Пользовательский поиск

Книга Блистательные дикари. Страница 41

Кол-во голосов: 0

– Он нормально себя держал?

Роберт с минуту подумал, потом сказал:

– Поначалу да. Но потом, когда мы спустились в подвал, он…

– Ты привел их к себе?

– А как же? Честно говоря, такого рода разговоры лучше не вести на людях. Ведь они принялись расспрашивать меня о Саре, стали рассказывать об убийстве в отеле – ну и тому подобное. Я решил, что нам следует перебраться в подвал.

– Ну разумеется.

– Так вот, когда мы оказались в квартире, он принялся созерцать меня с таким видом, словно я полнейшее ничтожество, тля какая-нибудь. Однако мне показалось, что между нами установились какие-то особые отношения, своего рода невидимые узы. Я знаю, это звучит забавно, но у меня сложилось впечатление, что ему не терпится уйти.

Рейчел кивала в такт своим мыслям. Она, казалось, отлично понимала, отчего заторопился Абрахам. Роберт заметил озабоченное выражение на ее лице и принял это на свой счет: Воистину, эту женщину волнует любой пустяк, который с ним происходит, с гордостью подумал он. Пока он рассуждал про себя, Рейчел заиграла. Теперь, сполна узнав про все ее таланты, Роберт не слишком удивлялся ее мастерству и артистизму. А полюбоваться было на что: ее пальцы прямо выплясывали на грифе, а смычок летал с быстротой молнии. Когда она закончила играть, Роберт заметил, что настроение Рейчел улучшилось.

– Каково?

– Конечно, ты великолепна.

– Благодарю.

– Я полагаю, все дело в учителе. Надеюсь, он был не хуже тех, что учили тебя игре на виолончели и живописи?

– Это правда.

– А как, интересно, его звали? Уж не Найджел ли Кеннеди?

Рейчел позволила себе улыбнуться.

– Мысль интересная, Роберт, но ты ошибся. Моего учителя звали Андрэ Перлман.

Роберт никогда не был особенным знатоком и почитателем классической музыки. Сказать по правде, имя гения из Монреаля он узнал только потому, что последнего убили. Тем не менее на всякий случай он переспросил:

– Неужели это был тот самый парень, которого прикончили в отеле?

Рейчел скорбно потупила глазки и вздохнула:

– Это был он.

– Тот самый, которого убили вместе с Дженнифер Колсен? Кажется, она тоже была музыкантом?

– Да, виолончелисткой, – подтвердила его слова Рейчел.

– И этот несчастный, стало быть, обучал тебя игре на скрипке?

– Да. Андрэ, надо сказать, был просто великолепен. Совершенно неподражаемый мастер.

Лицо Рейчел снова омрачилось – казалось, воспоминания о погибшем гении навеяли на нее тоску. И в этот момент Роберт; помявшись, задал следующий вопрос:

– Скажи мне, тебя, случайно, не обучала игре на виолончели покойная Дженнифер Колсен?

Роберту очень хотелось, чтобы она сказала «нет». Рейчел окинула своего кавалера взглядом, и тому показалось, что на него повеяло ледяным ветром Антарктики.

– Ну разумеется, это была она, дорогой.

– Я не верю тебе, – едва шевеля губами, пробормотал Роберт.

– Неправда, веришь! Ты бы не стал меня спрашивать, если бы не знал заранее, что ответ будет утвердительный. Да, моим преподавателем игры на виолончели была Дженнифер Колсен. Красивая женщина. И очень добрая.

Рейчел теперь вовсе не казалась опечаленной. Напротив, ее лицо озарилось веселой улыбкой.

– Какое удивительное и к тому же ужасное совпадение, правда?

– А как обстоят дела с Якобом Экхартом? Ведь это он обучал тебя живописи, правда?

Рейчел снова улыбнулась:

– Да, он.

– И он, конечно, мертв?

– Мертвее не бывает, – подтвердила его догадку Рейчел.

По выражению его лица она могла судить, что Роберт пытается осмыслить услышанное.

– Знаю, о чем ты думаешь. Два случая еще можно рассматривать как совпадение, но три – это самый настоящий заговор. Правда?

– Если подумать…

– А тут и думать нечего. Якоб Экхарт был очень старый человек, Роберт. Он умер своей смертью, и в отличие от этих двоих его никто не резал.

Постепенно разрозненные мысли, блуждавшие в голове Роберта, стали обретать форму. Имена и фамилии людей, так или иначе имевших отношение к этому делу, обретали связи, обволакивавшие их всех, словно паутиной: Дженнифер Колсен, Андрэ Перлман, Якоб Экхарт, Кэтрин Росс, Стефан Абрахам… и Рейчел Кейтс. Эти совпадения уже не казались Роберту случайными. Он чувствовал за всем этим какую-то систему, правда, пока еще не слишком для него ясную. Газеты утверждали, что имеется несомненное сходство между убийством Сары Рейнолдс и двойным убийством в отеле «Кэдогэн». Хэролд Дейли отрицал это, но он ошибался. Связь, безусловно, существовала. Именно об этом думал Роберт, когда Рейчел принялась расстегивать ему рубашку.

Роберт несильно ухватил ее за запястья и отрицательно покачал головой. Рейчел несказанно удивилась. Более того, она испугалась – как если бы он пригрозил ей ножом. Ее глаза расширились, рот приоткрылся, будто она пыталась что-то сказать, но слова не шли с языка.

– Мне необходимо все как следует обдумать, – сообщил ей Роберт.

Рейчел была слишком поражена его поведением и опять промолчала. Этого она никак не ожидала. Она была настолько уверена в себе, что такой ход развития событий даже не приходил ей в голову. Но изумление и ужас Рейчел только подкрепили намерение Роберта.

– Но что ты собираешься обдумывать, Роберт?

– Мне кажется, ты знаешь ответ на этот вопрос.

– Но мы словно созданы друг для друга, Роберт. Неужели ты этого не чувствуешь? Ты не можешь так просто взять и уйти. По крайней мере сейчас.

– Мне нужно время, чтобы обо всем подумать.

– Нет, – выкрикнула она и бросилась, чтобы закрыть собой дверь, поскольку поняла, что он действительно собирается уходить.

– За всем этим есть какая-то тайна, Рейчел. И мы оба об этом знаем. Ты от меня что-то скрываешь. Признаться, не уверен, что мне хочется твои секреты знать, но поразмыслить о наших отношениях необходимо.

– Ты не можешь уйти, Роберт. Ты просто обязан остаться.

– Я никому и ничем не обязан, – сказал он ей резко, как отрезал. – Если я что-то делаю, то только потому, что хочу этого сам.

К себе на квартиру он не пошел. Там его стало бы преследовать чувство клаустрофобии – временами он ощущал, как на него начинают давить стены. Он двинулся на улицу, сразу же смешался с толпой и понял, что по мере того, как он удаляется от Рейчел, уменьшается и бремя, каменным грузом давившее на плечи.

Он шел по улицам, будто призрак – мало кто из прогуливавшихся обращал на него внимание. Парочки спешили в рестораны, прохожие глазели по сторонам, обходя нищих и умственно неполноценных, пытавшихся вымолить себе на обед у праздношатающихся. Эти несчастные заполнили выходы у магазинов и чинно восседали на лавочках даже на самых респектабельных улицах. Они появлялись каждый вечер, выползая из картонных коробок – этой своеобразной мебели, характерной для столичных городов.

Роберт миновал заполненный пьяными болельщиками паб, откуда доносились разудалые песни, темой которых неизменно выступал футбол. Люди хохотали, обнимались, проливали пиво на синтетические футболки с эмблемами любимого клуба. Проведя по такой футболке пальцем, можно было получить слабый электрический разряд.

Роберт пошел вниз по Фалхем-роуд. Пятнадцатилетние толпились у пиццерии. Девочки чрезмерно разукрасили себя косметикой, а молодые люди старались сохранить в неприкосновенности свои вычурные прически. Они много курили, все заведение было окутано плотной дымовой завесой. Некто проехал мимо в джипе без верха. Магнитофон в салоне автомобиля разрывался от воплей Ван Хелена, исполнявшего «Бегущего с дьяволом». Из кинотеатра МГМ валом валила публика, с ложным пафосом обсуждавшая последний фильм Вуди Аллена.

Он заскочил в пивной бар, чтобы осушить пинту темного. В заведении было душно и толпились посетители. На крохотной, сколоченной из досок эстраде надрывался молодой человек, склонившись над видавшей виды гитарой. Он пел «Она уже решилась на все» Лайли Ловет. Волосы у певца свешивались на лоб, закрывая глаза. Его освещал узкий луч света единственного прожектора. Прежде чем исполнить песню сочинения Тома Уэйтса, он невнятно поблагодарил публику за внимание.

41

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru