими требованиями и предназначен для выполнения некоей весьма любопытной миссии. Но мне, насколько я понимаю, нет смысла вам об этом рассказывать, не правда ли?

– По вполне понятным причинам я весьма удивлен, что это оружие хранится именно у вас, – осторожно сказал Крис.

82
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru