Пользовательский поиск

Книга Особый район. Содержание - Глава 5 Бутылка в океане

Кол-во голосов: 0

Узоры на золотых воротах притягивали к себе взгляд и, похоже, оказывали гипнотическое влияние. Они неудержимо влекли Артема к себе, и он даже сделал два шага по направлению к ним. Но что-то удержало его, он встряхнулся и вернулся к обычному зрению. Наваждение сразу прошло.

— Вот и пришли! — старик снял с плеч и поставив на землю свой вещмешок. Голос его звучал спокойно, но по каким-то неуловимым признакам Бестужев догадался, что Страгон все-таки волнуется. «А кто бы не волновался, готовясь сделать шаг длиной во много тысяч лет?» — подумал Артем.

— С чего начнем? — спросил он, стараясь не выдать голосом охватившее его вдруг острое чувство жалости к этому смелому человеку, который и без того потерял всех, кого знал и любил, а теперь снова готовился к шагу в неизвестность.

— Что с тобой? — недоуменно спросил Страгон, заглянув ему в глаза. — О чем ты переживаешь? Не волнуйся, со мной все будет в порядке.

Артем почувствовал ласковое тепло внутри черепной коробки и догадался, что Страгон пытается успокоить его при помощи мысленного внушения.

— Не надо, — покачал он головой. — Со мной тоже все в порядке. А мои мысли пусть останутся со мной.

Мюллер и Валера удивленно посмотрели на них, не поняв последних слов Артема. Зато хорошо их понял Страгон, и внушение сразу прекратилось. Старик развязал горлышко рюкзака, откинул брезентовый клапан и достал моток капроновой бельевой веревки, на одном конце которой была привязана большая гайка. Никто не понимал странных приготовлений, но вопросов не задавали, полагая, что он знает, что делает. Страгон тем временем подошел к колышущейся стене, взял моток в левую руку, правой раскрутил в воздухе свободный конец с грузом на конце и с силой швырнул ее прямо в проход. Гайка беззвучно вошла в стену, слегка прогнув ее поверхность, и потянула за собой несколько метров веревки. Когда кольца перестали соскальзывать с мотка, старик осторожно потащил веревку на себя.

Веревка подалась неожиданно легко. Ее конец появился из стены гораздо раньше, чем они ожидали, но гайки на нем не оказалось. Когда Страгон взялся за него, несколько сантиметров веревки рассыпались в тонкий порошок. Следующие несколько сантиметров легко ломались, будто это был не гибкий и крепкий капрон, а сгоревшая спичка. Потом было с полметра более крепкой, но твердой, почти не гнущейся веревки, и лишь после этого пошел обычный бельевой шнур.

— Да-а! — протянул старик, разглядывая навязанные по всему шнуру узелки. — Семь метров. Так и должно было быть…

— Что это значит? — нетерпеливо спросил Мюллер.

— Как вы думаете, — будто не слыша его, спросил в свою очередь Страгон, — сколько лет должно пройти, чтобы капроновая веревка рассыпалась в прах от старости?

— Кто его знает… — пожал плечами Артем. — Наверное, очень много… А что, собственно, произошло?

— Для этой веревки время, отделяющее нас от мира за стеной, пронеслось, пока я тянул ее назад. Теперь я больше не сомневаюсь, что там, впереди — будущее. Ну что же, друзья, давайте прощаться! Я рад, что встретился с вами, рад, что человеческий род сумел сохранить себя до вашего времени. Откровенно говоря, у некоторых из нас были опасения, что ваш мир уже пуст. А теперь я очень надеюсь, что там, куда я сейчас попаду, уже наступило возрождение.

Он обнялся со всеми по очереди, а Артему шепнул на ухо:

— Береги себя! Ты теперь многое можешь!

Поднял и закинул за плечо рюкзак, повернулся и, не оглядываясь, пошел к проходу. Артем наблюдал за ним вторым зрением и видел, что Страгона окружает чистое ярко-синее свечение. Когда он подошел вплотную к блестящим на солнце золотым воротам, они засияли еще ярче. Старик сделал шаг вперед, поверхность ворот подалась перед ним, как жидкая ртуть, и сомкнулась за его спиной. Некоторое время на золотом фоне угадывались синие отблески, но вскоре пропали и они.

— Какой удивительный человек! — тихо сказал Бестужев. — Там, впереди, может быть оставшаяся без атмосферы планета, радиоактивная пустыня, ледяная страна без людей. Все, что угодно… Он это отлично понимал и все равно пошел. Чтобы помочь нам…

Артем посмотрел на спутников и увидел, что Мюллера, мокрого по пояс, колотит крупной дрожью. С вершины горы ощутимо тянул холодный ветерок, и было слышно, как у него стучат зубы.

— Э-э, дорогой! — сказал он. — Давай-ка быстро вниз, разжигать костер! Тебе надо срочно сушиться!

— С-сейчас, — не прекращая дрожать, ответил Мюллер. Глаза его горели странным лихорадочным блеском. — Од-дну мин-нуту, мне н-надо п-п-посмотреть! — и он быстрыми шагами пошел, почти побежал к проходу.

— Ты куда? — У Бестужева зародилось смутное подозрение, и он сделал шаг вслед за Мюллером. — Стой!

— Мне нечего здесь больше делать! — Мюллер почему-то перестал дрожать, и в голосе его слышалось ликование. — Ты меня не остановишь, я должен быть там!

Ему оставалось сделать всего несколько шагов, чтобы схватить Мюллера за рукав и удержать от безумного поступка, но тот прыгнул вперед и исчез за стеной. Артем едва успел остановиться, чтобы по инерции не влететь вслед за ним…

…Они уже спустились к водопаду, когда Бестужев обернулся — и замер на месте. За колышущимся маревом, которое, как зеркало, отражало лежащий перед ним пейзаж, появились люди. Он всмотрелся и узнал Страгона и Мюллера. Мелькнула мысль — неужели они встретили там кого-то и уже возвращаются? Но вслед за ними он рассмотрел Валеру и себя… Артем понял, что зеркало стало отражать людей, но с опозданием на час. Они смотрели, не отрываясь, до того самого момента, когда изображение Мюллера вошло в стену с той стороны, но так и не появилось с этой…

Глава 5

Бутылка в океане

— Идиот! — схватился за голову Незванов, когда, вернувшись в поселок, Артем с Валерой рассказали ему о бегстве Мюллера. — Что он натворил? Как мы теперь будем объяснять его исчезновение? Ну, ладно со стариком, тут мы все решили, а с ним-то как быть?

Исчезновение Страгона они заранее договорились объяснить тем, что он доступным только ему способом вернулся в свое время через проход на заставе. Теперь нужно было ломать голову, чтобы объяснить пропажу Мюллера.

— А что тут придумаешь? — задумался Валера. — Надо говорить, что он утонул в реке, а тело течением утащило на пороги.

— Больше, кажется, ничего и не придумаешь, — поддержал его Артем.

— Вы уверены, что никто не видел, как вы уезжали? — спросил Незванов.

— На сто процентов! — заверил его Валера. — Ни одна душа…

— А как вернулись?

— То же самое. Ночь ведь была.

— Значит, делаем так, — сказал директор. — Под утро, пока еще не рассветет, берете катер и гоните вниз по реке. Только так, чтобы вас никто не видел. Днем прячетесь, где хотите, а к вечеру возвращаетесь и заявляете, что отвезли старика на Иньяри и оставили там, а сами с Мюллером спустились ниже Тоболяха. Будто бы он предположил, что граница района передвинулась на километр… Граница оказалась на месте, а когда вы на нее налетели, Мюллер кувыркнулся в воду. Вытащить его вы не успели, и его утащило в пороги. Годится такая версия?

— Противно врать, — честно признался Бестужев. — Но что поделаешь?

— Думаешь, мне приятно? — обиделся Незванов. — Я ведь был прав, когда не захотел поднимать шум вокруг этого прохода! Вот, пожалуйста, один чокнутый уже не удержался, полез туда… Уверен, и другие найдутся, если узнают!

Артему все это совсем не нравилось. Хотя слова директора звучали убедительно, внутри все равно шевелился червячок сомнения. Приняв его предложение, придется городить одну ложь на другую, постоянно боясь, что правда вылезет наружу. Но он, как и Незванов, опасался непредсказуемых последствий открытия. Вполне возможно, что к найденному проходу начнется настоящее паломничество — тропу-то они прорубили, и дорога не отнимет теперь много времени. А первыми полезут туда вездесущие мальчишки. Попробуй, удержи их… Именно поэтому он вынужденно согласился с директором. Но неожиданно встал на дыбы Валера Седых.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru