Пользовательский поиск

Книга Только один старт. Содержание - IV

Кол-во голосов: 0

Я впервые реально увидел свое преимущество перед любым историком новой эпохи. Письма оказались на редкость скупы, но за каждым словом я угадывал чувство. Они были знакомы мне, чувства моего современника.

У меня уже успел сложиться определенный образ Вершинина, когда я начал знакомиться с его биографией: ученый «без страха и упрека», он отличался от Лозанова в фильме лишь профессией. Но теперь, в письмах, передо мной предстал совсем другой человек: сомневающийся, даже робкий.

«Я не опубликую этого, — писал Вершинин, — потому что не уверен. Интересна форма, но ведь главное — содержание Поколение за поколением, как у живых организмов…»

И в другом письме:

«Сфотографировать не удалось — помешал факел. Теперь у меня несколько не очень качественных снимков. Но я уверен: это механическое развитие. Что я могу сделать еще? Теплоизоляция лаборатории…»

Письмо казалось продолжением давнего спора. Но с кем — с Верой, с астрофизиками? А может быть, с тобой?

К утру я убедил себя, что лазероподобные выбросы, а возможно, и сам их источник, Вершинин наблюдал и раньше, но не сообщал, не мог провести уверенных фотометрических исследований, — получить единственное доказательство. Может быть, он догадывался о том, о чем говорил Галанов? Что речь идет о внеземном корабле?

Если так, какова вероятность успешного поиска, который хочет предпринять конструктор? За сто лет чужак, даже если он действительно был в Солнце, давно покинул нашу планетную систему.

Слово было за Галановым.

IV

На двадцать втором витке, когда на «Гелиосе» готовились к разведке и новым поискам Спирали, радары зафиксировали передачу с некоего тела, двигавшегося по орбите спутника Солнца. Галанов выслал зонды — никаких следов передатчика. Тогда он решил, что они имеют дело с геоном, сгустком электромагнитной энергии радиусом в миллионные доли миллиметра. Когда установили направление передачи, выяснилось, что она шла примерно в район Поллукса.

— Должно быть, Двойная Спираль посредством геонов связывалась со своей планетой у далекой звезды, — пояснил Галанов.

— Если так, какова роль вершининских выбросов? — спросил Росин.

— Расшифруем — увидим, — ответил Галанов. …Поздно вечером конструктор пригласил Росина в просмотровый зал.

— В геоне оказалось несколько слоев информации, — сказал он. — По принципу матрешки. Верхний, наиболее понятный слой, — это данные о Солнце и планетах. Следующий слой — рассказ о человечестве, причем интерпретация довольно оригинальна. Но для вас, Юлий Александрович, интереснее глубинные слои геона. Их трудно перевести на привычный нам язык образов. Смотрите…

На экране появился мерцающий розовый свет. Росин, не отрываясь, смотрел в одну точку. По розовому фону заструились желтоватые полосы, они набегали друг на друга, скрещивались пересекались, исчезали. Потом полосы слились, и Росин увидел ослепительный блеск медленно растущего солнечного диска. Тут же сработала профессиональная память: светило не было солнцем.

…Росину качалось, что он — корабль, проплывающий мимо этой белой звезды, и он знал, что в этой системе есть разумная жизнь. Он понимал даже, что здесь не одна цивилизация — их множество, тысяча или миллион, и они были близко, совсем рядом. Черный провал в россыпи Млечного Пути указал Росину то единственное место, где только и могли находиться эти миллионы цивилизаций. Вероятно, это большая планета. Нет, — подсказал мозг, — это нейтронная звезда. Взглядом Корабля Росин проник внутрь звезды, вскрывал ее слой за слоем, он желал добра всем этим живым комочкам нейтронной протоплазмы. Он был Корабль, и у него была другая цель. Он летел к белому светилу, чтобы погрузиться в него, наполнить себя звездной энергией, дать начало Новому…

Росин почувствовал, что у него раскалывается голова. Он был — Корабль, и он был — человек, и то, что понимала Двойная Спираль, отказывался вместить человеческий мозг.

— Это действительно слишком сильно для начала, — сказал Галанов, когда передача закончилась. — Сейчас вы увидите верхний информационный слой геона. Чем закончился полет Спирали к Солнцу.

…Вокруг начиналась буря — факелы, флоккулы, протуберанцы. Росин был в хромосфере Солнца, и ему не были страшны никакие вспышки. Неподалеку две новые Спирали медленно уходили вверх, и Росин — Корабль — внимательно следил за их движением. Спирали вышли из Солнца, и Росин послал вслед им узкие ослепительные лучи — Корабли начинали далекий путь к звездам, и первое время он, Росин, должен был питать их солнечной энергией. Движение Спиралей убыстрялось и… экран погас.

«Главное — содержание, — вспомнил Росин строки письма. — Поколение за поколением…»

Значит, Вершинин видел, как две только что родившиеся Спирали прошли мимо «Икара». Астрофизик знал их назначение, знал, что в Солнце остался межзвездный корабль-создатель. О чем он думал в тот момент, когда, поддавшись порыву, ринулся в Солнце? Это еще предстоит узнать. Сейчас важно закончить, наконец, передачу для «Гефеста» — рассказать об идее, возникшей сто лет назад.

Белая кассета

…Я назвал бы этот способ цепной реакцией. Аналогия довольно точная, хотя Двойная Спираль больше похожа не на элементарную частицу, а на живое существо. Характерна уже сама форма, и те, кто посылал первый пра-пра-зонд, знали выгоды такой конструкции.

…Люди вышли к звездам, и здесь, на пути к дальним мирам, мы столкнулись с барьером, который не смогли преодолеть. В Галактике сотни миллиардов звезд, далеких и близких. Сколько же нужно лет, чтобы обследовать все системы, если мы не можем посылать ежегодно больше одной экспедиции? Даже очень высокому разуму такая задача не под силу. Но цивилизация, создавшая Двойную Спираль, решила задачу исследования всех звезд Галактики радикальным способом. Она создала всего один Корабль, но он был равнозначен миллиардам кораблей, потому что обладал способностью делиться, создавать себе подобные Двойные Спирали.

Единственный экземпляр размножающегося корабляавтомата отправился к ближайшей звезде. Он исследовал ее планетную систему, а затем внедрился в звездную хромосферу и синтезировал из ее вещества два своих аналога. Теперь три Двойные Спирали питались звездной энергией. Потом сработал механизм своеобразной наследственной памяти, и две новые Спирали ушли в полет. Энергию им передавал с помощью лазерных систем оставшийся в недрах звезды Корабль. Достигнув новых звезд, Двойные Спирали повторили всю стадию размножения, к вот уже четыре корабля готовы к старту.

Процесс развивается лавинообразно, подобно цепной реакции, и уже через тридцать семь ступеней деления количество Двойных Спиралей достигнет ста миллиардов! На исследование всей Галактики уйдет минимально возможный срок — восемьдесят тысяч лет. Столько времени нужно свету, чтобы достигнуть противоположного края Галактики и вернуться обратно.

Все накопленные сведения каждый Корабль при помощи геонов пересылает на родную планету. Информация польется все усиливающимся потоком, и цивилизация, по мере развития методов переработки информации, сможет

безболезненно усваивать огромные знания. И для этого нужен только один старт!

Преимущества такого способа исследования Галактики самоочевидны. Во-первых, зонды используют энергию и вещество звезд, так что цивилизация, пославшая в полет одну Двойную Спираль, сохраняет свой энергетический баланс. Во-вторых, способ этот очень демократичен: знания станут доступны любой цивилизации, перехватившей геон или перезаписавшей его информацию. Наконец, зонды могут самосовершенствоваться! Где-то на десятой ступени деления, когда Кораблей будет уже несколько тысяч, конструкция новой Спирали окажется гораздо совершеннее конструкции ее далекого предка. Эволюция в галактических масштабах.

Наконец, все звезды Галактики будут исследованы. Тогда очередная Спираль отправится к другой Галактике, чтобы положить там начало тому же процессу.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru